Энергопадение

Спад в энергетике достиг максимума, но, возможно, скоро начнется подъем

По мере того, как накапливаются данные о состоянии экономики в период пандемии и перепроизводства нефти, появляются новые прогнозы развития энергетики на ближайшую перспективу. Международное энергетическое агентство (МЭА) опубликовало специальный обзор Global Energy 2020, где на основе данных более чем за 100 дней дало свои оценки влияния карантина на генерацию разных типов до конца 2020 г.

Владимир МИХАЙЛОВ

В МЭА считают, что пока рано говорить о более долгосрочном будущем. Предполагается, что карантинные меры будут постепенно ослабляться и мировая экономика возобновит рост. При этом мировое потребление энергии в 2020 г. упадет на 6%, а в странах с развитой экономикой еще больше — на 9% в США и на 11% в ЕС. При этом каждый дополнительный месяц карантинных мер, аналогичных тем, которые были приняты в апреле, снизит общемировое потребление энергии еще на 1.5%. Энергетика переживает самый серьезный шок за более чем семь десятилетий.

Потребление электроэнергии

По итогам I кв. 2020 г. общемировое потребление электроэнергии упало на 2.5% по сравнению с I кв. 2019 г., хотя в большинстве стран карантин введен лишь в середине или в конце марта. В Китае, где меры по сдерживанию эпидемии начали принимать уже в середине января, падение составило 6.5%, в Европе, Японии, Корее и США — 2.5%-4.5%. Кроме карантина, на это повлияла более теплая по сравнению с прошлым годом зима. Эффект карантина зависел от жесткости ограничений — там, где они были минимальны, он составил до 10%, на северо-востоке США — до 15%, во Франции и Индии — чуть более 20%, а в Италии — более 25% (рис. 1).

Рис. 1. Спад потребления электроэнергии в разных странах по дням с начала карантина (с поправкой на влияние погоды)

ИСТОЧНИК

МЭА

При этом динамика потребления изменилась — на данный момент в некоторых регионах график потребления в будние дни напоминает график потребления в выходные до карантина, что объясняется приостановкой деятельности коммерческих предприятий. Сектор услуг сократил потребление в большей степени, поскольку карантин означал практически полную остановку деятельности HоRеCа, образования, туризма, ритейла и других сегментов. В Италии, которая пострадала больше всех, потребление электроэнергии в секторе услуг в марте снизилось на 75% относительно марта 2019 г. В промышленном секторе все не так драматично — многие производственные предприятия продолжают работать, предприняв меры по защите персонала. Строительная и перерабатывающая сферы, на которые в 2019 г. пришлось 68% потребления электроэнергии, сократили его на 12%. Домохозяйства в большинстве стран увеличили потребление — люди изолируются в своих жилищах, многие сейчас работают удаленно. В некоторых европейских странах потребление электроэнергии населением в последнюю неделю марта и первую неделю апреля было на 40% выше, чем годом ранее.

МЭА ожидает, что по итогам года общемировое падение потребления электроэнергии по всем секторам составит 5%. Это больше, чем когда-либо со времен Великой депрессии 1930-х годов и в восемь раз больше, чем в 2009 г. во время финансового кризиса, когда экономики Китая и Индии продолжали расти и это смягчило общемировой эффект. Сейчас падение потребления электроэнергии ощущают все, и когда это прекратится — сказать сложно. Если пандемия продолжит распространяться в Латинской Америке и Африке, а в развитых странах начнется вторая волна, которую ожидают осенью, то падение будет больше 5%, если экономики начнут восстанавливаться в скором времени — то оно может составить порядка 2%.

Поскольку сфера услуг пострадала больше, то те страны, где она больше развита, сократят потребление в большей степени. В первую очередь это касается европейских стран и США.

Выработка электроэнергии

В наибольшей степени спад в энергетике затронет тепловую генерацию. В результате совокупная доля газа и угля в общемировом энергетическом балансе должна по итогам года снизиться на 3% - до уровня, сравнимого с уровнем 2001 г. Особенно сильно пострадает угольная генерация. Своего пика выработка ТЭС на угле достигла в 2018 г., а в 2020 г. она снизится более чем на 10%. Выработка газовых ТЭС снизится на 7%. Это станет самым большим спадом за всю историю отрасли, которая получила масштабное развитие лишь во второй половине прошлого века.

Все эти тенденции проявляются уже сейчас. За первый квартал в мире выработано на 2.6% меньше электроэнергии, чем годом ранее. Сокращение коснулось всех видов генерации, кроме ВИЭ и газовых электростанций. ВЭС и СЭС увеличили выработку на 3% по сравнению с I кв. 2019 г., их доля в общей генерации увеличилась с 26% до 28%. Газовая генерация выросла на 4% — газ дешевый, и в ряде регионов он становится более привлекательным ресурсом для выработки электроэнергии, чем уголь. Угольные ТЭС сократили выработку на 8% — в значительной степени за счет Китая, где сокращение началось уже в феврале и затронуло 100 ТВт мощностей. В США сокращение угольной генерации происходило и без карантина, а с его началом ускорилось. В итоге за первый квартал американская угольная генерация сократила выработку на треть в годовом исчислении.

Атомная генерация также падает , но значительно меньше — на 1-2.5%. За первый квартал сокращение составило 3%, в основном за счет ЕС и США. В ЕС падение составило почти 8%, а лидирует Франция, где работающие мощности АЭС сократились на 11 ТВт или на 10%, что сравнимо с ограничением мощностей АЭС в Украине. Некоторые блоки французских АЭС выведены из эксплуатации для планового обслуживания, некоторые остановлены из-за падения потребления. В Германии эксплуатируемые мощности сокращены на 3 ТВт или 17%, что связано с плановым выводом АЭС из эксплуатации — страна намерена полностью избавиться от атомной энергетики к 2022 г.

Только ВИЭ продолжат рост, и их доля в общемировом производстве электроэнергии увеличится благодаря приоритетному доступу к сетям и низким эксплуатационным расходам. Несмотря на сбои в цепочке поставок, которые приостановили или задержали развитие ВИЭ в нескольких ключевых регионах в этом году, солнечные и ветровые электростанции внесут существенный вклад в продолжение роста "зеленой" генерации электроэнергии, который МЭА оценивает в 5% по итогам года. Этому также будет способствовать более высокая выработка гидроэлектроэнергии.

Газ

То, что нынешний год будет неудачным для газа, было ясно еще до пандемии. Теплая зима в Северном полушарии привела к сокращению потребления газа в Европе на 2.6% в первом квартале в годовом исчислении. Потребление конечными пользователями упало на 3%, генерация газовых ТЭС — на 5%. В США потребление газа сократилось на 4.5%, импорт СПГ в Японию — на 3%. В Китае потребление осталось на прежнем уровне, а в Индии даже выросло на 8% в январе-феврале в годовом исчислении.

Данные, касающиеся половины общемирового потребления газа на ключевых рынках ЕС, США и Северной Америки, позволяют сделать вывод, что в первом квартале оно сократилось более чем на треть. При этом производство газа продолжило рост. В США оно выросло на 7%, предложение СПГ в мировом масштабе увеличилось на 13%. И в Европе, и в США поставки газа по трубопроводам сократились, а наполненность газохранилищ выросла. В США на конец марта газохранилища были заполнены на 77% больше, чем на тот же период 2019 г., и на 17% больше, чем в среднем за пять лет, в ЕС, соответственно, на 40% и 80%. Этому способствовали рекордно низкие спотовые цены — на американском Henry Hub они были самыми низкими за первый квартал с 1999 г., на европейском TTF — самыми низкими с момента запуска хаба в 2003 г.

В Китае, где эпидемия началась раньше, потребление практически не изменилось. По данным Национальной комиссии по развитию и реформам, за январь-февраль 2020 г. рост составил лишь 1% в годовом исчислении. В ряде стран Европы с введением карантина в середине марта потребление природного газа резко упало в промышленности и электроэнергетике, но не в секторе домохозяйств. Там, где карантинные ограничения были менее строгими, падение было меньше. Так, с середины марта по середину апреля в Германии потребление газа упало на 3%, а в Нидерландах – на 7% в годовом исчислении. За тот же период в США оно упало на 6% в промышленности, но выросло на 8% в энергетике.

С учетом пандемии прогнозы для газового сектора МЭА дает неутешительные. Как и в случае с электроэнергетикой, падение потребления газа составит порядка 5%, хотя может быть и меньше, если экономика после карантина начнет восстанавливаться быстрее. Как и в случае с электроэнергетикой, МЭА вспоминает Великую депрессию, хотя это и не совсем корректно — структура потребления газа и энергии в то время была иная, и нынешней газовой инфраструктуры просто не было. Европа тогда еще не оправилась от последствий Первой мировой войны, о российском газе речи не было, единственным крупным производителем и поставщиком газа были США. Там в 1931 г. его потребление упало на 13%, в 1932 г. — на 7%. Сейчас, когда это уже глобальный рынок, падение будет не столь драматичным, но все же более глубоким, чем в 2009 г. (-2%), который до сих пор был худшим для газа с середины прошлого века.

Потребление газа электростанциями снизится на ту же величину, что и их выработка — 7%, потребление энергетикой в целом (т.е. включая тепловую) — на 4%, потребление промышленностью — на 5%.

Уголь

Общемировой спрос на уголь снизится на 8% по итогам года, что станет самым большим снижением со времен Второй мировой войны. В основном, это связано с падением производства электроэнергии ТЭС, на которое приходится две трети всего потребления угля. Спрос со стороны промышленности тоже упадет. В Китае, на который приходится половина мирового спроса и где доля угля в потреблении первичной энергии составляет 60%, его потребление в первом квартале упало на 8%, а выработка угольных ТЭС — на 9% по сравнению с прошлым годом. Самое большое падение – в США и ЕС, соответственно, 30% и 20%. Примерно столько же ожидается по итогам года — соответственно, 25% и 20%. Опять-таки, если экономика будет восстанавливаться быстрее, чем прогнозируется, то падение будет меньше, но порядок цифр останется таким же.

Нефть

В результате ограничения перевозок спрос на нефть лишь в марте упал на 10.8 млн бар в сутки в годовом исчислении и по итогам года должен быть ниже, чем в 2019 г., на 9.3 млн бар в сутки. За апрель данных пока нет, но, по оценкам МЭА, падение должно составить 29 млн бар в сутки, а по итогам второго квартала — 23.1 млн бар в сутки. Во втором полугодии спрос начнет постепенно восстанавливаться, но все рано не достигнет докризисного уровня к концу года (рис. 2).

Рис. 2. Изменение потребления нефти в 2020 г. по месяцам в годовом исчислении, млн бар в сутки

ИСТОЧНИК

МЭА

По итогам первого квартала 2020 г. потребление нефти сократилось на 5%, в основном за счет провала в транспортном секторе, на который приходится почти 60% всего потребления. На конец марта автотранспортная активность была на 50%, а активность авиатранспорта — на 60% ниже, чем годом ранее. Поскольку МЭА прогнозирует, что к концу года потребление нефти будет ниже докризисного лишь на 2.5 млн бар в сутки, то, предполагается, что к этому времени объемы перевозок в значительной степени восстановятся, что, конечно, слишком оптимистично. Если международный туризм и, соответственно, авиаперевозки не смогут вернуться к прежнему уровню (что очень вероятно), то и потребление нефти будет восстанавливаться значительно медленнее, чем это прогнозируется сейчас.

В докладе также отмечен резкий спад продаж автомобилей, что будет иметь долгосрочные последствия — мобильность людей уже не будет прежней какое-то время или даже останется на более низком уровне навсегда. Все это будет иметь долгосрочные последствия для экономики и энергетики — возможно, аналитики в ближайшее время еще не раз вспомнят Великую депрессию. Пока же, как это можно понять из приведенного выше графика потребления нефти, мы проходим самый неприятный период кризиса, вызванного пандемией.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt