Атомные упрямцы

В Японии, Китае, России, Индии не спешат отказываться от "мирного атома". Сильны "атомные упрямцы" и в Европе.

Дмитрий МОСИЕНКО, главный редактор журнала OILMARKET, специально для журнала "ЭнергоБизнес"

Стабильный и условно чистый

"Зеленая" энергетика, прежде всего солнечные и ветрогенерирующие мощности, все быстрее набирают силу в мире, постепенно вытесняя углеводородные ТЭС. Увы, большим недостатком солнечных и ветровых станций является невозможность четко диспетчеризировать объемы поставок, ставя экономику целых регионов и стран в зависимость от колебаний погоды. И даже мощные энергохранилища, которые начали строить в США и Австралии компании типа Tesla легендарного Илона Маска, еще долго не смогут решить эту проблему. В Великобритании пока нередко стараются подкреплять работу "зеленых" генерирующих предприятий современными, мощными и эффективными газовыми турбинами.

Между тем, во многих регионах мира – России, Индии, Китае и, конечно, в Японии, огромная роль и значительная доля производства электроэнергии по-прежнему приходится на долю атомных станций. И хотя в отраслевой прессе нередко говорят о закате, особенно после аварии на Фукусиме, такого феномена, как "атомный ренессанс", у атомной энергетики впереди, похоже, несколько десятилетий весьма активной работы, когда на "крепкие плечи" этой отрасли ляжет очень большая нагрузка, и это характерно не только для России и Азии, но и для европейских стран.

Заглядывая в будущее, ближе к середине столетия, британцы отмечают, что несмотря на резкое снижение атомного производства в ряде регионов, атомная энергетика продолжит свой рост.

Снижение производства атомной электроэнергии в США и ЕС на период до 2040 г., по данным аналитического обзора и прогноза BP 2018 ENERGY OUTLOOK, ожидается на 10 и 11 ТВт в год соответственно. Это компенсируется динамичным развитием атомной энергетики в Китае, что, в конечном счете, обеспечит и глобальный рост производства атомной электроэнергии в среднем на 1.8% в год. Падение производства атомной электроэнергии в США и ЕС ожидается, прежде всего, за счет вывода из эксплуатации устаревших реакторов без ввода новых мощностей.

В течение довольно долгого периода времени Европа была колыбелью атомной энергетики, и этот вид энергии обеспечивал стабильное развитие экономики не только бывшего СССР, но и многих государств как в Восточной, так и Западной Европе. Первый в мире ток в потребительскую сеть с атомной станции был подан с Обнинской АЭС в бывшем СССР в 1954 г., а первые коммерческие киловатты в рыночную энергосистему – с британской станции Колдер Холл в 1956 г. Через год первая атомная станция появилась в США. В течение последующих 30 лет, до Чернобыльской аварии 26 апреля 1986 г., наступил настоящий расцвет атомной электроэнергетики во всем в мире.

В XXI веке были сделаны большие шаги для снижения зависимости от этого экологически "условно чистого", но потенциально весьма небезопасного, как мы все понимаем, вида электроэнергетики.

Самая мощная экономика Европы – Германия, вскоре после аварии в марте 2011 г. на атомной станции Фукусима в Японии, приняла 30 мая 2011 г. решение закрыть все АЭС к 2022 г. Естественно, это произошло не от хорошей немецкой жизни, а из соображений долгосрочной экологической и экономической безопасности. При этом Германия в значительной мере рассчитывает на гигантские, надежные и экономически эффективные поставки такого чистого топлива, как природный газ через газопровод "Северный поток", о котором у немецкого руководства были достигнуты стратегические долговременные соглашения с Россией, от которых канцлер Меркель не в силах была отказаться даже под мощнейшим давлением американской администрации весной этого года. Столь же неуклонной остается приверженность немцев планам по отказу от атомной энергетики.

В отличие от немецкого руководства, во многих странах не только Азии (Вьетнам и Индонезия еще только планируют вступить в атомный клуб, а Япония, возобновив в 2013 г. рост потребления атомной электроэнергии, строит четыре новых атомных энергоблока), но и в Европе также не утихают страсти вокруг развития новых атомных мощностей.

Оплот атомной свободы

Главным "атомным бунтарем" в Европе остается Франция. Сегодня во Франции 75% (77% или 437 ТВт в 2015 г.) электроэнергии производится на атомных станциях.

Франция ежегодно зарабатывает около EUR3 млрд, выгодно экспортируя, в силу дешевизны атомного производства, электроэнергию.

Брюссель оказывает на Францию немалое давление, призывая закрыть хотя бы пару реакторов, и эксперты утверждают, что к 2025 г. развитие альтернативной энергетики позволит французам сократить долю атомной электроэнергии до 50%, однако страна накопила такой колоссальный опыт безопасной работы атомных реакторов, что является одним из крупнейших мировых экспортеров услуг и компетенций в этой сфере. Следует отметить, что более 17% топлива для атомных станций во Франции – это вторичное ядерное топливо, снижающее объемы ядерных отходов, и это очень весомый показатель. Один из лидеров атомных энерготехнологий во Франции государственная Electricite de France (EDF) строит атомные станции во Франции, Великобритании и Китае.

Между тем, нешуточные страсти по поводу будущего развития атомной энергетики кипят в Восточной и Центральной Европе. Подобно Франции, в Чехии также не спешат сокращать долю производства атомной электроэнергии. В госстратегии образца 2011 г. на период до 2060 г. долю атомной электроэнергии предусматривалось довести до 60%, однако потом, под давлением Брюсселя, было принято решение сократить ее до 50% - вполне в духе французов, довести производство до 14 ГВт, а в случае динамичного развития электромобильного транспорта – до 19 ГВт, что предполагает строительство двух новых реакторов в Тимелине и Дукованы, в 50 км от границы с Австрией, которая солидарна с Германией и выступает против расширения атомных мощностей в Европе (тем более возле своих границ, какими бы прозрачными они не были).

Основным препятствием в строительстве новых реакторов все же остается не сопротивление австрийцев, а необходимость изыскать порядка EUR8 млрд для инвестиций в проекты. Здесь бремя возлагается на чешскую национальную энергетическую компанию CEZ, чья собственная капитализация колеблется на уровне EUR10 млрд, и которая с надеждой поглядывает в сторону правительства. Чешское руководство, в свою очередь, не делает особого секрета из того, что хотело бы повторить головокружительный успех венгерских коллег, которые в 2017 г. подписали с РФ проект расширения мощностей венгерской АЭС "Пакс", на который российская сторона предоставляет EUR10 млрд проектного финансирования. Станция была построена в 1980-х годах по российским технологиям, и на ней планируется построить новый российский атомный энергоблок ВВЭР-1200. Глава Венгрии Виктор Орбан гарантировал, что АЭС не перейдет в частные руки, а россияне – обязались предоставить кредит, составляющий 80% общей стоимости проекта. Что характерно, расположенный в 100 км от Будапешта атомный комплекс тоже обеспечивает около 50% энергопотребления Венгрии.

Новыми тропами к новым рубежам

Как видим , по сравнению с рядом европейских стран, Украина, производящая более половины своей электроэнергии на 15 реакторах четырех действующих в стране АЭС – Хмельницкой, Ривненской, Южно-Украинской и Запорожской ( 13 реакторов – ВВЭР-1000 и два – ВВЭР-440 суммарной мощнойстью13.8 ГВт), казалось бы, не слишком и выделяется на фоне соседей и других стран ЕС. Однако экономика Украины остается чрезвычайно энергоемкой, в отличие от всех своих соседей (энергосектор составляет 12.6% украинского ВВП).

При этом в 2019 г. Украине предстоит перейти еще один "рубикон" - возможное резкое снижение газового транзита через территорию страны. И хотя В. Путин в мае в беседе с Ангелой Меркель в Сочи пообещал "не отключать" газ Украине, энергостратегия такой большой страны нуждается в "запасных парашютах". Сможет ли Украина обеспечить инвестиции в дальнейшее поддержание безопасности и эффективности своей атомной энергетики, нагрузка на которую может резко возрасти в случае утраты Украиной ресурсов для покупок реверсного газа из ЕС?

Из-за низкой энергоэффективности Украина не только теряет огромные средства, которые могли бы идти на создание тысяч новых рабочих мест, но также зависит он импортных поставок топлив, будь то газ из России или ЕС, или ТВЭЛы из США и Японии, моторные топлива из Беларуси или Литвы.

Поэтому ключевым для Украины остается реформирование национального энергетического сектора, усиление его прозрачности, увеличение собственной газодобычи путем привлечения реальных инвестиций, а не перехода все новых месторождений в руки олигархов.

Как отмечал в этом году на Украинском Энергетическом Форуме глава американской компании Traxis Стив Уолш, остро нуждаясь в диспетчеризируемых поставках электроэнергии (независимых от солнца и ветра), Украина могла бы получать до 8 ГВт энергии только из биомассы, причем четверть – в виде электроэнергии, а остальное – в виде тепловой энергии. Если исследователи из одной американской компании нашли путь для решения украинских энергетических проблем в таких масштабах, быть может их примеру следует последовать и отечественным чиновникам и бизнесменам?

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2018. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt