Средиземноморский поток

От EastMed ожидают газовой революции в Восточном Средиземноморье

В конце декабря 2018 г. премьер-министры Кипра, Греции и Израиля собрались на встрече в израильском городе Беэр-Шева. Три стороны публично взяли на себя обязательство в ближайшее время подписать соглашение на высоком уровне о строительстве газопровода EastMed, соединяющего три страны. Если такой проект удастся реализовать, он станет одним из самых длинных подводных газопроводов в мире и может привести к радикальным изменениям в энергетике региона, а также Южной Европы.

Владимир МИХАЙЛОВ

Ожидается, что объем поставок в Европейский Союз через Грецию и Италию по новому трубопроводу составит около 10 млрд куб м природного газа в год. ЕС заинтересован в поддержке проекта, который поможет диверсифицировать импорт природного газа на фоне снижения добычи газа в Северном море и Нидерландах. Проект EastMed может обеспечить примерно 10-15% прогнозируемых потребностей ЕС в природном газе. Соединенные Штаты также поддерживают проект, о чем упомянуто в недавнем совместном заявлении о стратегическом диалоге ЕС и США.

Новый региональный альянс

Проект газопровода EastMed возник в контексте альянса Кипра, Греции и Израиля, который сформировался в последние годы. В последнее десятилетие наблюдается рост сотрудничества между этими странами, они поддерживают друг друга в различных стратегических областях, включая военную. Восточное Средиземноморье — регион нестабильный, подверженный конфликтам и геополитическим рискам. Альянс в значительной степени создается для противостояния Турции, которая проводит все более активную политику в регионе. Турция считается одной из угроз проекта, поскольку участвует в конфликте вокруг Северного Кипра. Незадолго до встречи премьер-министров Кипра, Греции и Израиля президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что для Турции неприемлемы попытки добычи природных ресурсов в Восточном Средиземноморье без участия Турции и самопровозглашенной Турецкой республики Северного Кипра.

Кроме Турции, в регионе все более активно действуют Россия и Иран, которые также отстаивают свои интересы, а строительство нового трубопровода противоречит им, и страны нового альянса это понимают. В израильской прессе, в частности, можно встретить упоминания о том, что Турция, Россия и Иран "угрожают" Израилю. До сих пор реальной угрозой можно назвать действия турецких военных кораблей, которые в прошлом году дважды блокировали у Кипра движение изыскательного судна итальянской компании Eni. Будут ли подобные инциденты повторяться, сказать сложно, но на встрече премьеров трех стран среди прочего была достигнута договоренность о создании многостороннего военного подразделения для защиты газовой инфраструктуры. Ожидается, что участие в нем примут и США, поскольку две американские компании, ExxonMobil и Noble Energy, уже вовлечены в процесс газодобычи в регионе.

Кто выиграет от нового трубопровода?

Главными выгодополучателями нового проекта будут страны-члены нового альянса Кипр, Греция и Израиль. Запасы природного газа месторождения Афродита в исключительной экономической зоне Кипра оцениваются примерно в 4.5 млрд куб м. В исключительной экономической зоне Израиля находятся еще более крупные месторождения Левиафан и Тамар. Обе эти маленькие страны получат огромную выгоду от возможности экспортировать свой газ на огромный рынок ЕС через Грецию. Греческая экономика, скорее всего, получит толчок благодаря инвестициям, необходимым для поддержания инфраструктуры трубопровода. Существует также возможность подключения трубопровода к действующему египетскому месторождению Зохр.

ЕС выиграет от возможности диверсифицировать свои источники энергии, поскольку такая диверсификация позволила бы ЕС обеспечить некоторую энергетическую безопасность своим государствам-членам по мере падения добычи в Северном море. ЕС, вероятно, попытается снизить рыночные цены на природный газ, которые неуклонно растут в течение последних нескольких лет. В долгосрочной перспективе трубопровод EastMed может обеспечить почти вдвое больше ожидаемого сейчас объема поставок в 10 млрд куб м, если разработка месторождений в экономических зонах Кипра и Израиля окажется успешной.

Кто проиграет?

В числе основных проигравших называют Турцию и Россию. У Турции плохие отношения со всеми тремя странами нового альянса, который, собственно, и создается для противостояния росту ее влияния в Средиземноморье. Турция всегда была врагом Греции, а после неудачного турецкого переворота в 2016 г. отношения двух стран еще более ухудшились. Отношения Турции с Кипром не лучше. Турция оккупировала населенную турками северную часть острова в 1974 г., и с тех пор поддерживает Турецкую республику Северного Кипра. С Израилем у Турции когда-то были хорошие отношения, две страны были близкими союзниками. Но рост влияния Реджепа Эрдогана и его Партии справедливости и развития сделал Турцию главным покровителем палестинского исламистского движения ХАМАС, и отношения двух стран радикально ухудшились. Если бы этого не произошло, то Турция могла бы быть самым естественным маршрутом для нового трубопровода, но сейчас это уже невозможно.

Россия в настоящее время является основным поставщиком природного газа в ЕС. Любые шаги ЕС в сторону диверсификации поставок газа могут уменьшить ее роль. Новый газопровод уже называют "убийцей" "Северного потока". Если уж на то пошло, то его можно считать также и "убийцей" ГТС Украины — еще одной страны, которая может проиграть от нового проекта.

Возможные препятствия

Как уже говорилось, против разработки газа у берегов Кипра резко выступает Турция, причем она готова подкрепить свои заявления активным противодействием добыче. Правда, оно коснулось пока только итальянской компании. Когда в конце 2018 г. американская ExxonMobil начала проводить буровые работы у Кипра в сопровождении американских военных кораблей, турки не стали мешать этому. Министерство иностранных дел Турции отреагировало заявлением о том, что страна готова сама начать добычу у Кипра, а один из лидеров турецкой оппозиции призвал к новому вторжению на Кипр. Президент Эрдоган подобных заявлений не делал, но очень четко дал понять, что он категорически против любых разработок газовых месторождений в кипрской исключительной экономической зоне, если конфликт вокруг Северного Кипра не будет разрешен. Пока сложно сказать, какую роль Турция сыграет в ходе возможной реализации проекта EastMed, но ее активное вмешательство вполне может стать причиной его срыва.

Разработка месторождений в экономической зоне Израиля также может оказаться под угрозой, но уже со стороны ливанской Хезболлы. Хезболла является главным противником Израиля, обе стороны вели полномасштабную войну в 2006 г., и повторения этого конфликта не желает ни одна из сторон. Со стороны Хезболлы уже были заявления о готовности наносить удары по морским газовым месторождениям Израиля. Конечно, Израиль готовится к такому сценарию, но любая эскалация может сорвать разработку месторождений.

Срыв строительства из-за геополитических трений станет далеко не первым случаем провала инфраструктурного проекта на Ближнем Востоке. Из-за войны в Сирии так и не был построен газопровод Иран-Ирак-Сирия, внутриполитические проблемы на несколько лет задержали строительство газопровода из Ирана в Ирак. В регионе также есть построенные, но не функционирующие газопроводы. Можно также вспомнить историю "Набукко", которому в свое время также прочили роль "убийцы", правда, не "Северного потока", которого еще не было, а "Газпрома" в целом.

Кроме того, пока сложно сказать, насколько окупаемым будет новый проект. По предварительным оценкам, проект осуществим и технически, и экономически. Правда, эти оценки опираются на предположения о существенном росте потребления газа в ЕС и наличии значительных объемов добываемого газа в Восточном Средиземноморье. Но не окажется ли, что рост потребления дешевле покрыть российским газом? С другой стороны, объемы добываемого газа в Восточном Средиземноморье уже пересматривались в сторону снижения, да и в самом регионе потребление газа растет. Так, в Египте ожидается рост с нынешних 50 до 70 млрд куб м в год к 2030 г., потребление в Израиле к 2040 г. вырастет в четыре раза. Увеличение потребности в регионе может существенно снизить его экспортный потенциал.

И, как и в случае с любым другим газопроводом, окупаемость проекта будет зависеть от наполненности. По мнению экспертов сервисной компании Gas Strategies, такой газопровод через Средиземное море мощностью 12-15 млрд куб м не сможет обеспечить Европу газом по конкурентной цене или, по крайней мере, его не удастся заполнить в достаточной степени на протяжении времени его эксплуатации. Конечно, учитывая возможности диверсификации поставок газа в Европу, газопровод могут начать строить без оглядки на экономическую сторону проекта. "В конечном счете, реализация EastMed зависит не только от экономики, но и от политики в этом регионе. И окупиться проект может нескоро, хотя у историй газопроводов есть привычка делать неожиданный поворот", - считают в компании.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2019. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt