Спорный триумф

Все, что не убивает украинский рынок газа, развивает его

Зимние, особенно новогодние, газовые скандалы уже стали привычными для украинцев. Однако в этом году беспрецедентный газовый конфликт пришелся на начало весны.

Дмитрий МОСИЕНКО, главный редактор журнала OILMARKET, специально для журнала "ЭнергоБизнес"

Северный ветер — в украинские паруса

Конец зимы и начало весны в 2018 г. выдались в Украине необычайно морозными и снежными . И это после довольно теплой зимы. Многие уже с облегчением вздыхали, "какая теплая зима выдалась". И лишь наученные опытом минувших лет метеорологи и газовщики напряженно ждали развязки, понимая одну простую истину — несмотря на все "глобальные потепления", средняя температура каждого сезона в каждом регионе на планете, да и на Земле в целом — вещь весьма стабильная, и если где-то "пригрело", то где-то обязательно "подморозит".

28 февраля 2018 г. стало не только началом огромных снегопадов и волны заморозков в Украине , но также принесло в Киев из Стокгольмского арбитражного суда весьма радостную для украинского холдинга НАК "Нафтогаз Украина" весть о решении в пользу компании в многомиллиардном споре с российским газовым гигантом "Газпромом".

Хотя минувшей осенью Стокгольмский арбитраж постановил "Нафтогазу Украины" выплатить в пользу "Газпрома" компенсацию в $2 млрд за поставленный газ, однако "Нафтогаз" оспаривал правомерность этого решения. При этом украинская сторона ссылалась на невыполнение "Газпромом" контракта 2009 г. по объемам транзита через украинскую территорию (россиянам гораздо выгодней качать крупные объемы в Германию через подводный газопровод по дну Балтийского моря "Северный поток").

Именно 28 февраля этот вопрос наконец разрешился, и Стокгольмский суд постановил наказать "Газпром" за низкий объем транзита оглушительной суммой в $4.6 млрд. При этом в Стокгольмском арбитраже вполне предсказуемо оправдали снижение закупок природного газа украинской стороной "плохим состоянием украинской экономики". За вычетом украинского долга за поставленный ранее "Газпромом" газ вышло, что российская компания должна "Нафтогазу" $2.56 млрд.

Сюрприз 1 марта

В "Нафтогазе" ожидали и восприняли позитивное решение Стокгольмского суда с понятным энтузиазмом. Как отметил главный коммерческий директор "Нафтогаза" Юрий Витренко, в компании также готовились реализовать еще одно решение Стокгольмского арбитражного суда — возобновить, после трехлетнего перерыва, прямые закупки природного газа у "Газпрома" на уровне не менее 6 млрд куб м в год. Это, по словам Ю.Витренко, должно было потеснить ряд западных трейдеров по ценовым причинам, а отнюдь не по безразмерному объему украинского рынка природного газа, однако, в любом случае, с украинской стороны было намерение выполнять все решения Стокгольмского арбитража.

Однако сюрприз преподнес "Газпром", заявив, что несмотря на предоплату за поставки природного газа в марте 2018 г., которую внес "Нафтогаз Украины", российская компания пока воздержится от поставок природного газа "из-за отсутствия дополнительного соглашения по транзиту".

Поскольку о своем решении российская сторона объявила после решения Стокгольмского арбитража 28 февраля, т.е. за несколько часов до начала марта, украинской стороне пришлось в авральном порядке искать замену объемам, которые ожидались с российской стороны. Хотя в этот период прозвучало немало политически окрашенных заявлений с украинской стороны и призывов к участникам проекта "еще раз хорошенько" подумать, прежде чем заключать соглашение о "Северном потоке-2" с такими партнерами, как "Газпром". И в "Нафтогазе", и в "Газпроме" не особо были шокированы как итогами Стокгольмского арбитража, так и задержкой с поставками российского газа с марта. Равно, как и на решение о строительстве "Северного потока -2" уже вряд ли что-то повлияет.

Как уже стало традицией за последние четыре года, свои объемы (вполне возможно российского газа, хотя, возможно, и катарского СПГ) предложила польская компания PGNIG — владелец оператора СПГ терминала в Свиноуйсьце — Polska LNG.

Европейские горизонты украинского газового рынка

Активность и готовность польской нефтегазовой компании поставлять природный газ "Нафтогазу" в щекотливой ситуации, в которой украинский холдинг оказался за несколько часов до весны, вполне понятна и объяснима. Вхождение в украинский рынок природного газа (как, впрочем, и нефтепродуктов, но больше газа, поскольку голубое топливо – приоритетный для ЕС вид углеводородных топлив на сегодня, в то время как нефтепродукты рассматриваются лишь как временный компромисс), приобретение активов и расширение клиентской сети на нем являются приоритетом для польской стороны.

Хотя потребление природного газа в Украине, по данным компании ExPro, в 2017 г. уменьшилось на 30% по сравнению с 2014 г. - до 32 млрд куб м в год, а собственная добыча за тот же период выросла с 20 до 21 млрд куб м, украинский рынок природного газа остается весьма привлекательным, и, особенно, в свете тех горизонтов развития, которые на нем открываются.

Хотя еще в 2013 г. рынок природного газа Украины был одним из крупнейших в Европе, однако рынком он мог быть назван весьма условно, поскольку монополистом на этом рынке выступал "Нафтогаз Украины", который добывал львиную долю природного газа внутренней добычи, а также импортировал единолично объемы "Газпрома", которые позволяли компенсировать дисбаланс внутреннего спроса и падающей (на тот момент) внутренней добычи.

За несколько лет, когда природный газ, компенсирующий нехватку внутренней добычи, поставлялся по реверсу из газопроводов, соединяющих украинскую систему газопроводов с газопроводами стран ЕС, украинские потребители хотя и переплачивали по некоторым тарифам по сравнению с ценой восточно-европейских газовых хабов и, тем более, по сравнению с ценой "Газпрома", однако сам газовый рынок получил небывалый приток ликвидности.

Наличие практически любого по объему предложения, финансовых инструментов, а также прозрачность такой торговли позволили создать на украинском рынке ряд важных условий, необходимых для цивилизованного и сбалансированного ее развития. Реверсный газ, по словам главы консалтинговой компании ExPro Геннадия Кобаля, позволил наполнить реальный и прозрачный рынок ликвидными объемами. В первую очередь, это послужило созданию объективных ценовых котировок, в частности, Украинской Энергетической Биржи.

За период с 2014 г. по 2017 г. объемы импорта существенно упали (с 53% в 2014 г. до 35% в 2017 г.), при этом и объем газового рынка, как мы указывали, сократился. При этом сам рынок и динамика его ликвидности получили дополнительное развитие.

На украинском рынке на сегодня основным потребителем природного газа, в силу высокоразвитой в советское время системы газификации, остается население — более 16 млрд куб м в год. Резко сократившееся в ходе деиндустриализации 2014-2017 гг. потребление природного газа промышленностью составляет на конец 2017 г. 9.1 млрд куб м в год.

Дисбаланс и кражи природного газа по-прежнему велики и составляют более 1.1 млрд куб м в год.

Несмотря на все это, динамичный рост украинского агросектора и доступ к украинским потребителям, который открыло новое законодательство для иностранных операторов, создают весьма заманчивые перспективы для целого ряда операторов поставок природного газа, в первую очередь из Восточной Европы, с финансированием первоклассных европейских банков.

Конкурировать с такими операторами, как, например, активная польская компания AOT Energy Poland со штаб- квартирой в швейцарском Цуге, будет непросто и "Нафтогазу Украины", поскольку эффективное финансирование играет все более существенную роль на украинском рынке природного газа и нефтепродуктов.

Прямой выход на все более увеличивающих свою покупательную способность аграрных клиентов, комфортные европейские условия финансирования с поставками природного газа для индустриальных потребителей могут увеличить число украинских клиентов европейских газовых операторов, работающих на украинском рынке.

Отметим, что импорт природного газа из ЕС достиг рекордных объемов в 2015 г. — 15.4 млрд куб м ($4.4 млрд), а в 2017 г. составил 14.1 млрд куб м ($3.2 млрд).

Обязательные закупки природного газа "Нафтогазом"уГазпрома" его 6 млрд куб м вносят новую интригу в развитие украинского рынка, и, как отметил Ю. Витренко, могут потеснить некоторых европейских трейдеров (украинский рынок не резиновый). Однако украинский газовый рынок уже не раз доказывал, до какой степени он напоминает игру в покер, и не факт, что потерпевшими обязательно окажутся европейские трейдеры.

По словам Ю. Витренко, цены на поставки природного газа "Газпромом" будут приниматься в соответствии с котировками европейских газовых хабов, несмотря на то, что "Нафтогаз" настаивал, чтобы они были по формуле "хаб – транспортное плечо", поскольку заходить этот газ будет в украинскую систему с востока. Однако, в конечном счете, эта транспортная разница не сыграет принципиальной ценовой роли - покупатели на украинском газовом рынке все чаще ожидают от своих поставщиков европейского уровня сервиса, так же, как надежные европейские поставщики всегда уверены в добросовестной оплате своих поставок.

За трудные четыре года украинский рынок прошел небывало динамичный период в своем развитии, и практически все участники рынка убеждены, что это лишь начало, которое послужит развитию как самого рынка, так и более интенсивному развитию украинской газодобычи!

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2018. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt