"Переходный" газ

В мировой энергетике газ вытесняет уголь

Потребление газа в мире растет быстрыми темпами. В прошлом году на него пришлось около половины всего роста потребления первичной энергии, и нет оснований полагать, что в ближайшем будущем эта тенденция изменится. Газ играет огромною роль в энергетическом секторе, особенно сейчас, когда многие страны пытаются сократить выбросы парниковых газов и заменяют им более "грязные" топлива, в первую очередь, уголь.

Владимир МИХАЙЛОВ

Международное энергетическое агентство изучило эти процессы и подготовило отчет "Роль газа в сегодняшнем энергетическом переходе" (The Role of Gas in Today’s Energy Transitions), где приведены данные в секторальном и региональном разрезе. Переход на природный газ уже помог ограничить рост выбросов парниковых газов с 2010 г. наряду с такими факторами, как развертывание возобновляемых источников энергии и ядерной энергетики и прогресс в энергоэффективности, отмечают авторы отчета. Еще один вывод, к которому они приходят, — существующая в энергетическом секторе инфраструктура уже сейчас дает возможность для значительного дополнительного сокращения выбросов, при условии создания нужных экономических условий и политик. По расчетам МЭА, таким образом можно было бы переломить тенденцию роста выбросов и вернуть их к уровню шестилетней давности. Замена угля газом в электроэнергетике в ближайшем будущем, т.е. увеличение выработки уже существующих газовых ТЭС за счет снижения выработки и остановки угольных ТЭС, может снизить выбросы углекислого газа на 1200 млн т, выбросы в электроэнергетике — на 10% и сократить общемировое потребление угля на 15%. Спрос на газ в мире, соответственно, вырастет на 450 млрд куб м в год, что составляет примерно 12% нынешнего объема его производства.

Конечно, газ не решит всех проблем т.н. энергетического перехода. Его вклад в этот процесс варьирует в зависимости от региона, сектора экономики и периода времени. К тому же, хотя газ и лучше угля в плане выбросов, он все равно является их источником. И строительство дополнительной газовой инфраструктуры сохранит их, пусть и на более низком уровне. Поэтому переход с угля на газ — решение на ближайшую перспективу, в более отдаленной надо думать о переходе уже с газа на что-то иное — биогаз или водород, считают в МЭА.

У Европы все впереди

Около половины общемирового сокращения выбросов углекислого газа благодаря замене угля газом пришлось на США. Очевидно, что основными причинами этого стали сланцевая революция, которая сделала газ более выгодным источником энергии, и политика прошлой администрации президента. На рис. 1 видно, что основное сокращение пришлось на 2012 и 2015 гг., т.е. на президентство Обамы. Кроме того, в США высока доля старых ТЭС, и когда многие из них были выведены из эксплуатации, их не стали заменять новыми на фоне дешевизны газа и "зеленой" политики Обамы.

Рис.1. Сокращение выбросов углекислого газа благодаря замене угля газом (по регионам мира)

Если верить отчету МЭА, последние четыре года также заметна доля Китая, который по состоянию на 2018 г. занял второе место в "газовой" борьбе за энергетический переход и борьбе против глобального потепления. В целом динамика, представленная на рис. 1, согласуется с сообщениями о росте импорта газа в Китай. Впрочем, МЭА оговаривает, что переход на газ в китайской электроэнергетике "намного менее очевиден", чем в секторе коммунальной и промышленной теплогенерации. Очевидно, китайцев больше заботит качество воздуха в городах и борьба с "угольным" смогом, а не с выбросами парниковых газов.

В Европе, за исключением Великобритании, замена угля газом играла куда меньшую роль, но сейчас сочетание низких цен на газ и высоких тарифов на выбросы парниковых газов все меняет. Благодаря хорошо развитой газотранспортной инфраструктуре, Европа при текущих рыночных условиях получает самые благоприятные возможности замены угля газом, считают авторы доклада.

В Европе также высока доля угольных ТЭС, которые уже пора выводить из эксплуатации, хотя она и не так велика, как в США (рис. 2).

Рис. 2. Возрастная структура угольных ТЭС в разных регионах мира

Процесс замены угля газом в Европе шел уже давно, но в разных странах и секторах по-разному. Пионером стал жилой сектор, что, очевидно, объясняется стремлением улучшить качество воздуха в населенных пунктах. В жилом секторе Великобритании потребление газа превысило потребление угля еще в середине 1970-х, и все дальнейшее десятилетие использование угля стабильно падало, а газа — стабильно росло. В жилом секторе Германии газ начал "обгонять" уголь в конце 1980-х, а в 1990-х гг. доля угля сократилась радикально, а доля газа, соответственно, радикально выросла.

Если говорить об энергетическом балансе Европейского Союза в целом, то суммарная доля газа и угля в нем остается относительно стабильной с 1980 г. Но если доля газа выросла с 11% до почти четверти на сегодняшний день, то доля угля упала почти вдвое - с примерно 30% до сегодняшних 15%. На это повлияло как открытие в 1960-е и 1970-е годы месторождений газа в Великобритании и Нидерландах, так и структурные изменения в экономике западноевропейских стран.

Сейчас три четверти угля в Евросоюзе потребляется в энергетическом секторе, а большая часть остальной четверти используется в энергоемких отраслях промышленности. Благодаря инвестициям в начале века, Европейский Союз сейчас имеет значительные мощности газовой генерации — порядка 220 ГВт. За последние пять лет коэффициент использования этих мощностей составил лишь 28%. Это дает возможность дальнейшего сокращения угольной генерации за счет газовой. До недавнего времени, т.е. на протяжении большей части 2010-х годов, высокие цены на газ и низкие цены на выбросы парниковых газов мешали этому, но сейчас, как уже было сказано выше, ситуация изменилась.

Очевидно, что с угольной генерацией в Европе будет происходить то же, что в США — старые ТЭС будут закрываться, а новых строить не будут. По мнению МЭА, еще больше угольных мощностей может быть выведено из эксплуатации в связи с принятием европейскими странами соответствующих политик, что предполагает один из сценариев развития энергетики МЭА — т.н. сценарий новой политики (New Policies Scenario).

Рис.3. Сокращение мощностей угольной генерации в Европейском Союзе при сценарии новой политики, ГВт

На рис. 3 видно, что сокращение угольной генерации по причине принятия политики ее сворачивания значительно превышает сокращение в результате вывода из эксплуатации отработавших свой ресурс энергоблоков. Правда, пока еще не все страны ЕС приняли такие планы. Болгария, Хорватия, Чешская Республика, Греция, Польша, Румыния и Словацкая Республика вообще не намерены отказываться от угольных ТЭС. Именно у них и останется вся угольная генерация Европы к 2040 г.

Даже Германия, которая идет в авангарде "энергетического перехода", все еще проводит консультации по своему плану поэтапного отказа от угля — очевидно, потому что сокращать угольную генерацию в ЕС придется в основном именно ей (рис.4).

Рис.4. Анонсированные планы сокращения угольной генерации в странах ЕС, ГВт

В любом случае, потребление угля в ЕС продолжит сокращаться, а использование газа — расти. И то и другое влияет и на Украину. Очевидно, что европейцы делают все, чтобы транзит российского газа по украинской ГТС сохранился, и возможно их усилия в ближайшее время увенчаются успехом. ГТС Украины сохранит значение одного из основных маршрутов поставок российского газа в Европу, хотя доля ее в общем транзите будет существенно меньше, чем раньше. Очевидно также, что цены на уголь в Европе останутся относительно низкими, что, с одной стороны, хорошо для теплоэнергетики, с другой — плохо для угледобывающей отрасли Украины.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2019. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt