Будет дерегуляция — будет рост

Сложная разрешительная система и высокая рента мешают развитию нефтегаза

В ходе совещания относительно выполнения Концепции развития газодобывающей отрасли Украины вице-премьер-министр Владимир Кистион призвал парламент поддержать три законопроекта, призванных улучшить ситуацию в нефтегазовой отрасли.

Нина ШЕРШОВА

Законопроект №3096-д от 25.05.17 г. "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины об упрощении некоторых аспектов нефтегазовой отрасли" облегчает разрешительные процедуры. Законопроекты №5459 от 25.11.16 г. "О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины с целью внедрения стимулирующей ставки рентной платы за пользование недрами для добычи природного газа из новых скважин" и №3027 от 3.09.15 г. "О внесении изменения в Налоговый кодекс Украины относительно установления ставок рентной платы за пользование недрами для добычи полезных ископаемых в условиях действия соглашения о разделе продукции", как это следует из их названий, предусматривают снижение рентной ставки до 12% для новых скважин (законопроект №5459) и до 2% для нефти и конденсата и 1.25% для природного газа в части соглашений о разделе продукции (законопроект №3027).

Почему данные меры необходимы, об этом говорили участники рынка на пресс-конференции "Упрощение разрешительной процедуры для газодобывающих компаний — шаг к энергонезависимости страны".

Замедление роста

Темпы роста газодобычи в Украине составляют лишь 3.5%, и этого явно недостаточно для выполнения Концепции развития газодобывающей отрасли до 2020 г., заявил исполнительный директор Ассоциации газодобывающих компаний Украины Роман Опимах. Концепция, принятая почти год назад, предусматривает избавление Украины от импортного груза и становление Украины как энергетически самодостаточной страны к 2020 г. Но нынешняя ситуация в отрасли ставит под угрозу достижение этих целей. Падение происходит из-за ряда негативных тенденций. В частности, несмотря на тенденцию увеличения добычи благодаря более эффективной работе "Укргаздобычи", у 60% газодобывающих предприятий на сегодняшний день добыча падает, и в этом году она ниже, чем в прошлом. Причем за последние три года количество таких компаний увеличилось почти вдвое — с 12 до 22. За этот период на рынке не появилось ни одного нового иностранного инвестора. Кроме того, за последний год шесть газодобывающих предприятий остановили свою деятельность, а за последние три года число добывающих компаний сократились втрое. В основном ушли с рынка небольшие игроки.

"У больших игроков динамика добычи тоже уменьшилась, они растут намного медленнее, чем 2-3 года назад. Если в 2013-2014 гг. мы видели в частном секторе 30%, то по результатам этого года мы увидим лишь 4-5%. Это большой минус, очень негативная тенденция. Но небольшие компании вообще не могут справиться с той ситуацией, которая сейчас есть", — сказал Р. Опимах.

В число компаний, замедливших свой рост, попала и "ДТЭК Нефтегаз". "Наша компания, к сожалению, не станет исключением из этого списка, — сказал генеральный директор компании Игорь Щуров. — В текущем году мы планируем остаться практически на уровне 2016 г. по причине снижения инвестиций в бурение скважин. Все помнят, что в 2015 г. ренту подняли. Мы вынуждены были оптимизировать свои инвестиции".

У компании есть задел благодаря росту в предыдущем периоде. В 2013 г. "ДТЭК Нефтегаз" добывала всего 500 млн куб м газа, а к 2016 г. добычу удалось увеличить до 1 630 млн куб м. "Благодаря инвестициям и системному подходу к своим месторождениям – а их у нас всего два — на протяжении трех лет мы инвестировали в технологию бурения, технологию добычи, в инфраструктурные проекты порядка миллиарда гривен ежегодно. Это позволило нам увеличить добычу в три раза", — сказал И. Щуров. От такого роста выиграла не только сама компания, но и государство, подчеркнул он. Если в 2013 г. компания заплатила налогов около 600 млн грн, то в прошлом году сумма налоговых отчислений уже превысила 6 млрд грн.

Бурение, начатое в 2013-2014 гг., "ДТЭК Нефтегаз" продолжил по инерции в 2015 г. Компания пробурила 13 скважин, которые и обеспечили рост объема добычи с 500 млн до 1 600 млн куб м газа. Но потом объемы бурения резко сократились. Сейчас компания бурит всего порядка двух скважин в год. Это дает возможность лишь поддерживать добычу на прежнем уровне, не допускать ее снижения. По словам И. Щурова, чтобы увеличить объем добычи и вернуть ту динамику роста, которая была в 2013-2015 гг., компании нужно бурить порядка 4-6 скважин.

При этом импорт газа развивается. Количество импортеров лишь в этом году увеличилось вдвое. На рынке появляется много новых компаний, их число уже превысило число добывающих предприятий. По словам Р. Опимаха, такой рост — нормальная тенденция. Газодобывающая отрасль должна, как минимум, повторить то, что происходит в секторе добычи газа, заявил он.

Все эти факты свидетельствуют о том, что сегодня частный сектор не заинтересован брать на себя длительные риски. Чтобы он вкладывал больше денег в бурение и разведку новых месторождений, это надо стимулировать.

Р. Опимах сообщил, что ситуация в отрасли и пути решения проблем обсуждались на недавнем совещании с участием премьер-министра Владимира Гройсмана. "Премьер заявил о полной поддержке этих двух инициатив — законопроекта №3096-д и фискальных инициатив по стимулированию нового бурения газовых скважин и введения стабилизационного 10-летнего условия для таких проектов", — сказал Р. Опимах.

Дерегуляция разрешительной системы

Зарегулированность и сложность разрешительных процедур является одним из основных препятствий роста. Необходимость пересмотра и упрощения таких процедур назрела и даже перезрела, отметил председатель правления ПАО "Укргаздобыча" Олег Прохоренко. Эта проблема поднималась, как одна из самых острых, на недавнем совещании с премьер-министром.

"Мы постоянно говорим о ней на всех круглых столах. Мы постоянно подчеркиваем, что Украина может добывать газ быстрее и больше, но, к сожалению, есть ряд регуляторных препятствий. То, что предлагает отрасль, предлагают эксперты, т.е. упрощение процедур, полностью вписывается в концепцию дерегуляции. Это, в частности, позволит поднять Украину в рейтинге эффективности и прозрачности управления ресурсами EITI". Он сравнил процесс прохождения разрешительных процедур в канадской провинции Альберта и Украине. Если в Альберте они три дня, то в Украине - минимум три года. Некоторые разрешения дублируют друг друга — землеотвод, заключение договора, получение разрешения на использование земли сельскохозяйственного назначения. Очень много проблем вызывает запрет на изменение назначения земли.

"У нас нет бизнеса, зато есть множество разрешительных процедур. Такое впечатление, что страна зарабатывает на том, чтобы выдавать разрешения", - сказал О. Прохоренко.

Из-за задержки с разрешениями только за этот год ПАО "Укргаздобыча" недополучило 131 млн куб м газа, что эквивалентно добыче двух скважин. "Мы не смогли начать бурение шести скважин, наше оборудование простаивает, и причина в том, что мы своевременно не получили разрешения. У нас есть оборудование, есть люди, мы готовы работать, готовы инвестировать, но из-за того, что не получаем разрешения, затягивается время", — сообщил глава компании. Из-за всего этого за 10 мес. 2017 г. простой оборудования компании превысил 20 тыс часов; за это время можно было бы пробурить шесть скважин, добыть 131 млн куб м газа. Из-за простоя компания недополучила 637 млн грн выручки, а бюджет - 185 млн грн рентных платежей. За тот объем газа, который страна недополучила от своей добычи и была вынуждена импортировать, пришлось заплатить около 1 млрд грн. "Эти потери – из-за того, что у нас такая система разрешений, одна из самых сложных в мире, возможно, самая сложная", — подчеркнул О. Прохоренко.

По его словам, разрешительная система в Украине построена так, что это стимулирует коррупцию.

"Не буду сейчас комментировать мотивацию людей, которые не дают разрешения. Мы все знаем, что разрешительная система выстраивалась, в том числе, для создания коррупционной системы, чтобы кому-то что-то "заносили" для того, чтобы это все быстрее происходило. Мы этого не делаем, это — принципиальная позиция. И из-за этого месяцами разрешения не выдаются. Это никак не мотивируется, они просто не выдаются. И мы вынуждены идти к премьер-министру, к вице-премьер министру и говорить об этих проблемах. Я считаю, что это нонсенс: в стране, которая страдает от необходимости импортировать газ, бюрократическая система работает на то, чтобы осложнить добычу стратегического топлива", — сказал О.Прохоренко.

Генеральный директор группы компаний Smart Energy Сергей Глазунов рассказал о законопроекте №3096-д. Одна из основных целей этого законопроекта – упростить процедуру пользования землей. Сейчас недропользователи не чувствуют себя комфортно в правовом поле с точки зрения отвода участков. Компания Smart Energy вынуждена заключать с собственниками земли два соглашения, и проблемы есть с каждым из них.

"Первое — т.н. соглашение о проведении разведочных работ по соответствующей 97-й статье Земельного кодекса. Проблема в том, что, во-первых, это соглашение только про разведку, во-вторых, оно не регистрируется у регистратора, поэтому проверяющие органы могут ставить под сомнение, что это соглашение вообще дает право на пользование. Второе — мы закрепляем право пользования землей с помощью сервитута. Но если посмотреть на сервитут, то там нет права, связанного с бурением скважин", — отметил С. Глазунов.

Законопроект №3096-д упрощает процедуру, внося изменения в Земельный кодекс, которые позволяют при переходе от опытно-промышленной эксплуатации к промышленной пользоваться земельным участком на основе соглашения о проведении разведочных работ.

Кроме того, этот законопроект вносит некоторые изменения в закон № 2665-III от 12.07.01 г. "О нефти и газе", которые должны обеспечить беспрепятственный доступ к скважине с помощью сервитута и, что важно, без изменения целевого назначения, поскольку сейчас существует мораторий на изменение целевого назначения. Большая часть земель, которых касается этот мораторий, находятся в Полтавской и Харьковской областях.

По словам С. Глазунова, законопроект также уменьшит риски разных злоупотреблений и недобросовестности в отношении собственника земли. "Законопроект предлагает давать собственнику спецразрешения, приоритет на выкуп земельного участка, если есть переход права собственности. В некоторых местах существует т.н. "бизнес", когда люди видят какой-то перспективный для добычи участок, разными путями получают право собственности и пытаются шантажировать собственника спецразрешения, предлагая выкупить его. Законопроект не позволяет сделать это невозможным. Процесс выкупа станет прозрачным", — сказал С. Глазунов.

Еще одно прогрессивное новшество – отмена горного отвода. Само понятие горного отвода появилось еще в 16 веке, и связано было с добычей полезных ископаемых открытым способом, т.е. в карьере. Эта идея минимизировала влияние разработки на то население, которое находится рядом. Такой подход абсолютно неприменим в разработке нефтегазовых месторождений, подчеркнул С. Глазунов. Горный отвод выдается после спецразрешения. Наиболее перспективные запасы очерчиваются, участок, на котором недропользователь может добывать полезные ископаемые, ограничивается, и тем самым уменьшаются права самого недропользователя. Возникают противоречия между спецразрешениями и тем, что недропользователь реально может делать. Это создает рычаги давления на недропользователя и уменьшает его реальные права на добычу.

Законопроект № 3096-д предлагает отменить горный отвод. "Эта концепция неприемлема в разработке нефтегазовых месторождений. Кроме того, горный отвод во многом дублирует спецразрешения. Отменяя горный отвод, мы упрощаем контроль но не снимаем ответственности с недропользователя", - подытожил С. Глазунов.

Снижение ренты

Повышение ренты в 2015 г. стало одной из причин замедления роста газодобычи.

"Постоянно на всех международных конференциях звучит один и тот же тезис: страны, которые хотят поощрять инвестиции в отрасль, вводят стимулирующее налогообложение. Будет низкая рента — можно будет о чем-то говорить инвесторам. А сейчас мы выходим к инвесторам и говорим: пожалуйста, заходите в Украину. Они спрашивают: а какая у вас рента? А мы говорим, что она самая высокая в Европе. Если Украина хочет иметь шанс — не говорю конкурировать, хотя бы иметь шанс — мы должны снизить ставку, чтобы привлекать инвесторов", — сказал О. Прохоренко.

В Украине есть такие залежи (плотные песчаники), разработка которых требует специальных технологий, более мощного ГРП, специального бурения, которое при существующей ренте просто нецелесообразно. "Когда рента 29% (для скважин до 5 тыс м) и 14% (свыше 5 тыс м) мы просто не можем добывать этот газ экономически целесообразным способом. В то же время Украина покупает газ у тех стран, которые снизили ренту и позволяют добывать такой сложный газ. А мы такие бедные, потому что у нас самая высокая ставка ренты. Надо браться за ум, надо снижать ставку ренты для своих компаний, чтобы сюда инвестировались деньги, здесь создавались рабочие места, чтобы газ добывался здесь, а не отдавать деньги за импортный газ", — заявил О. Прохоренко.

И. Щуров также считает, что снижение ренты — необходимое условие развития отрасли. "Возобновление роста в компании "ДТЭК Нефтегаз" несомненно будет при снижении ренты на бурение новых скважин. В этом случае мы сможем в течение ближайших пяти лет пробурить не менее десяти скважин. От этих десяти скважин за пять лет мы получим порядка двух миллиардов кубометров накопленной добычи газа. Только от этих двух миллиардов кубометров рентные платежи и налоговые отчисления составят порядка $100 млн, причем снижаться впоследствии они не будут. И налог на прибыль как раз компенсирует и даже будет больше, чем те 2% ренты, которые мы получим в результате упрощения фискального режима", — сказал И. Щуров.

С. Глазунов сообщил, что повышение ренты очень сильно изменило профиль инвестиционных проектов его компании. Объемы бурения пришлось уменьшить, поскольку компания была вынуждена сконцентрироваться на тех проектах, которые дадут результат с очень высокой вероятностью. "Мы не можем рисковать, не можем себе позволить инвестировать в те проекты, где вероятность успеха ниже определенного уровня. Поэтому мы как компания сейчас смотрим на проекты капитальных ремонтов, интенсификации скважин, а на новое бурение — только на запасах очень высоких категорий, 1P — доказанных запасах. Но эти возможности ограничены. Чтобы компания развивалась, она рано или поздно должна искать новые залежи. А это невозможно без улучшения инвестиционной привлекательности этого сектора", — сказал он.

Р. Опимах выразил надежду, что соответствующие законопроекты будут приняты. "Мы рассчитываем, что правительство при поддержке депутатов внесет изменения в правительственный законопроект изменений в Налоговый кодекс, который относится к бюджетному пакету. Мы рассчитываем, что эти изменения в законодательстве, как минимум, предусмотрят стимулирование нового бурения, новых скважин по самой большой ставке 12%. Это позволит сохранить поступления в госбюджет и стимулировать инвестиции", — сказал он. За последние три года ставки ренты изменялись пять раз, что делает невозможным понимание инвесторами ситуации на рынке и нормальное планирование ими своей деятельности, ведь отрасль требует капиталоемких вложений и долгосрочного планирования.

Все вакансии в Украине ►
Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2017. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt