"Финансовый ландшафт"

IRENA ожидает роста инвестиций в ВИЭ

Международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA) и Инициатива по климатической политике (CPI) подготовили обзор финансовых потоков в сфере возобновляемых источников энергии во всем мире в 2013-2016 гг., с разбивкой по технологиям, финансовым инструментам и регионам.

Владимир МИХАЙЛОВ

Собранные данные свидетельствуют, что мощности возобновляемой энергетики росли рекордными темпами, даже когда инвестиции снизились в долларовом выражении в 2016-2017 гг. Тем не менее, за весь рассматриваемый период они все же росли быстрее, чем инвестиции в обычные источники энергии. В исследовании также отмечено, что объем инвестиций очень чувствителен к изменениям политики.

Инвестиции в оффшорную ветроэнергетику росли на протяжении 2013-2016 гг., за которые они увеличились в четыре раза. IRENA считает, что инвестиции продолжат рост и в будущем.

Возобновляемая энергетика, в основном, получает частные инвестиции, на которые в 2016 г. пришлось более 90%. При этом наиболее важными финансовыми инструментами являются обычные долговые обязательства и обычные акции.

Но государственные финансы все же могут играть ключевую роль в стимулировании ВИЭ, покрывая проектные риски раннего этапа и помогая развиваться новым рынкам до состояния зрелости. При этом государственные расходы на реализацию политических вопросов намного превышают государственные инвестиции.

Около 2/5 частных инвестиций приходится на разработчиков проектов. На институциональных инвесторов — пенсионные фонды, страховые компании, государственные фонды благосостояния и другие — приходится менее 5% новых инвестиций.

Частные инвесторы в подавляющем большинстве вкладывают деньги в проекты в своей стране (93% от частного портфеля в 2013-2015 гг.), тогда как в государственных инвестициях доля международного финансирования более значима.

Причины падения объемов инвестиций

Хотя рост установленной мощности возобновляемых источников энергии продолжался весь рассматриваемый период, в 2016 г. объемы инвестиций сократились. Это объясняется как снижением удельных расходов на установку, так и политикой в отношении ВИЭ, с которой были связаны многие решения об инвестициях.

За 2016 г. инвестиции в СЭС и наземные ВЭС (на которые приходится основная часть новых инвестиций в ВИЭ) сократились почти на 20%. Чуть более половины этого снижения (около $30 млрд) было обусловлено снижением стоимости технологии, чуть меньше половины ($28 млрд) было вызвано уменьшением объема вводимых мощностей.

Основной причиной падения инвестиций в мировом масштабе стало завершение ряда проектов в Китае, которые должны были быть введены в эксплуатацию до запланированного снижения тарифов. По этой же причине – изменение тарифов и других субсидий – значительно (на 60%) сократились инвестиции в СЭС в Японии в 2015-2016 гг. В Великобритании инвестиции в СЭС упали с $4.5 млрд в 2015 г. до $1.8 млрд в 2016 г., главным образом также в результате сокращения тарифов и других субсидий. Инвестиции в наземные ВЭС значительно сократились в Великобритании и Германии из-за изменений в политике поддержки.

Инвестиции в отдельные технологии

В период с 2013 г. по 2016 г. большая часть инвестиций в ВИЭ пришлась на ветровую и солнечную энергетику, причем совокупная доля этих сегментов выросла с 82% от общего объема финансирования ВИЭ в 2013 г. до 93% в 2016 г. В солнечной энергетике 9/10 средств инвестируется в фотовольтаику, а на гелиоконцентраторы и коллекторы тепла приходится порядка 10% инвестиций. В IRENA считают, что в будущем инвестиции в гелиоконцентраторы могут вырасти, поскольку их строительство удешевляется, а сами системы могут использоваться для хранения энергии.

В сегменте ветровой энергетики основная доля инвестиций приходится на наземные ВЭС. При этом инвестиции в оффшорные ВЭС быстро растут — с 2013г. по 2016 г. они увеличились почти в четыре раза, с $7 до $29 млрд. Доля оффшорных ВЭС в общем объеме инвестиций в ветроэнергетику за этот же период увеличилась с 10% до 25%.

Если исключить ветровую и солнечную энергетику, то большая часть оставшегося объема инвестиций приходится на гидро- и биоэнергетику. Но общий объем инвестиций в эти сферы сокращается. С 2013 г. по 2016 г. он упал с $44 млрд до $27 млрд.

Инвестиции в гидроэнергетику резко снизились с $14 млрд в 2013 г. до $3.1 млрд в 2016 г. Это нельзя рассматривать как глобальную тенденцию. Инвестиции в большую гидроэнергетику имеют ту особенность, что одна крупная ГЭС может обойтись в миллиарды долларов. В 2013-2014 гг. значительные средства вкладывались в крупные бразильские гидроэнергетические проекты, после их завершения общий объем инвестиций сократился. В IRENA отмечают, что даже небольшое количество крупных гидропроектов в 2018 г. может означать возобновление роста инвестиций.

Инвестиции в солнечные тепловые проекты в период 2013-2016 гг. оставались на относительно стабильном уровне между $16 и $20 млрд.

Инвестиции в проекты на основе энергии биомассы достигли максимума —$9 млрд в 2014 г., что немного выше уровня в 2013 г., а в 2015 г. сократились до $7 млрд. В 2016 г. сокращение продолжалось — объем инвестиций в этот сегмент упал до $5 млрд.

Инвестиции в геотермальную энергетику в течение 2013-2016 гг. сохранялись на уровне $2 млрд в год. Инвестиции в биотопливо за этот период сократились. Если за весь период они составляли в среднем около $1.7 млрд в год, то в 2016 г. — лишь $250 млн.

Инвестиции в океанскую и морскую энергию составляли менее $75 млн в год, в основном, в форме вложений в небольшие приливные станции. В настоящее время развивается также ряд более масштабных проектов приливных станций.

Прогноз

IRENA ожидает, что "финансовый ландшафт" в энергетике резко изменится в ближайшие несколько лет. Поскольку затраты в секторе ВИЭ продолжают снижаться, возобновляемая энергетика будет все больше и больше обгонять "традиционную". Как только будет достигнут переломный момент, что, возможно, произойдет уже в 2020 г., и спрос на другие источники энергии начнет снижаться, финансовые рынки будут очень быстро реагировать на переоценку энергетических активов. Это станет основой для фундаментального сдвига в сторону финансирования возобновляемых источников энергии.

Государственная политика и государственные финансы могут помочь ускорить этот переход и уменьшить негативные эффекты, которые он может оказать на финансовые рынки.

Изначально усилия по внедрению возобновляемых источников энергии были обусловлены изменением климата и другими экологическими мотивами. Поскольку страны стремятся выполнить обязательства, взятые на себя в соответствии с Парижским соглашением, они ставят все более амбициозные цели в сфере возобновляемых источников энергии, а необходимость развивать солнечные, ветровые, биоэнергетические и другие технологии для достижения международных целей в области климата требует беспрецедентной мобилизации финансовых вложений в этот сектор, отмечает IRENA. Повышение средней мировой температуры может быть ограничено значительно меньшим значением, нежели 2°C, если доля возобновляемых источников энергии в первичной энергии возрастает с порядка 15% в 2015 г. до примерно 65% в 2050 г., а в области энергоэффективности будет значительный прогресс, считают в IRENA. Такое преобразование сектора энергетики требует в общей сложности $25 трлн, которые будут инвестированы в возобновляемые источники энергии в период до 2050 г., что будет означать увеличение годового объема инвестиций приблизительно в три раза. Хотя в ряде других прогнозов подобные цели считаются малореалистичными, IRENA считает, что это вполне возможно, если, конечно, разработчики политик и государственные финансовые учреждения будут использовать соответствующий портфель подходов, финансовых инструментов и рычагов.

Рост инвестиций должен привести к сокращению расходов. В предыдущие годы основная часть инвестиций в возобновляемую энергетику приходилась на частный капитал. Скорее всего, так будет и в ближайшем будущем. Чтобы достичь такого масштаба инвестиций, при котором удельные расходы начали бы сокращаться, нужно привлечь в сектор возобновляемых источников энергии достаточно много институциональных инвесторов, которые уйдут из секторов, связанных с ископаемым топливом. При этом государственные финансы сохранят значение в качестве поддержки на ранних этапах развития проектов, стимулируя первоначальные инвестиции, особенно в развивающихся странах, в которых опыт успешного инвестирования в возобновляемые источники энергии пока невелик. В IRENA подчеркивают, что государственные финансовые учреждения разных стран должны сфокусироваться на том, чтобы привлечь частный капитал в сектор и убедить его активнее инвестировать в ВИЭ. Это может быть достигнуто путем расширения использования инструментов снижения риска и механизмов структурированного финансирования, которые могут помочь преодолеть некоторые риски и барьеры, с которыми сталкиваются частные инвесторы.

Сокращению расходов на ВИЭ будет также способствовать продолжающееся уменьшение стоимости солнечных и наземных ветровых станций. IRENA прогнозирует, что этот тренд продолжится и в 2018 г., и в дальнейшем . Обе эти технологии сохраняют ведущую роль в возобновляемой энергетике, и их значение может вырасти еще больше благодаря распространению технологий хранения энергии, которые сейчас активно совершенствуются.

В исследовании IRENA отмечено, что единственной технологией, инвестиции в которую росли весь период 2013-2016 гг., является оффшорная ветроэнергетика. Судя по всему, рост вложений в оффшорные ВЭС будет продолжаться и дальше, при том что и эти проекты будут удешевляться.

Еще одна технология, которая сохраняет потенциал быстрого роста — технология концентрированной солнечной энергии (CSP). Она позволяет хранить энергию, и поэтому на данном этапе может заменить технологии хранения энергии в аккумуляторах. Аккумуляторные технологии будут дешеветь, но если это будет происходит не очень быстро, это даст шанс технологии концентрированной солнечной энергии.

В целом развитие возобновляемой энергетики будет во многом зависеть от того, как этот сектор будет чувствовать себя в Китае, США, Индии и на других крупных рынках инвестиций в возобновляемые источники энергии. Значительный потенциал развития имеют также растущие рынки – Аргентина, Индонезия, Республика Корея и Вьетнам. В других развивающихся странах Африки, Азии и Латинской Америки будущие инвестиции в возобновляемые источники энергии могут быть обеспечены при условии роста финансового сектора этих стран.

Об Украине в исследовании ничего не говорится, однако приведены данные по региону "Центральная Азия и Восточная Европа", куда входит Украина. В 2015-2016 гг. инвестиции в этот регион составили $3.2 млрд. Это самая маленькая сумма по региону, она в 1.5 раза меньше, чем следующий по объему инвестиций регион – "Африка и Ближний Восток" (8.6 млрд). Большая часть инвестиций приходится на регионы "Восточная Азия и Тихий океан" – $106.9 млрд, "ОЭСР" (в данном случае – развитые страны за пределами Европы) – $81 млрд, и "Западная Европа" - $60.6 млрд. Разделение это достаточно условно. "Восточная Азия и Тихий океан" - это, в основном, Китай, а "ОЭСР" — США и, в меньшей степени, Япония. Эти страны, а также Западная Европа и определяют развитие возобновляемой энергетики.

"Ландшафт" финансирования ВИЭ в 2013-2016 гг., $ млрд

ИСТОЧНИК

Global Landscape of Renewable Energy Finance 2018, IRENA.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2018. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt