Положительные тенденции

МЭА снизило прогнозные цены на углеводороды

Международное энергетическое агентство опубликовало ежегодный Прогноз мировой энергетики World Energy Outlook-2017. В каждом последующем прогнозе большая часть цифр пересматривается с учетом появившихся за год тенденций. Нынешний не стал исключением, хотя большинство изменений не явились новостью, а все тренды, отражаемые ими, уже известны и о них достаточно сказано, в том числе и в материалах нашего издания.

Нина ШЕРШОВА

Рост возобновляемой энергетики пересмотрен в сторону ускорения. Если год назад МЭА считало, что к 2040 г. ее доля в общем производстве электроэнергии достигнет 37%, то в этом году прогнозирует уже 40% (в рамках основного сценария). Чуть-чуть "ускорен" рост энергетики Индии (о которой уже неоднократно писали, как о новом лидере роста) — если в 2014 г. считалось, что к 2040 г. ее доля в общемировой энергетике вырастет до 10%, то сейчас — до 11%.

Нефть

На фоне недавнего роста цен на нефть обращает на себя внимание то, что МЭА снизило ее прогнозные цены. Агентство считает, что к 2025 г. нефть будет стоить $83 за бар, что на $18 ниже, чем прогнозировалось год назад, а к 2040 г. она подорожает до $111 за бар, что на $11 ниже, чем прогнозировалось год назад.

МЭА приводит три причины "дешевизны" нефти. Во-первых, технически извлекаемые запасы сланцевой нефти и газа в США оказались больше, чем считалось в прошлом году – 105 млрд бар нефти против 80 млрд бар. Правда, в МЭА признают, что в "этой оценке сохраняется значительная неопределенность", и сценарии низких цен на нефть опираются даже на цифру в 210 млрд бар.

Во-вторых, снижен прогноз затрат на различные проекты по добыче, что означает, что на рынок можно предложить больше нефти по более низким ценам, чем считалось ранее. Затраты на добычу сланцевой нефти и газа в Северной Америке существенно снижаются благодаря новым технологиям и повышению эффективности, а также "рационализации" владения акциями посредством слияний и поглощений. Если в 2014 г. уровень безубыточности некоторых проектов за их жизненный цикл достигал $70-80 за бар, то сейчас он снизился до $30-50 за бар. Это снижение может оказаться временным при колебании цен, росте инвестиционных рисков и сжимании рынков. Но в МЭА утверждают, что частично оно имеет структурный характер, т.е. не зависит от конъюнктуры, и вызвано, в частности, повышением эффективности стандартизации процессов и разработки проектов.

В-третьих, увеличена доля инвестиций с коротким циклом, что позволяет производству быстрее реагировать на изменения спроса, и тоже снижает цену.

В ближайшем будущем цены на нефть также не порадуют производителей. Одновременно с World Energy Outlook-2017 МЭА опубликовало также ежемесячный краткосрочный прогноз рынка нефти, а накануне был опубликован аналогичный прогноз ОПЕК. Если ОПЕК пересмотрела свой предшествующий прогноз в сторону повышения спроса, то МЭА снизило прогнозируемый рост на 100 тыс бар в сутки, и сейчас ожидает, что в 2017 г. спрос будет расти на 1.5 млн бар в сутки до 97.7 млн бар в сутки и на 1.3 млн бар в сутки до 98.9 млн бар в сутки в 2018 г. В агентстве считают, что нынешнее повышение цен на нефть имеет краткосрочный характер из-за избытка предложения в IV кв. 2017 г. и первой половине 2018 г.

Основным драйвером роста предложения нефти и газа в МЭА считают США. До 2025 г. добыча американской нефти будет расти быстрее, чем в любой из добывающих стран за всю историю рынка нефти, что превратит США в "непререкаемого" лидера. На США в ближайшие годы придется до 80% роста добычи.

В World Energy Outlook-2017 прогнозируется, что общемировой спрос на нефть будет расти по крайней мере до 2040 г. При этом вначале будут сохраняться темпы роста, сравнимые с нынешними, а после 2025 г. рост существенно замедлится из-за повышения эффективности двигателей автомобилей и распространения электромобилей. По мнению исполнительного директора МЭА Фатиха Бироля, хотя проникновение электромобилей на рынок частных авто замедлит рост спроса на нефть, его будет поддерживать сохранение на высоком уровне до 2040 года спроса на нефтепродукты для грузовых автомобилей, кораблей, самолетов, а также спрос со стороны нефтехимической отрасли.

В прогнозе МЭА отмечено, что цены в энергетике вообще подвержены плохо прогнозируемым изменениям, а в случае с нефтью - риск самый большой. Как и в предыдущих прогнозах, МЭА дает несколько сценариев развития энергорынков – сценарий сохранения существующих энергетических стратегий, сценарий новых стратегий (предполагающий реализацию "заявленных намерений") и сценарий устойчивого развития. Последний появился лишь в World Energy Outlook-2017 и предполагает "комплексный подход к достижению согласованных на международном уровне целей по предотвращению изменения климата, качеству воздуха и всеобщему доступу к современному энергоснабжению".

Прогноз цен на ископаемые топлива в разных регионах мира в 2016 г., эквивалент доллара


Предыдущие годы Сценарий новых стратегий Сценарий существующих стратегий Сценарий устойчивого развития
  2000 2010 2016 2025 2030 2035 2040 2025 2040 2025 2040
Нефть IEA ($/бар) 38 86 41 83 94 103 111 97 136 72 64
Газ ($/MBtu)                      
США 5.9 4.8 2.5 3.7 4.4 5.0 5.6 4.3 6.5 3.4 3.9
ЕС 3.8 8.2 4.9 7.9 8.6 9.1 9.6 8.2 10.5 7.0 7.9
Китай 3.5 7.4 5.8 9.4 9.7 10.0 10.2 10.4 11.1 8.2 8.5
Япония 6.4 12.1 7.0 10.3 10.5 10.6 10.6 10.8 11.5 8.6 9.0
Уголь ($/т)                      
США 37 63 49 61 61 62 62 62 67 56 55
ЕС 46 101 63 77 80 81 82 81 95 67 64
Япония 44 118 72 82 85 86 87 86 101 71 68
Китай (без Гонконга) 34 127 80 87 89 90 91 90 101 78 77

Источник: World Energy Outlook-2017

ПРИМЕЧАНИЕ

MBtu - миллион британских тепловых единиц. Цена на нефть МЭА - это средневзвешенная цена импорта среди стран-членов МЭА. Цены на природный газ представляют собой взвешенные средние значения, выраженные на основе брутто-теплотворной способности. Цена на газ США отражает оптовую цену, преобладающую на внутреннем рынке. Цены на газ ЕС и Китая отражают баланс импорта трубопроводов и СПГ, в то время как цена на газ Японии - это только импорт СПГ; цены на СПГ используются на таможенной границе до регазификации. Цены на уголь составляют взвешенные средние значения, скорректированные до 6 000 килокалорий на килограмм. Цена на уголь в США отражает цены на выходе из шахты, а также на транспортные расходы и расходы на обработку. Цена на уголь в Китае (без Гонконга) отражает баланс импорта и внутренних продаж, тогда как цены на уголь для ЕС и Японии даны исключительно для импорта.

Газ и уголь

Также пересмотрены в сторону снижения цены на газ. В отличие от нефти, цены на газ в разных регионах значительно отличаются, но в МЭА считают, что все они будут ниже, чем прогнозировалось год назад, и тут основной причиной снижения будет рост добычи в США, а увеличение доли СПГ будет способствовать сглаживанию разницы цен по регионам. Запасы сланцевого газа в США также пересмотрены в сторону увеличения, и, как и в случае с нефтью, это означает, что в США газа будет больше, он будет дешевле, и на экспорт его будет поставляться больше. Цена газа постепенно отвязывается от нефтяных котировок, но в одних регионах это происходит быстрее, чем в других. В Северо-Западной Европе все большее значение получают цены СПГ на хабах, тогда как в Азии газ все еще привязан к нефти. МЭА видит в будущем более "интегрированный" мировой рынок газа, подразумевая большую роль СПГ и сокращение доли трубопроводного газа.

При этом в МЭА признают, что сейчас экспортные возможности для американского газа ограничены общемировым перенасыщением предложения, но считают, что в 2020-х годах европейский рынок "найдет новое равновесие", и цены установятся на уровне порядка 4 долларов за MBtu выше, чем на Henry Hub. Таким образом, в настоящее время американский СПГ в Европе проигрывает газопроводам, но в МЭА ожидают, что в следующем десятилетии случится что-то такое, что сдвинет баланс в пользу СПГ.

Цены на уголь, как и на газ, сильно различаются в разных регионах, что отражает различие в качестве угля, расходах на транспортировку и разного рода ограничениях инфраструктуры. Почти во всех основных угледобывающих странах цена на уголь определяется рыночными механизмами. Цены в Индии и Южной Африке определяются государственными угледобывающими компаниями. В Индии они регулируемые (как в Украине), в Южной Африке устанавливаются по долгосрочным контрактам на основе принципа "затраты плюс". В обеих этих странах "рыночный элемент постепенно вводится" спотовой торговлей, и в МЭА считают, что это движет местные рынки к конкурентной модели в долгосрочной перспективе.

Уголь в Китае

Мы уже писали о не очень успешном регулировании угольной отрасли в Китае. В МЭА приветствуют эти попытки китайского правительства и надеются, что цены на уголь в этой стране и дальше будут объектом государственного вмешательства, что позволит "гибко корректировать" китайскую добычу и "тонко регулировать" движение цены, сохраняя ее в диапазоне $80-90 за т. Этот диапазон служит МЭА "важным руководством" при прогнозировании мировых цен на ближайшее десятилетие. К 2025 г. цена угля в материковом Китае должна подняться до $87 за т, а в Европе и Японии, соответственно, до $77 и $82 за т. К 2040 г. МЭА прогнозирует повышение цены угля в Китае до $90 за т, а в Европе и Японии, соответственно, до $82 и $87 за т. Пока что китайское государство не очень гибко и тонко регулирует свою угольную отрасль, и, если все будет продолжаться так, как это было в последние полтора-два года, то цены на уголь, скорее всего, будут выше.

Китаю вообще уделяется много внимания, он находится "в фокусе" нынешнего прогноза. МЭА исследует, как тот или иной выбор в развитии энергетики в этой стране отразится на мировой энергетике. За месяц до публикации World Energy Outlook-2017 МЭА опубликовало Southeast Asia Energy Outlook 2017. Юго-Восточная Азия – регион китайских интересов, причем не только экономических, влияние Китая тут продолжает расти. Эта часть Азии также является ключевым регионом противостояния Китая и США, который США пытаются взять под контроль со времен Второй мировой войны, а Китай – в последние годы.

В прогнозах МЭА, конечно, геополитические аспекты не затрагиваются, зато достаточно много сказано о тесных экономических связях обоих регионов. Юго-Восточная Азия, вероятно, также превратится в одного из драйверов роста рынка угля, на который придется до 40% роста потребления энергии в этом регионе до 2040 г. К этому времени экономика его вырастет примерно до уровня нынешнего Китая. То есть на востоке Азии вместо одного Китая скоро будет, как минимум, два, и оба будут потреблять огромное количество угля.

В сообщениях западных СМИ, конечно, упор делается на то, что энергетика Китая "зеленеет", о чем мы тоже неоднократно писали. В World Energy Outlook-2017 утверждается, что Китай "входит в новую фазу развития", глава страны призывает "бороться против загрязнения" и пр. Но размер страны – это проблема, с которой не так просто справиться. Рост потребления энергии в стране составлял в среднем 8% в год с 2000 по 2012 гг., а с 2012 г. его удалось замедлить до менее 2% в год. Сценарий новых стратегий МЭА предусматривает, что до 2040 г. он еще более замедлится – до 1% в год. Это должно произойти, в основном, благодаря новой регуляторной политике в области энергоэффективности, считают в МЭА. Без этого к 2040 г. конечное потребление энергии вырастет на 40%, т.е. в Азии будет уже не два, а два с половиной Китая. Конечно, с этим надо что-то делать, поэтому китайцев убеждают "позеленеть". От того, насколько это удастся, во многом будет зависеть будущее мировой энергетики.

Все вакансии в Украине ►
Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2018. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt