Выбор стратегии газодобычи

В Украине будет новая концепция газодобычи, но говорили о "старой"

В декабре 2016 г. премьер-министром В.Гройсманом была подписана Концепция развития газодобывающей отрасли Украины до 2020 г. и план мероприятий к ней. Сегодня с переформатированием правительства об этом документе уже не вспоминают. Не упоминают о ней потому, что концепция "провалена", показателей увеличения добычи не удалось достичь. Параллельно НАК "Нафтогаз Украины" сменила руководство государственной "Укргаздобычи", которое отвечало за ее реализацию, и поспешила заявить о новом пути развития государственной компании с учетом тенденций снижения цены на газ в мире. Как будет развиваться отрасль в ближайшие годы, и будет ли новый Кабмин делать анализ над ошибками своих предшественников, — говорили спикеры форума Ukrainian Gas Open, который был организован Energy Club и проходил 27 сентября в Киеве в отеле Hyatt.

Юрий Нагорняк, экс-директор по добыче ПАО "Укргаздобыча"

Нам не удалось нарастить добычу. Мы технологически не смогли это сделать. Причин тут несколько. В первую очередь не было ресурсной базы. В Концепции 20/20 заложены 3 млрд куб м газа по новым лицензиям. Но чтобы получить эти 3 млрд куб м, нужно чтобы подготовленных запасов было 500 млрд куб м, а их нам никто не передал.

В 2015 г., когда пришел О.Прохоренко в компанию "Укргаздобыча", ситуация в стране была еще очень напряженной. Мы не знали в каком направлении двигаться . Никто не знал, какая будет зима, нас пугали, что мы замерзнем. Западные партнеры нам говорили, что они не хотят брать на себя риски страны, которая ведет войну. Лишь в 2017 г. к нам потянулись иностранные инвесторы. Но я хочу подчеркнуть, что данная программа 20/20 мобилизовала целую отрасль. Да, это была правильная авантюра, в которую все поверили, но она не удалась.

Однако за последние четыре года произошло много положительных изменений, в частности, либерализация доступа к недрам для частных компаний. В США, например, 60% рынка добычи сконцентрировано в маленьких добывающих компаниях. В Украине — 75% принадлежит госмонополии. Нам нужно отдавать рынок маленьким частным компаниям, которые могут больше добывать, они более рисковые, более активны и вкладывают в новые технологии. И, конечно же, нам нужно сделать ревизию запасов. По разным оценкам, Украина занимает 3 место в Европе по запасам, но этот тезис нельзя ни доказать, ни опровергнуть. У нас очень устарели материалы по геологии, их нужно оцифровать и аудировать.

По трудноизвлекаемым запасам нужна долгосрочная программа, потому что она связана с логистикой и кадрами. В пиковые периоды разработки месторождений нужно задействовать до 13 тыс сотрудников. Но у нас есть серьёзные проблемы с кадрами, они не соответствуют тому уровню подготовки, которая сегодня необходима . Еще один показательный пример: отсутствие дорог, например, к наибольшему предприятию Европы — "Укрбургазу" в Краснограде нужно добираться 8 часов. Подрядчики отказывались туда ехать. На сегодня существует проблема производства железобетонных плит, все их производства в Украине закрылись. Также, что касается сервисного рынка, то его не было в Украине. Сейчас небольшие ростки проросли, но если от государства не будет импульса развивать этот рынок, не будет программы на 5-10 лет, будет трудно. Сегодня нужен "План Маршалла" в газодобыче.

Илья Рыбчич, создатель в 1998 г. системы газодобычи в рамках компании "Укргаздобыча", экс-директор "Укргаздобычи"

Я думаю, что добыча в Украине и дальше будет падать. Дай Бог, чтобы я ошибся. Увеличение добычи в Украине никому не нужно ...

Когда газ продавали по 200 грн при курсе 8 грн за $, "Укргаздобыча" увеличивала добычу, были открыты новые месторождения, которые сейчас не открывают. Сегодня в 10 раз увеличился доход компании, только на амортизацию приходится 8 млрд грн. Это достаточно средств, чтобы увеличить добычу. Сегодня не нужен никакой инвестор ... В Украине инвестор — народ, который платит высокую цену за газ.

В 2017 г. менеджеры "Укргаздобычи" ходили и не знали куда потратить эти колоссальные средства, они не знали, что с ними делать.

Отрасль сложная , но туда пришли менеджеры, которые никогда ее не видели, и вы думаете, что эти менеджеры повысят добычу? Они, прежде всего, сокращают специалистов, они боятся людей, которые им могут сказать правду о газе и возразить. Поэтому не думайте о добыче, ее не будет.

Заинтересовано ли государство в добыче? Я думаю, что — нет.

Отрасль почти уничтожена. Менеджеры хотят еще 1.5 тыс буровиков сократить. Специалистов, которые в свое время бурили Уренгойское газовое месторождение, специалистов, которые обеспечили добычу на промыслах в России ... нет. Поэтому сегодня, какой может быть рост добычи?

Относительно Минприроды. У них нет на балансе ресурсов, их надо разведывать, готовить площади. Но там некому работать над этим. Они делят те площади на маленькие кусочки и распродают на аукционах. Они занялись торговлей, но не государственными делами!

Поэтому их ключевая задача сегодня — подготовка ресурсной базы. Найти опытных геологов и подготовить большие площади, и пусть "Укргаздобыча" покупает. Компания, которая не приращивает ресурсную базу, — не имеет перспектив.

Сегодня стратегия НАК "Нафтогаз Украины" на получение прибыли? Ее можно выполнить за счет: сокращения специалистов, увеличения цены на газ, в себестоимость не вкладывать средства, пусть промыслы разваливаются, а завтра показать прибыль и хвалиться. Но через два года добыча упадет до минимума. Это такая стратегия? Это говорит о том, что мы компанию должны "похоронить", или ее должен кто-то купить либо придумают отдать в концессию, поскольку все специалисты разбегутся.

И еще… Когда мы говорим об экспорте, то с нас россияне смеются, когда слышат, что мы будем экспортировать завтра газ. И такие заявления делает премьер. Ну до чего дошли? Да не будет никакого экспорта из Украины. Чтобы увеличить добычу, нужно серьезно заняться, начать добычу с шельфа, нужно юг Украины подключить. Только тогда получится увеличить добычу. Без этого ничего не будет. Из старых месторождений могут лишь за счет новых технологий поддерживать добычу на том же уровне. Но если нас будут кормить новыми идеями – ничего у нас не получится.

Программа Правительства 20/20 по добыче газа. Должны быть итоги по этой стратегии! Раз она принята, ее никто не отменял. В "Нафтогазе" уже говорят, что это не наша программа. И никто ничего не говорит по этому поводу…

Роман Сторожев, Президент Ассоциации "Недропользователи Украины"

Я не согласен с тезисом о том, что нам в Украине нужно сокращать добычу, так как цены на газ падают в Европе.

Мы знаем, что тренд падения цен в Европе связан с борьбой за этот рынок. Конечно, демпинг цен влияет на рентабельность добывающих компаний. Однако также является трендом в Европе — остановка угольных ТЭС и переход на альтернативную энергетику и газ, который является экологичным.

Если рассматривать среднесрочную и долгосрочную перспективу, то спрос на газ все равно будет расти, соответственно и добыча должна расти.

Украине нужно вкладывать в добычу, однако если государство не способно управлять эффективно своими активами, то значит их нужно продать.

Мы должны поддерживать уровень добычи и по "Укргаздобыче", и по "Укрнафте" даже в таких сложных ценовых условиях, и это задача минимум. Мы должны наращивать минерально-сырьевую базу, выдавать и продавать лицензии, чтобы производство газа увеличивалось, а не снижалось. Чтобы через 2 года, когда ценовой тренд пойдет в гору, мы не размахивали руками. Естественно, правительство сегодня должно проанализировать, что произошло с программой 20/20 и принять свою энергетическую стратегию.

О "спящих" лицензиях

Сегодня около 150 таких лицензий только в сфере газодобычи. Есть два пути как с этим бороться. Через лишение лицензий через суд и выставления их снова на аукцион. Или ввести плату за наличие таких лицензий. Ты можешь держать эти лицензии столько угодно, но за это ты должен платить. И тогда вскоре из 150 лицензий — 140 будут проданы, а 10 — проданы несколько позже.

О внедрении соглашений о разделе продукции

Согласен с коллегами, участки по такому механизму должны выделяться после нескольких попыток неудачных аукционов. И только после этого вводить СРП. Все что можно продать, надо продавать как можно дороже. Если это шельф, или истощенные месторождения, или сланцевые коллекторы, где нет технологий, — это СРП. Там для компаний особый режим. Да, шельф — это "казино", как высказались коллеги, но сначала там геологоразведку нужно провести.

Относительно квалификации участников: государству нужно определиться с правилами СРП. Установить правила и им следовать.

Введя стимулирующую ренту для глубоких скважин, мы сейчас слышим. что ее будут отменять. Мы сначала идем одним путем, а теперь разворачиваемся, это нелогично. Мы за эти 5 лет получили колоссальный толчок к развитию сервисных услуг, имея эти льготы.

Илья Пономарев, СЕО Trident Acquistion

Мы считаем, что Украина не является страной для прихода компаний-мейджеров в газодобычу. Она для таких компаний по инвестированию, как компания Trident. НАК "Нафтогаз Украины" абсолютно правильно сделала, когда привлекла канадскую компанию Vermilion, которая совместно с "Укргаздобычей" брала участие в конкурсах СРП по участкам на суше. Такие компании имеют возможность оперировать инвестресурсами в размере несколько сот миллионов долларов плюс технологии. Мы еще 1.5 года назад "подняли" деньги под проект на шельфе под названием "Дельфин". Я, кстати говоря, был главным противником СРП как формы привлечения инвесторов. В свое время компания ЮКОС, где я работал, была главным противником СРП, и нам удалось в России эту форму "убить". СРП — это для африканских стран. Украина — цивилизованная страна с хорошей отраслью, с хорошими специалистами и возможностями. Мы говорили, выставляйте на аукцион. Если нет спроса, тогда мы переходим на СРП, потому что рынок не готов покупать. С Госгеонедра у нас как раз совпадала позиция, и с министром О.Семераком совпадала на эту тему, хотели выставлять это на аукцион и планировалось 14 участков, но они очень боялись, состоятся ли аукционы, будут ли заявки. Мы написали гарантийное письмо еще в октябре, что мы, как Trident, будем участвовать во всех 14 аукционах, как только выставите их на аукцион. Но в итоге решили отказаться от аукциона и сделать СРП. Почему? Потому что были уважаемые "пацаны", которые считали, что этот участок они себе заберут…

Поэтому мой прогноз конкурса СРП по шельфу — пессимистический. Я слышал, что новый конкурс, который объявит новый Кабмин, будет предусматривать продажу участка на шельфе "Дельфин" не одним лотом, а четырьмя. В таких условиях для компании Trident, "Нафтогаз Украины" станет конкурентом. Мы постараемся избежать судебных тяжб с украинским государством. Но мы потратили $12 млн на подготовку к конкурсу по шельфу. Поэтому мы надеемся, что договоримся и сохраним свое присутствие в Украине, зайдя в другой проект. Я уже вижу конструктив со стороны правительства в этом вопросе.

С шельфом нас ждут неудачные конкурсы, на которых будут такие же игроки, что и на месторождениях на суше, если правительство не введет квалификационную планку. Но я считаю, что за 4 участка не дадут такого финресурса, который предлагали мы. Через год это вернется снова.

Что касается реплики Ильи Рыбчича о нецелесообразности массированных ГРП на старых месторождениях "Укргаздобычи", то отвечу так: "Я не люблю критиковать коллег, но также считаю, что это плохая идея, произошедшая потому, что люди читают СМИ, а не разбираются в геологии. В ЮКОСЕ, например, ключом к программе реабилитации старых месторождений было изменение типов и режимов использования насосного оборудования, глубин погружных насосов. С точки зрения Украины, я бы посоветовал "Укргаздобыче" заниматься строительством поверхностной инфраструктуры, прежде всего, компрессорных станций, поддержанием давлений и т.д. Но, вопрос… Как же на этом заработаешь? Есть люди, которые хотели на этом заработать, поэтому они сделали программу, которая не имела большого геологического смысла и не могла привести к позитивным результатам".

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2019. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt