"Несостоявшаяся" газовая Польша

Польша надеется стать новым газовым хабом для Европы

Польша стремится играть более значимую роль в своем регионе, что не всегда радует ее соседей. Проявляется это и в газовой сфере. Глава немецкой компании Gas Value Chain Вольфганг Петерс считает, что страна стремится стать "газовым хабом", но ее стремления мешают развитию газового рынка Европы.

Влдаимир МИХАЙЛОВ

Свои соображения Вольфганг Петерс изложил в докладе "Польша, "несостоявшееся государство" в торговле газом" (Poland, a ‘failed state’ in gas trading). Документ посвящен интеграции Польши в общеевропейский газовый рынок, точнее, задержке таковой интеграции в результате целенаправленной политики польской стороны. Вольфганг Петерс работал на руководящих постах в европейской газовой отрасли и занимался, в том числе, вопросами поставок газа из Азии, переговорами с "Газпромом" об изменении ценовой политики этой компании в Европе, а также проблемами, связанными с кризисом транзита через Украину в 2009 г. Можно считать, что его мнение в значительной степени выражает мнение европейского рынка газа в целом – в Западной Европе считают, что Польша препятствует полноценной интеграции своего рынка в общеевропейский.

Основные претензии к Польше в том, что ее рынок не либерализирован, на нем доминирует государственная компания PGNiG, а цены выше, чем в той же Германии.

При этом Польша является самым ярым противником строительства газопровода "Северный поток-2", который, как заявляют критики проекта, усилит зависимость Европы от российского газа. Кроме того, Польша продвигает собственный проект – Балтийский трубопровод – который, как она заявляет, должен обеспечить диверсификацию поставок газа.

Впрочем, у Польши нет проблем с диверсификацией, считает Вольфганг Петерс. Ей хватает маршрутов поставок, а показатель здоровья рынка Агентства по сотрудничеству регуляторов в сфере энергетики (ACER) достаточно высок.

Пресловутая зависимость от российских поставок – миф. Нероссийские источники поставок в состоянии обеспечить 117% внутреннего потребления и почти 260% минимальных объемов поставок, предусмотренных соглашением с "Газпромом". У газопроводной системы Польши много пунктов соединения с системами соседних стран, и их пропускная способность достаточна для обеспечения поставок по разным направлениям (рис.1).

Рис.1. Пункты соединения польской газопроводной системы с системами соседних стран

ИСТОЧНИК

ENTSOG Capacity Map 2017

Нет никаких препятствий для того, чтобы Польша стала частью рынка Северо-Западной Европы – полностью интегрированного, ликвидного и с хорошей ценовой корреляцией. Отсутствие интеграции с этим рынком является лишь следствием барьеров на пути свободной трансграничной торговли и свободной торговли на польском оптовом рынке, которые поставила сама Польша. В результате страдает и розничный рынок, где имеет место "хищническая ценовая политика". Причем виноват в ней не "Газпром", скорее, это прямое следствие препятствования трансграничной торговле, которая могла бы снизить цены. Никаких физических барьеров для такой торговли у Польши нет. Из-за отсутствия интеграции в европейский газовый рынок и трансграничной торговли польские потребители несут значительные финансовые потери. По расчетам, приведенным в документе, в 2016 г. потери составили более EUR300 млн.

В вопросе источников поставок подход PGNiG противоречит тем рискам отсутствия диверсификации и зависимости от России, о которых говорят в Польше. PGNiG использует все возможные направления поставок, включая реверс из Германии (хаб GPL). Из России газ закупается в количествах, превышающих минимальные объемы по контракту, что, очевидно, объясняется привлекательной ценой, отмечает Вольфганг Петерс.

Стремление Польши к диверсификации он считает ошибочным, поскольку Польша рассчитывает на дорогостоящий проект Балтийского трубопровода, тем самым игнорируя возможность закупки в Германии дешевого норвежского газа. Ситуация на рынке газа в Польше не такая, какой она пытается ее представить. Настоящее положение дел ставит под вопрос потребности Польши в финансировании ЕС различных дорогостоящих проектов диверсификации, включая расширение LNG-терминала и строительство Балтийского трубопровода.

Ошибочна сама идеология, которой польское правительство руководствуется в вопросах диверсификации и энергетической безопасности. Идеология эта предполагает, во-первых, полное избавление от российского газа физически, независимо от направления его поставок (т.е. включая реверс из Германии), во-вторых, полный контроль внутреннего рынка государственной PGNiG и ее дочерними компаниями, исключающий конкуренцию. Вольфганг Петерс отмечает, что уже встречался с таким подходом – когда Чехия лет двадцать назад собиралась вступать в ЕС и НАТО, она тоже пыталась ограничить список возможных поставщиков газа только теми, у кого не было газа, поступавшего из России. Таких в Европе нашлось только два. С тех пор все радикальным образом изменилось: в Европе появился единый рынок, а Чехия стала его частью. Если в 90-е годы еще имело смысл пытаться физически ограничить поставки газа из России, то теперь такие идеи "совершенно неприемлемы", поскольку уже существует единый либерализированный и ликвидный рынок с большим числом направлений поставок, множеством поставщиков, участников и транзакций. В таких условиях физическое происхождение молекул газа совершенно не имеет значения.

Отдельно отмечено расхождение польской и украинской позиций. Если Польша борется с физическими поставками российского газа, то Украине нужно сохранить его транзит. Если бы все последовали позиции Польши и перестали покупать российский газ, то пострадал бы не только "Газпром" (который бы понес огромные убытки), но и украинский транзит, который вообще бы перестал существовать. Украина отличается от Польши и в вопросе формирования цены, которая полностью привязана к европейскому рынку, а также взаимоотношений с "Газпромом". Вольфганг Петерс отмечает, что хотя у "Нафтогаза" и есть вопросы по контракту, он стремится быть в "разумном бизнес-партнерстве с "Газпромом", презентуя себя как надежный провайдер услуг на будущее".

Борьбе с "Северным потоком-2" посвящен целый раздел документа. Все знают, что говорят противники проекта – газопровод несет угрозу для европейского рынка и пр. Вольфганг Петерс считает, что такая риторика не выдерживает критики. "Как дополнительные российские поставки, необходимые для покрытия растущего европейского импорта, могут быть вредными для польского рынка, остается тайной. Все, что вижу я – это рост ликвидности на "транснациональных северо-западно-европейских торгуемых рынках", и объединение немецких GPL и NCG в недалеком будущем", – пишет он. Цены на газ в ЕС в основном уже не привязаны к цене нефти (что давало повод говорить о слишком высоких и нерыночных ценах на российской газ в недавнем прошлом). Если в 2005 г. порядка 70% газа в ЕС поставлялось по контрактам с ценовой привязкой к нефти, то к 2014 г. эта доля сократилась до 10%, а сейчас составляет примерно 8%. При этом на "Газпром" приходится порядка трети поставок в ЕС. Таким образом, даже если весь газ в ЕС, цена которого привязана к нефти, продается "Газпромом", то даже в этом случае это меньше трети всего российского газа.

За такими действиями, как строительство Балтийского газопровода и недопущение конкуренции на рынке, стоит "скрытая повестка", считает Вольфганг Петерс. Польша рассчитывает стать "основным хабом" для Центральной Европы, прибалтийских государств и, возможно, Украины. Может быть, с этим связано и противодействие "Северному потоку-2" - польский контракт с "Газпромом" заканчивается в 2022 г., и если бы строительство "Северного потока-2" удалось задержать до этого срока, выигранного времени могло бы хватить для "великого плана" польского хаба. В подтверждение своей гипотезы Вольфганг Петерс приводит слайд из презентации PGNiG для штаб-квартиры НАТО, где говорится: "Остановка "Северного потока-2" - это единственный шанс для центральноевропейских государств успеть с проектами диверсификации" (рис. 2).

Рис. 2. Польша хочет успеть с проектами диверсификации

ИСТОЧНИК

PGNIG ‘20171211 prezentacja NATO’

Ничего хорошего из этого не выйдет, - уверен трейдер. Если это произойдет, Польша может оказаться "лисой в курятнике", наживаясь за счет установления цен выше рыночных, как сейчас на внутреннем польском рынке. Под "курами" автор подразумевает ее восточных соседей, т.е. и Украину в том числе. Украина, которая привязала свои цены к западноевропейским рынкам, окажется в особенно затруднительном положении. При этом Вольфганг Петерс рассматривает Украину как страну, которая проводит реформы, которые могут в перспективе позволить расширить европейский рынок до евразийского.

Главный вывод, к которому приходит немецкий трейдер – Польше не надо давать денег на ее проекты диверсификации, несмотря на то, что она проливает "волчьи слезы". Вместо этого, Европе нужно усиливать свою энергетическую безопасность, развивая трансграничную торговлю.

Очевидно, автор рассчитывает, что в Европе прислушаются к такой позиции, иначе он не употреблял бы столь резких терминов в своем обзоре. Конечно, Польша – это вовсе не "несостоявшееся государство". Само употребление такого термина означает, что "несостоявшееся государство" очень не нравится соседям, что его будут менять, и под эти изменения необходимо подвести идеологическую базу.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2018. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt