Балансирующий рынок

Перспективы развития ВИЭ в Украине

Украинская возобновляемая энергетика растет быстрыми темпами, однако развитие ее наталкивается на ряд препятствий системного характера, связанных с самой структурой энергетики страны. Об этом говорили на X Международном инвестиционном форуме по возобновляемой энергетике, который прошел в Киеве.

Владимир МИХАЙЛОВ

В форуме принимали участие основные игроки рынка, представители государственных, экспертных и международных институций, вовлеченных в развитие отрасли.

За 2019 г. в Украине построено больше новых мощностей, чем когда-либо — почти 2700 МВт. По состоянию на III кв. 2019 г. общая установленная мощность всех ВИЭ составляет почти 5 тыс МВт. В основном, это солнечные и ветровые проекты, которым традиционно уделяется много внимания. Развитие биоэнергетики пока идет медленно, но недавно принятые на государственном уровне решения позволяют надеяться, что этот сегмент увеличит свою долю.

"Это тот уровень, который мы должны были бы достичь в соответствии с теми решениями, которые принимались в 2014 г. Напомню, в 2014 г. был принят Национальный план действий по возобновляемой энергетике, в котором было сказано, что мы должны достичь 11% ВИЭ к 2020 г. Как раз эти темпы дают нам возможность достичь этого показателя", — отметил директор Департамента возобновляемых источников энергии Госэнергоэффективности Юрий Шафаренко, открывая вторую сессию форума, на которой обсуждались новые возможности инвестирования в возобновляемую энергетику (рис. 1).

Рис. 1 Установленная мощность объектов возобновляемой электроэнергетики, работающих по "зеленому" тарифу, МВт

Благодаря ВИЭ Украина с 66-го перешла на 8-е место по инвестиционной привлекательности. За последние пять лет в проекты "зеленой" энергетики инвестировано порядка EUR 4 млрд. Таким образом, возобновляемая энергетика стала отраслью, которая обеспечивает значительную долю инвестиций в украинскую экономику.

Однако на сессии говорили не столько о достижениях, сколько о проблемах развития отрасли. Стоит отметить два выступления, в которых эти проблемы были затронуты наиболее глубоко. Глава НЭК "Укрэнерго" Всеволод Ковальчук представил, как выглядит ситуация с точки зрения системного оператора, а соучредитель Украинской ассоциации возобновляемой энергетики Игорь Тынный — с точки зрения компаний, работающих в этой сфере.

Оба спикера говорили о том, что развитию отрасли мешает слабая гибкость энергетической системы, но их видение во многом не совпадало.

В НЭК "Укрэнерго" уже давно поняли, что Национальный план действий по возобновляемой энергетике выполнить сложно.

"Когда мы в 2017 г. посмотрели, какое состояние выполнения плана, и увидели, что мы не достигаем промежуточных целей в том, чтобы к 2020 г. обеспечить 11% ВИЭ в балансе электроэнергии, мы в "Укрэнерго" принципиально изменили наши подходы к работе с девелоперами проектов ВИЭ. Мы в разы сократили сроки рассмотрения документов. Но уже со второй половины 2018 г. наша риторика стала намного скептичнее", — сказал В. Ковальчук.

Развивая ВИЭ, государство игнорировало те сигналы, которые подавал системный оператор относительно будущих проблем по балансировке энергосистемы. Со стороны "Укрэнерго" неоднократно заявлялось, что нельзя быстро развивать ВИЭ, не развивая параллельно балансирующие возможности энергосистемы.

Хотя по состоянию на 2019 г. введено в эксплуатацию почти 5 тыс проектов ВИЭ, "зеленая" генерация все еще занимает небольшую долю — 5.6 млрд кВтч. Но это вдвое больше, чем год назад (рис. 2).

Рис. 2 Доли разных видов генерации в 2018 и 2019 гг.

Может показаться, что такой незначительный объем не может оказывать существенного влияния на энергосистему, но это не так.

"Я часто слышу от представителей бизнеса, тех, кто развивает "зеленую" энергетику, что "Укрэнерго" нагнетает ситуацию, что на самом деле не могут эти 3% влиять на энергосистему. Но 5 ноября впервые в нашей истории около 5 часов утра было ограничение выдачи мощности ВЭС по команде диспетчера "Укрэнерго". Это ограничение достигло 400 МВт на протяжении около получаса. Оно касалось трех самых больших на тот момент работающих ВЭС, они, в отличие от значительного количества других электростанций, имели автоматику", — сказал глава "Укрэнерго" (рис. 3).

Рис. 3. График покрытия ОЭС Украины 5 ноября 2019 г.

Ограничение произошло в момент минимального потребления, которое в тот день составило менее 14 тыс МВт. Для ноября это очень мало, такой уровень потребления никто не мог спрогнозировать. В момент минимального потребления вся остальная генерация уже достигла технологического минимума. Значительная часть блоков ТЭС уже была отключена (кроме находящихся в "горячем резерве", которые были нужны для быстрого наращивания мощности в утренний час пик). Надо было или давать команду на разгрузку АЭС, или ограничить выдачу ВИЭ.

"Этот прецедент показывает, что даже та, пока что относительно небольшая, доля ВИЭ уже существенно влияет на управление энергосистемой в отдельные часы. Большая установленная мощность и при этом небольшой коэффициент использования мощности (10-15%) создают такую коллизию . 10 тыс МВт установленной мощности СЭС сгенерируют столько же энергии, как 1.5-2 тыс МВт блока АЭС, но если день окажется солнечным, то эти 10 тыс МВт СЭС могут самостоятельно перекрыть всю потребность. Куда девать остальную генерацию, которая будет нужна уже через пару часов, когда солнце зайдет, а в энергосистеме уже не окажется объема генерации, достаточного для того, чтобы поднимать выработку с нуля до 100% за минуты. Мы вынуждены держать их в работе круглосуточно", — отметил В. Ковальчук.

Но то, что было 5 ноября, еще не так серьезно, как то, что может ожидать энергосистему уже в мае 2020 г. В мае обычно потребление электроэнергии относительно небольшое, поскольку отопительный сезон позади, а световой день уже достаточно продолжительный. Кондиционеры также пока не используются, потому что летняя жара еще не наступила.

По прогнозам В. Ковальчука, в мае выдачу выработки ВЭС и СЭС придется существенно ограничивать днем, особенно в выходные, примерно с 8-10 до 17-18 часов. Потенциальная выработка в мае составит 25 млн кВтч в сутки, ограничить придется 25 млн кВтч.

"Это непростой выбор, потому что альтернатива ограничения ВИЭ — ограничение АЭС, причем на достаточно длительный период, поскольку АЭС нельзя ограничить на несколько часов. Соответственно, во все остальное время будет дефицит электроэнергии, который будет перекрываться за счет угольной генерации", — пояснил он (рис. 4).

Рис. 4. Прогнозный график покрытия ОЭС Украины в выходной день в мае 2020 г.

Таким образом, ограничение выработки АЭС ради ВИЭ существенно увеличит потребление угля и, соответственно, выбросы углекислого газа. С подобной ситуацией уже столкнулась Германия, которая сознательно пошла на уменьшение доли АЭС в выработке э/э, но Германия при этом создает высокоманевренные мощности газовой генерации. Как решать проблему в украинской энергосистеме — ответа нет.

"Два года (продолжаются) наши обращения и крики — в прямом смысле слова — о том, что надо срочно инициировать конкурсы, чтобы создавать новые виды генерации и дополнительные системы накопления. Еще в марте 2018 г. мы презентовали расчет, что как только доля ВИЭ достигнет 3.8 ГВт (потом мы пересчитали и вышли на 5.3 ГВт), мы уже будем иметь проблемы. К сожалению, даже если эта работа начнется завтра, лишь в 2022 г. появятся первые объекты генерации, которые смогут балансировать ВИЭ. Батареи могут появиться раньше, но они не решат проблему", — сказал он.

Таким образом, в любом случае 2020 и 2021 гг. будут проблемными в плане балансировки энергосистемы. Проблему необходимо решать, и те решения, которые придется принимать, не смогут удовлетворить все стороны — и собственников электростанций, и потребителя, и правительство, и регулятора. (Рис. 5)

Рис. 5. Динамика роста установленной мощности ВЭС и СЭС

Есть также проблемы, связанные с ценой, которую экономика платит за развитие ВИЭ. В 2020 г. из всего производства ВЭС и СЭС в объеме 8.35 тыс МВт, который мог бы быть, более 10% придется ограничить из-за проблем с балансировкой. В соответствии с действующими правилами, за это ограничение придется платить. В 2020 г. ограничивать придется еще больше, и это скажется на стоимости электроэнергии.

Текущий тариф "Укрэнерго" на передачу электроэнергии удалось существенно уменьшить за счет того, что платежи переложили на гарантированного покупателя. Сейчас тариф составляет 116.3 грн за МВтч. Если нынешняя модель расчета тарифа сохранится, то в следующем году с учетом роста установленных мощностей ВЭС и СЭС тариф вырастет до 135-214 грн за МВтч в зависимости от прибыли гарантированного покупателя, т.е. может увеличиться почти вдвое.

В соответствии с действующим законодательством, с 2021 г. гарантированный покупатель уже не будет компенсировать часть расходов на "зеленый" тариф из своей прибыли, и в 2021 г. тариф вырастет уже до 350 грн за МВтч, при условии сохранения остальных тарифов и выполнения планов развития возобновляемой энергетики (т.е. роста установленных мощностей ВИЭ до 8.3 тыс МВт).

Если же допустить, что те мощности, на которые уже выданы технические условия, т.е. 12.06 тыс МВт, будут построены, то чтобы платить компенсацию (даже по новым сниженным тарифам для ВИЭ), тариф на передачу электроэнергии для "Укрэнерго" должен возрасти до 510 грн за МВтч. Это уже больше $20 за МВтч и около 25% от сегодняшней средневзешенной конечной цены на электроэнергию для потребителя.

Расходы на "зеленый" тариф в структуре тарифа на передачу электроэнергии в текущем году составят 8.4 млрд грн. По прогнозам НКРЭКУ, в следующем году эта цифра вырастет вдвое — до 18.6 млрд грн. В 2021 г. она увеличится еще в два раза — до 37 млрд грн, а при условии ввода в эксплуатацию всех мощностей, на которые уже выданы технические условия, — до 60 млрд грн.

Выход — в переходе на систему аукционов для проектов ВИЭ.

"Если нынешняя модель просуществует до 2022-2023 гг., она нанесет уничтожающий удар по конкурентоспособности украинской промышленности из-за высокой цены на электрическую энергию", — предупредил глава "Укрэнерго".

Остается надеяться, что аукционы начнутся, как можно скорее.

"Аукционы — это тот момент, на котором надо сосредоточиться, потому что мы убиваем двух зайцев. Мы получаем первые побеги рыночного, справедливого определения тарифа для ВИЭ. Относительно любых других расчетов это будет рыночный метод", — отметил В. Ковальчук.

Кроме того, это позволит части проектов, которые еще не имеют определенного финансирования, переориентироваться на новую модель поддержки - и это хорошо, как для инвесторов, так и для нашей энергосистемы.

Игорь Тынный, как уже было сказано, представлял работающие на рынке компании и начал свое выступление с апологии частного предпринимательства в сфере ВИЭ.

"У нас всех психика травмирована Советским Союзом, и обычно к предпринимателям относятся как к людям, которые очень циничны и ради прибыли готовы на все. Мне кажется, что в "зеленой" энергетике с самого начала собрались более романтичные люди, которые верили во что-то необычное. Это уже потом стало мэйнстримом, и много кто пришел сюда просто инвестировать деньги. Но мне приятно видеть лица, которые мы здесь видим 10-11 лет, с кем мы начинали эту историю, когда на нас смотрели, как на сумасшедших", — сказал Тынный.

Украинская экономика находится в глубокой стагнации на протяжении всего существования нашей страны. Украина — единственная страна в Европе, где потребление электроэнергии постоянно падает. На момент получения независимости оно составляло 53-54 ГВт, сейчас — вдвое меньше. Поэтому, если в других странах развивается одновременно и возобновляемая, и традиционная энергия, то в Украине все, что строят в сегменте ВИЭ, должно заместить собой традиционную генерацию, считает И. Тынный. Он также отметил, что традиционная генерация в основном уже частная и принадлежит гражданам , которым принадлежат телеканалы, "они не хотят умирать" и поэтому иногда лоббировать какие-то изменения на уровне государства чрезвычайно сложно.

Проблемы с балансировкой, конечно, существуют.

"Можно ли было сделать больше заранее? Конечно, можно было. Большой вопрос — почему до сих пор не построено большое количество линий, которые соединяют энергопрофицитный юг страны с энергодефицитным севером. Большой вопрос ко всей власти — почему выдано разрешений на энергопрофицитном уровне намного больше для солнечной и ветровой генерации, и нет стимулирования строить ее в энергодефицитных районах", — заявил И. Тынный.

Доля атомной энергетики сокращается, ее замещает тепловая генерация. Поэтому электрическая энергия дорожает. И это — лишь одна из проблем украинской энергетики.

"Сейчас правительство играет в игру "страус", прячет голову и притворяется неживым объектом. Может, тебя заметят хищники и съедят, а может, им покажется что ты – куст. Мне кажется, уже пора прекратить играть в эту игру.

Мы пытаемся напомнить о других проблемах, которые существуют в традиционной генерации Украины, с которыми мы неминуемо столкнемся. Надо реагировать на них сейчас", - сказал он.

Кризисов с передачей энергии в стране еще не было, зато были три системных кризиса с генерацией. Средняя степень износа традиционной генерации уже очень высока. Большинство электростанций изношены настолько, что они уже просто ненадежны.

Чтобы "традиционная" генерация оставалась безопасной и работала как можно дольше, на нее также надо тратить деньги. Кроме базовых, нужно строить маневрирующие мощности и системы накопления энергии. Сумма инвестиций во все эти проекты настолько велика, что государство не сможет выделить на это средства, поэтому надеяться приходится на частный капитал.

"Сколько строится Днепровская ГАЭС? Кажется, уже около сорока лет. Там до сих пор работают четыре блока из восьми. Что-то я не вижу, чтобы кто-то тут защищал Каневскую ГАЭС. Говорят, она вредна для природы. Любая деятельность человека вредна для природы. Но нам надо выбирать, что лучше. Мне кажется, если у нас есть шанс разрезать Бурштынскую ТЭС на металлолом, то это лучше, чем построить возле существующего водохранилища верхний водоем и закачивать туда ночью ненужную энергию", — сказал И. Тынный.

Держать в горячем резерве устаревшие станции очень дорого. Финансировать государственные шахты, при том что добыча угля убыточна — мегадорого. Низкие тарифы на электроэнергию для населения — тоже.

И. Тынный напомнил, что население все равно так или иначе платит за дорогую электроэнергию для промышленности, поскольку ее цена закладывается в цену товаров и услуг. Поэтому в электроэнергетике надо сделать то же самое, что в газовой сфере, где международные финансовые организации вынудили нас либерализовать цены для населения и тем самым побороть коррупцию.

Игроки на рынке возобновляемой энергетики рискуют, вкладывая в новые проекты, и вовсе не получают каких-то запредельных прибылей благодаря высоким тарифам для ВИЭ.

Мы рискуем своим имуществом. Мы набрали кредиты. У нас окупаемость инвестиций - от 5 до 15 лет. Тут никто не получает сверхприбыли. Надо ли ограничивать строительство новых мощностей? Да, наверно надо ограничивать. Но почему? Только потому, что мы не можем их принять. Так давайте параллельно откроем рынок строительства маневренных мощностей. И признаем открыто — уголь должен умереть, людей надо переквалифицировать. У нас нехватка рабочей силы. Да, некомфортно, если ты всю жизнь был шахтером. Как говорили в популярном телесериале, то, что мертвое, умереть уже не может. Аминь", — завершил свое выступление И. Тынный.

Речь вызвала бурные аплодисменты собравшихся. Очевидно, аргументы представителя отраслевой ассоциации пришлись его коллегам по душе.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt