На черный день

В Украине намерены создать запас нефти и нефтепродуктов

О создании минимальных запасов нефти и нефтепродуктов в Украине говорят уже давно. То ли пять лет, если считать с момента подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, где были определены обязательства имплементировать соответствующую Директиву 2009/119/ЕС, то ли четыре года — с момента принятия Кабмином плана имплементации этой директивы (распоряжение № 346-р от 8.04.15 г.), то ли почти десять лет, если считать с момента принятия парламентом Повестки дня ассоциации Украина-ЕС для подготовки и содействия имплементации Соглашения об ассоциации (№ 994-990 от 20.11.09 г.).

Владимир МИХАЙЛОВ

Еще в 2006 г. тогдашний министр топлива и энергетики Юрий Бойко обещал создать стратегический запас нефти и нефтепродуктов для стабилизации рынка при пиках спроса, т.е. идея украинских резервов даже старше европейской директивы.

Теперь, однако, ее пытаются реализовать именно в контексте европейских обязательств Украины, но пока это обязательство все еще далеко от выполнения.

В начале апреля на круглом столе, посвященном созданию резервов, глава Государственного агентства резерва Украины Вадим Мосийчук назвал ориентировочный срок начала создания резервов — конец текущего года. "Мы планируем начать работу по накоплению, по лучшему сценарию, в конце 2019 г.", — сказал он.

По его словам, Госрезерв уже получил утвержденный проект постановления Кабмина по концепции минимальных запасов нефти и нефтепродуктов. Можно рассчитывать, что документ будет быстро согласован в Минэнергоугля и передан в Кабмин. После его принятия начнется процесс продвижения законопроекта о минимальных запасах, отметил В. Мосийчук.

Таким образом, все необходимые документы уже готовы, их осталось только согласовать. Глава Госрезерва считает, что уже сейчас можно начинать "точечную модернизацию" необходимой инфраструктуры, а после принятия концепции начнутся переговоры с ЕБРР о предоставлении кредитования под основную модернизацию.

Сколько все это займет времени — неизвестно, но, скорее всего, Украина не уложится в срок, предусмотренный обязательствами по созданию резервов в рамках Соглашения об ассоциации с ЕС, — до начала 2023 г. Опыт европейских стран показывает, что такого рода резервы удается сформировать не менее чем за четыре года. Украине в ближайшее время предстоит завершить создание нормативной базы, в том числе провести унификацию терминологии и исправление ошибок в переводе Директивы 2009/119/ЕС, наличие которых создает определенные сложности.

Цена вопроса

Круглый стол проводился в рамках проекта "Увеличение влияния гражданского общества в мониторинге и политическом диалоге относительно реформ в энергетике и смежных секторах в соответствии с имплементацией Соглашения об ассоциации". В ходе этого же проекта к моменту проведения круглого стола опубликован отчет по исследованию "Создание нефтяных резервов: хватит медлить". Этот документ не столь оптимистичен, как высказывания главы Госрезерва.

Значительную часть его составляет обзор хода имплементации обязательств Украины в нефтяной сфере начиная с 2009 г., когда была принята первая концепция создания минимальных запасов нефти и нефтепродуктов на период до 2020 г. Если все описанные в исследовании перипетии взаимодействия министерств, ведомств и игроков рынка свести к одному слову, то это будет слово "деньги". Основная проблема, которую решали все эти годы — где их взять, и кто будет платить за создание резервов. Разумеется понятно, что в любом случае платить будет конечный потребитель, а из заявлений главы Госрезерва ясно, что деньги на модернизацию инфраструктуры взять планируют у ЕБРР. Остальное — за счет повышения цен на топливо.

Создание минимальных запасов нефти и нефтепродуктов, достаточных для покрытия 90 дней чистого импорта (так формулируется цель для Украины в соответствии с Директивой 2009/119/ЕС и соответствующими регламентами), в течение пяти лет обойдется в $1.41 млрд. Основная часть этой суммы — $1.12 млрд — пойдет на закупки нефти и нефтепродуктов. Формирование и поддержание минимальных запасов нефти и нефтепродуктов предполагается осуществлять за счет увеличения средневзвешенной ставки акцизного сбора на $24.58 за т.

Еще одним механизмом финансирования могут быть договоры резервирования, предусматривающие право выкупа в любой момент и по рыночным ценам запасов, принадлежащих сторонним компаниям. Предполагается, что соответствующие услуги будут предоставляться агентствам, которые не имеют достаточных резервов, международными банками, например GoldmanSachs, под 2-3% годовых. В исследовании указано, что такое предложение поступало в НАК "Нафтогаз Украины" в 2012 г.

Что планируется сделать

Для хранения резерва планируется построить около миллиона кубометров мощностей хранения и модернизировать уже существующие 0.62 млн куб м. Это позволит увеличить наличные мощности хранения с 1.24 млн до необходимых 2.87 млн куб м. Минимальные запасы нефти планируется хранить в резервуарных парках ЧАО "Укртранснафта", запасы автомобильного бензина и дизельного топлива — на мощностях комбинатов Госрезерва и субъектов хозяйствования.

Поскольку создание такого запаса и соответствующее расширение мощностей хранения процесс затратный и дорогостоящий, приоритетной задачей является создание запаса моторного топлива, рассчитанного на 20-дневное потребление при обычном уровне спроса. Его структура должна соответствовать структуре продажи нефтепродуктов через автозаправочные станции. Предполагается, что с этой целью каждый субъект, работающий на рынке нефтепродуктов, к 2025 г. должен увеличить объем резервов на 10% от годовой реализации.

Кроме того, параллельно с формированием запасов нефти и нефтепродуктов, с 2021 г. начнется создание "гибкого стратегического энергетического резерва". Он будет включать страховые запасы природного газа в размере 10% от запланированного месячного объема поставки потребителям, которые будут созданы поставщиками за собственные или привлеченные средства, и неснижаемый запас угля общим объемом не менее 5 млн т, который должен быть сформирован на ТЭС, ТЭЦ, предприятиях, использующих уголь в качестве сырья, и в государственном резерве. На данный момент Госрезерв не имеет запасов угля, а неснижаемый запас угля в объеме около 1 млн т формируют только ТЭС.

Таким образом, к 2020 г. планируется создать резерв моторного топлива, рассчитанного на 20-дневное потребление при обычном уровне спроса, к 2025 г. — минимальные запасы нефти и нефтепродуктов в объемах, предусмотренных Директивой 2009/119 / ЕС (объем импорта за 90 дней), а к 2030 г. — "гибкий стратегический энергетический резерв".

Топливо будет храниться на мощностях участников рынка, в частности, группы "Приват" (700 тыс т), Минобороны (до 900 тыс т), Морского нефтяного терминала "Южный" (170 тыс т) и др. терминалов, ГП "Укртранснафтопродукт" (30 тыс т) и АО "Укргаздобыча" (20 тыс т), для чего следует провести их инвентаризацию.

Кроме резервуаров нефтеперерабатывающих заводов и магистральных нефтепроводов, для хранения сырой нефти могут использоваться подземные хранилища.

Риски

Как было сказано выше, созданием резервов в Украине занимаются уже долго и безуспешно, и причина безуспешности — в финансировании. Его, во-первых, нет как такового, во-вторых, можно попытаться заработать под прикрытием "создания стратегических резервов". Задача государства — найти финансы и ограничить возможность наживы на энергетической безопасности.

В исследовании приводится два примера "как не надо". Первая попытка сформировать резерв была предпринята в 2006 г. В январе правительство обязало Госрезерв до 1 ноября того же года сформировать запас бензина и дизельного топлива в объеме 10% от их потребления (80-110 тыс т бензина и 100-130 тыс т дизельного топлива), но финансов (2.5 млрд грн) на это из бюджета не было выделено. Предполагалось, что топливо будет продаваться аграриям и другим потребителям с минимально возможной наценкой и только во время сезонного роста цен. Не получив необходимого для приобретения нефти кредита, Минтопэнерго попыталось привлечь к формированию запаса ЗАО "Укргаз-Энерго". Однако неэффективные решения этой компании привели к затовариванию Кременчугского НПЗ нефтепродуктами, стоимость которых оказалась намного выше рыночной. Не оправдались и надежды хранить топливо в резервуарах ГП "Укртранснафтопродукт". Это предприятие оказалось неспособным принимать необходимые объемы бензина и дизельного топлива. Поэтому нефтепродукты из сырья, закупленного на пике стоимости, хранились в резервуарах Лисичанского НПЗ на коммерческих условиях.

Вопрос эффективности закупки и учета рисков, связанных с кредитованием нефтяных резервов при значительной изменчивости цен на нефть, не был рассмотрен и в апреле 2011 г., когда НАК "Нафтогаз Украины" приобрела очередную партию сырья для "стабилизационного запаса". Тринадцать безрезультатных аукционов, во время которых компания пыталась продать полученное из этой нефти топливо на 5-11% дороже его рыночной стоимости, фактически доказали, что "формирование стабилизационного запаса" понималось органами исполнительной власти, как способ компенсации за государственный счет убытков от неэффективного хозяйствования отдельных компаний.

В 2014 г. ПАО "Укртранснафта" попыталось создать собственный "стратегический резерв" на базе 675 тыс т технологической нефти, изъятой из магистральных трубопроводов в марте-мае 2014 г. Необходимость этого шага связывали с угрозой захвата сырья сепаратистами, хотя объем ресурса в пределах зоны проведения антитеррористической операции составил всего 200 тыс т. Около 400 тыс т сырья планировалось переработать на Кременчугском НПЗ, а 275 тыс т — разместить на хранение в резервуарах компаний, которые контролирует группа "Приват". При этом существенно завышались как цены на переработку, так и затраты на технологические потери. Если бы ПАО "Укртранснафта" продало сырье за рубеж и закупило за рубежом соответствующие объемы нефтепродуктов, то это обошлось бы на $33 млн дешевле. Был еще вопрос разницы балансовой и рыночной стоимости нефти, которая должна была быть передана Кременчугскому НПЗ, составившей около $280 млн. При этом работы по изъятию нефти происходили без проектной документации и экологической экспертизы, без подтверждения права собственности на изъятую нефть и без согласования с Кабмином и Минэнергоугля, что стало поводом для проверки Генпрокуратурой.

Нет сомнений, что подобные проблемы могут возникнуть и при формировании нефтяных резервов в соответствии с требованиями Директивы 2009/119/ЕС, отмечается в исследовании.

"К сожалению, риторика об имплементации этого международного документа в Украине используется и для оправдания или сокрытия правонарушений", — констатируют авторы документа. К тому же руководство Госрезерва, который выступает главным инициатором изменений в государственной политике в этой сфере, пока не в состоянии ответить на целый ряд вопросов. В частности, не ясны критерии эффективности формирования резерва, условия его использования, риски хранения и использования при разных сценариях, а также потребности при каждом из них. Не определена ответственность владельцев мощностей, порядок обновления запасов и пр. Отсутствие ответов на эти вопросы оставляет без изменений риски злоупотреблений и коррупции.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2019. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt