Коммуналка на "газовой игле"

ЖКХ остается зависимый от импортного газа

Предприятия, бюджетные учреждения и частные потребители быстро сокращают потребление газа, переводя отопление на альтернативные виды топлива, но в коммунальном ЖКХ стимула для этого нет. Государство фактически дает нерыночную преференцию импортному газу перед местными видами топлива, считает глава правления Биоэнергетической ассоциации Георгий Гелетуха. Тем не менее, выйти на плановые показатели замещения импортного газа вполне реально.

Нина ШЕРШОВА

— Георгий Георгиевич, ваша ассоциация занимается вопросами замещения газа в разных секторах. Где, по Вашему мнению, удалось добиться самых заметных успехов?

— Если говорить о теплоснабжении, есть четыре сектора, в которых возможно сокращение потребления газа — частные домохозяйства, многоквартирные дома, отапливающиеся централизованно, бюджетные учреждения и коммерческий сектор. Во всех этих секторах ситуация разная. В секторе частных потребителей она определяется тем, что в последние два года произошло два серьезных изменения. Во-первых, в мае этого года резко повысились цены на газ. В среднем цена газа для населения поднялась в пять раз. Это очень резкий скачок, и население получило стимул уходить от дорогого газа, в частности, замещать его биомассой. Тут процесс идет достаточно быстро, хотя соответствующей статистики нет. Есть косвенные признаки, которые позволяют судить о масштабах процесса. Во-вторых , есть программа государственной поддержки замены газовых котлов твердотопливными. Государство компенсирует 20% кредита, который выдается под установку твердотопливного котла. Эта программа действует уже примерно полтора года, и к настоящему времени по ней получили кредиты примерно 12 тыс домохозяйств, а их общая сумма составляет более 200 млн грн. Надо понимать, что далеко не все из тех, кто меняют котлы, пользуются этой программой. Большинство установило котлы на свои деньги без всякой поддержки. Думаю, таких людей раз в десять больше, т.е. в совокупности за последний год порядка 100 тыс газовых котлов заменены на твердотопливные. По моим оценкам, в целом население, которое живет в частных домах, уменьшило потребление газа за счет установки твердотопливных котлов процентов на десять, хотя, конечно, хотелось бы дождаться какой-то статистики.

В бюджетной сфере тоже прогресс, причем неплохой. По оперативным данным Госэнергоэффективности, которые они собирают посредством местных администраций, за 2014 г. в бюджетном и коммерческом секторах установлено 450 МВт котлов на биомассе, а за 9 мес. 2015 г. — около 500 МВт. Это неплохо.

— Благодаря чему достигнут такой прогресс?

— Основной стимул для коммерческих потребителей — высокая цена газа. Этот сектор уже давно использует газ по коммерческой цене, и государство тут ничего не стимулирует и вряд ли будет это делать при такой цене газа. Бюджетные организации на самом деле тоже платят коммерческую стоимость газа, тепло для них дорогое. Но когда в этот сектор заходят биомассовые котельные, им тариф считают по принципу — "затраты +6% рентабельности". Кроме того, если вы брали кредит в банке, то процент кредита не разрешат относить на затраты. В итоге получалось, что тарифы для "альтернативщиков" — неоправданно низкие. Из-за этого ставить котлы на биомассе в бюджетной сфере становится невыгодно. В 2014 г. правительство приняло хорошее постановление №453 от 10.09.14 г. "О стимулировании замещения природного газа во время производства тепловой энергии для учреждений и организаций, которые финансируются за счет государственного и местного бюджетов", которое стимулировало этот процесс тем, что тариф для котлов на биомассе устанавливался на уровне средневзвешенного тарифа на тепловую энергию из газа. Это другой принцип формирования тарифа. На декабрь 2014 г. он составил 1 097 грн за Гкал без НДС. Это уже было интересно. При этом тарифе инвесторы (преимущественно украинские) и начали строить котельные с твердотопливными котлами.

В этом году, правда, это постановление потеряло стимулирующий эффект, поскольку тариф остался на прежнем уровне и не пересматривался уже год. Сейчас учреждения бюджетной сферы за тепло из газа платят от 1 400 до 1 800 грн за Гкал, а за тепло из биомассы платят 1 097 грн за Гкал, что на 25-40% дешевле, чем тепло из газа. Это своего рода дискриминация тепла из украинской биомассы по отношению к теплу из импортного, в основном российского газа. Мы, Биоэнергетическая ассоциация, не поддерживаем такую тарифную политику, считаем, что это — дискриминация и проблема тарифа для котельных на биомассе для бюджетной сферы не решается. Этот сектор входит в стагнацию, новых котельных для бюджетных учреждений практически не строится. Вопрос требует срочного разрешения.

Что касается муниципального жилищно-коммунального хозяйства, то тут вообще ничего не происходит. Государство продолжает субсидировать газ для ЖКХ, который используется для выработки тепла для многоквартирных домов. Для сравнения: газ для промышленности стоит сейчас 6 500-7 200 грн за 1 тыс куб м, а для ЖКХ – 2 997 грн за 1 тыс куб м, т.е. в два с лишним раза дешевле. Получается, что из такого субсидированного газа теплокоммунэнерго могут выработать тепло стоимостью где-то 550 грн за Гкал. И если кто-то попытается зайти в сектор ЖКХ с котельной на биомассе или другом альтернативном топливе, он не сможет вырабатывать тепло по конкурентной цене. У тепла из любого альтернативного топлива стоимость будет больше 1 000 грн за Гкал. Тут тоже получается дискриминация — государство покупает импортный газ, субсидирует его, продает дешевое тепло и этим убивает всю конкуренцию. Проблема в том, что если субсидируется тариф для какого-либо топлива, то он должен субсидироваться также и для других топлив. А когда субсидируется только газ, то все остальные виды топлива просто отсечены от рынка. Это неразумная политика, потому что государство дает нерыночную преференцию импортному газу перед местными видами топлива.

— Ваша ассоциация что-то делает, чтобы изменить это?

— Мы пытаемся с этим бороться, объяснять правительству, что эту ситуацию надо менять. Если субсидировать — то всех, на равных условиях. Есть еще более реальный механизм. Если при замещении газа местными видами топлива в ЖКХ для населения экономится субсидия, за счет которой государство снижало цену на газ, логично было бы отдать ее этим котельным на биомассе, которые и заместили этот газ. Мы это предлагаем, причем с дисконтом около 10%. Грубо говоря, 90% субсидии государство отдает производителям тепла из альтернативных топлив, которые и заменят этот газ. В результате экономится 10% бюджетных денег, потребители получают те же самые гигакалории, а местная экономика заработает, потому что деньги не уходят за границу, а остаются в стране — в лесхозах и агропредприятиях, которые и производят биотопливо. Поэтому в таком решении для государства есть большая макроэкономическая выгода.

Пока такого механизма нет, мы ожидаем, решение еще не принято.

Таким образом, в разных секторах ситуация разная. Где-то преобладает оптимизм, где-то — пессимизм. Но процесс идет, газ замещается. В целом за счет биоэнергетики в Украине в 2013 г. было замещено 2 млрд куб м газа. За прошлый год официального энергетического баланса еще нет, он должен быть опубликован 21 декабря 2015 г. Мы ожидаем, что эта цифра за прошлый год увеличится где-то на 0.5 млрд куб м, примерно на столько же — за текущий. Таким образом, ожидаем, что в 2014 г. за счет биоэнергетики замещено порядка 2.5 млрд куб м газа, в 2015 г. — 3 млрд куб м газа. Таковы наши ожидания и есть косвенные признаки, что это будет выполнено. Правительство поставило цель к 2020 г. выйти на замещение 7.2 млрд куб м газа в год.

— Насколько реальна такая цель?

— Она реальна, если снять барьеры, которые мешают ее достижению. У населения сейчас барьеров нет, и процесс идет быстро. В бюджетной сфере был стимул — тариф, и процесс шел нормально. Если его сейчас улучшить, то процесс снова ускорится. В промышленности замещение газа идет нормально. В ЖКХ не происходит ничего, и тут есть два пути: или, как я сказал, перераспределение субсидий с газа на местные топлива, или выравнивание стоимости газа. По меморандуму с МВФ в 2017 г. цена газа для ЖКХ сравняется с его коммерческой ценой. Тогда возникнут экономические стимулы замещать газ и в этом секторе. Это произойдет через 1.5 года. Конечно, не хотелось бы терять это время. Если бы была компенсация разницы тарифов, замещение началось бы уже сейчас. Но если этого не случится, то оно начнется в 2017 г.

Пока я вижу все шансы к 2020 г. выйти на показатель замещения природного газа в объеме 7.2 млрд куб м в год. Но для этого, конечно, надо принять правильные управленческие решения. Если тариф будет достаточен и инвестор начнет инвестировать в этот сектор, то все будет нормально.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2021. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt