Разворот "энергоперехода"

Возобновляемая энергетика уходит на карантин

Пандемия коронавируса, карантин в разных странах и вызванный им экономический спад уже привели к падению потребления энергии. Всем также известно, что происходит и на рынке нефти, падение которого объясняется не только ценовой войной основных добывающих стран, но и резким сокращением перевозок, в первую очередь авиационных.

Владимир МИХАЙЛОВ

Ситуация в электроэнергетике лучше, но и там идет падение, причем темпы его ускоряются. В Украине, по данным Министерства энергетики и защиты окружающей среды, за 2 мес. 2020 г. потребление электроэнергии сократилось на 5.1%. По прогнозам некоторых экспертов, за март падение составит уже 8.2%. Какие изменения происходят на мировом уровне станет окончательно ясно через несколько месяцев, но уже сейчас понятно, что промышленность резко сократила потребление электроэнергии, и большой объем генерирующих мощностей сейчас простаивает. Это касается, прежде всего, ТЭС, но и возобновляемую энергетику кризис не может не затронуть — средств на поддержку ее развития будет выделяться значительно меньше, чем до его начала.

Прогнозы пересмотрены

Уже появились первые свидетельства сокращения частных инвестиций в проекты "зеленой" энергетики. На прошлой неделе Morgan Stanley, Wood Mackenzie и Rystad Energy опубликовали отчеты, которые свидетельствуют о резком сокращении роста в секторах солнечной и ветровой энергетики, а также производства батарей в США и других странах из-за ограничений в связи с пандемией и экономическим спадом. Появление таких прогнозов означает, что ожидания в "зеленых" отраслях делают разворот — будущее не так оптимистично, как казалось еще в прошлом году. Совсем недавно все говорили о том, что снижение стоимости компонентов ВЭС и СЭС, а также аккумуляторов делает "зеленые" проекты все более привлекательными, ВИЭ становятся способны конкурировать с традиционной энергетикой в части экономики без государственной поддержки и скоро вытеснят все тепловые мощности на ископаемом топливе. Сейчас стало очевидно, что "энергетический переход" в мировом масштабе откладывается.

Аналитики инвестиционного банка Morgan Stanley оценивают снижение спроса на солнечные панели для малых СЭС в США в годовом исчислении на 48%, 28% и 17% во втором, третьем и четвертом кварталах соответственно. Это связано, кроме прочего, со спадом в строительстве и отложенным спросом из-за того, что владельцы домов откажутся от планов ремонта в этом году.

Wood Mackenzie сократил свой прогноз спроса на аккумуляторы для проектов в США на 31%. Ранее предполагалось, что в этом году будет установлено 632 МВт аккумуляторных мощностей, сейчас прогнозируется 436 МВт. Но это все равно намного больше, чем в прошлом году — 272 МВт.

Влияние валютных курсов

Rystad Energy ожидает, что в мировом масштабе прогнозировавшийся ранее рост числа новых проектов ветровой и солнечной энергетики в этом году "будет уничтожен". До эпидемии коронавируса компания Rystad Energy ожидала, что в 2020 г. рост установленной мощности СЭС составит 140 ГВт, ВЭС — 75 ГВт, что, соответственно, на 15% и 6% больше по сравнению с 2019 г. Теперь можно ожидать, что в этом году будет введено примерно столько же мощностей, сколько и в прошлом.

В числе причин в компании называют рост доллара США на фоне падения других валют.

"Мы ожидаем, что эти движения на валютном рынке заставят компании приостановить контракты на ключевые компоненты, которые обычно заключаются в долларах США. Проекты возобновляемых источников энергии в Австралии, Бразилии, Мексике и Южной Африке будут особенно затронуты, поскольку на этапе закупок они могут столкнуться с увеличением капитальных расходов в размере до 36% из-за быстрого обесценивания местной валюты в этих странах. Другая причина — установленные правительствами ограничения на передвижение, которые повлияют на сроки строительства", — прогнозирует менеджер по продукции Rystad Energy по возобновляемым источникам энергии Геро Фарруджио.

Еще сильнее эффект пандемии и вызванного ею спада проявится в следующем году. Из-за укрепления доллара и общего сокращения капитальных расходов в 2020 г. будет принято меньше решений об инвестициях, чем ожидалось. Поэтому в 2021 г. "зеленых" проектов в эксплуатацию будет введено как минимум на 20 ГВт, или на 10% меньше по сравнению с 2020 г. Производство компонентов для ВЭС и СЭС в Китае уже начало восстанавливаться, и не его спад окажет влияние, а именно колебания курсов валют.

"Влияние валютного курса сократит прогноз на 2021 г. для СЭС и прогноз на 2022 г. и на последующий период для ВЭС, поскольку развивающиеся страны, пострадавшие от колебаний курса валют, приостановят заказы на новое оборудование, которые в противном случае могли бы обеспечить большую часть этого роста", — считают в Rystad Energy.

Солнечная энергетика пострадает больше ветровой, а развивающиеся рынки Восточной Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки — больше, чем развитые. В следующем году будут остановлены закупки оборудования для проектов СЭС, которые, если бы не пандемия, были бы введены в эксплуатацию в 2021 г. и позже.

Китай и США будут меньше всего подвержены колебаниям курсов валют. Ожидается, что число новых СЭС в этих странах продолжит рост, и темп его останется достаточно стабильным. Тем не менее, некоторое замедление, несомненно, произойдет. Скорее всего, Китаю не удастся нарастить свою солнечную энергетику на 40 ГВт, как планировалось ранее.

Европу курсовые колебания затронут, только если евро продолжит падать по отношению к доллару. В настоящее время на европейских ВИЭ сказывается другой фактор — строгие ограничения на поездки по всему континенту в настоящее время остановили проекты на стадии строительства.

В Латинской Америке, в частности, в Мексике и Бразилии сейчас идет строительство больших мощностей СЭС. В обеих странах наблюдается резкое снижение курса валюты по отношению к доллару США и ожидается, что закупки полностью остановятся на большинстве, если не на всех, проектах, которые еще предстоит начать. Проекты, рассчитываемые на ввод в эксплуатацию в 2021 г., будут значительно замедлены или даже отложены на неопределенный срок.

ВИЭ Индии будут затронуты в меньшей степени. Особенно это касается ветроэнергетики, поскольку для местных проектов оборудование производится в самой стране.

Чистый воздух не радует

Исполнительный директор Международного энергетического агентства (МЭА) Фатих Бироль в марте опубликовал на официальном сайте агентства два материала, посвященных влиянию эпидемии на энергетику — в одном он призывает "поместить чистую энергию в основу планов стимулирования противодействия кризису из-за коронавируса", во втором говорит о важности электроэнергии и гибкости электроэнергетической системы и, опять-таки, о "зеленой" энергетике.

Одним из экономических последствий пандемии является падение мирового спроса на нефть и уголь. С одной стороны, это поможет сократить выбросы парниковых газов от сжигания ископаемого топлива, с другой — может угрожать долгосрочным планам по борьбе с изменениями климата, поскольку проекты в области "зеленой" энергетики будут остановлены. На данный момент выбросы парниковых газов в Китае и, в меньшей степени, в некоторых других регионах (прежде всего, Италии) существенно сократились, но этот эффект, вероятно, будет кратковременным.

Для перехода мира к т.н. низкоуглеродной экономике в рамках борьбы с изменением климата нужны многомиллиардные инвестиции, и плохая новость заключается в том, что кризис приведет к их сокращению, что в итоге перекроет эффект от нынешнего снижения выбросов.

"Нет повода радоваться вероятному сокращению выбросов, вызванному экономическим кризисом, потому что в отсутствие правильной политики и структурных мер это снижение не будет устойчивым", — предупреждает Фатих Бироль.

Поскольку правительства вынуждены тратить огромные средства на борьбу с эпидемией и предотвращение экономических последствий кризиса, развитие возобновляемой энергетики поставлено под вопрос. Те средства, которые могли быть потрачены на ее поддержку, по крайней мере, значительная их часть, пойдут на другие нужды.

Понимая это, МЭА призывает правительства не допустить такого перераспределения средств и продолжать "зеленые" инвестиции после того, как распространение коронавируса будет взято под контроль, и рынки начнут восстанавливаться. При этом МЭА признает, что именно правительства прямо или косвенно обеспечивают более всех 70% инвестиций в энергетику, т.е. от них, а не от рынка самого по себе, зависит ее будущее. Те пакеты экономических стимулов, которые в настоящее время разрабатывают правительства в условиях экономического спада, вызванного эпидемией и карантинными мерами, должны включать инвестиции в технологии экологически чистой энергии, считают в МЭА.

"У нас есть важное окно возможностей. Крупные экономики мира готовят пакеты стимулов. Хорошо продуманный пакет стимулов может принести экономические выгоды и способствовать обороту энергетического капитала, что имеет огромные преимущества для перехода на экологически чистую энергию ", — пишет Фатих Бироль.

Он также призывает власти использовать нынешний спад мировых цен на нефть для прекращения или отмены субсидий на ископаемое топливо. Высвободившиеся средства могут быть перенаправлены для увеличения расходов на здравоохранение и, частично, для финансирования проектов в области чистой энергии. Согласно прошлогоднему отчету Global Subsidies Initiative, объем ежегодных субсидий, связанных с угольной, нефте- и газодобывающей отраслями составляет $370 млрд, и всего 10–30% от этой суммы могут обеспечить переход на возобновляемые источники энергии во всем мире.

Незаменимое электричество

Второй материал исполнительный директор МЭА посвятил электроэнергетике, которая, как он отмечает, сейчас "еще более необходима чем когда-либо". Почему — понятно: во многих городах из-за карантина люди перешли на удаленную работу, а если даже и не перешли, то все равно сидят по домам и, так или иначе, пользуются Интернет. Для работы интернет-сервисов нужно надежное электроснабжение. Оно необходимо также для работы медучреждений, особенно реанимационных отделений, где находятся больные, подключенные к аппаратам ИВЛ и другому оборудованию, необходимому для сохранения жизни людей.

По оценкам МЭА, потребление электричества сейчас сократилось на 15% (по крайней мере, такую цифру приводит Фатих Бироль), в основном из-за остановки промышленности в ряде стран и регионов. У этого есть позитивная сторона — останавливаются в основном тепловые блоки, соответственно, доля ВИЭ растет. Например, в Испании или Калифорнии, она была достаточно высока уже к началу кризиса. МЭА считает, что нынешнее сокращение генерации "продвинуло некоторые энергосистемы на 10 лет вперед", поскольку без него она не достигла бы сегодняшних уровней еще долгое время.

Понятно, что рост доли ВИЭ невозможен без соответствующего наращивания балансирующих мощностей, в качестве которых Фатих Бироль упоминает газовые ТЭС и ГЭС. Кроме того, для распределенных источников, которыми являются ВЭС и СЭС, необходимо создавать соответствующую сетевую инфраструктуру. "Значительные инвестиции в сети будут важны в следующие годы", — пишет он.

Вопрос в том, что страны, пострадавшие от пандемии и спада экономики, скорее всего, сократят и инфраструктурные инвестиции. Об этом исполнительный директор МЭА не говорит. Скорее всего, мировая энергетика будет в той или иной мере "заморожена" на какое-то время. Какие именно последствия пандемия и кризис будут иметь для нее, пока нельзя сказать точно. Все оценки и прогнозы, которые сейчас высказываются по этому поводу, очень приблизительны. Конечно, при этом называются какие-то цифры, но они, скорее, показывают общие тенденции. Точно можно сказать, что падает потребление не только топлив, но и электроэнергии, и что возобновляемая энергетика лишается ряда преимуществ, которые обуславливали ее рост в последние годы. И что с большой вероятностью т.н. "энергетический переход" в мировом масштабе в ближайшем будущем не состоится просто потому, что на это не будет денег.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt