В поисках нового нефтяного баланса

Новый глобальный экономический кризис и его воздействие на мировой рынок нефти

Экономический кризис, спровоцированный эпидемией коронавируса, вызвал беспрецедентный обвал на мировом рынке нефти. На пике спада цены на сорт "брент" упали до менее $20 за бар — самого низкого показателя в XXI веке, а биржевые котировки на американскую нефть WTI вследствие особенностей выполнения контракта даже принимали отрицательное значение. Сейчас нефть слегка подорожала и превышает отметку $30 за бар, но это мало утешает ее поставщиков, привыкших к гораздо более высокой стоимости данного ресурса. Объем нефтедобычи сокращается, но, очевидно, рынку еще долго предстоит искать новый баланс.

Виктор ТАРНАВСКИЙ

Без спроса

Воздействие карантинных мероприятий на рынок нефти было сокрушительным. В конце марта - начале апреля 2020 г. почти все страны мира ввели ограничения на транспортировку людей и грузов, в ряде государств были остановлены промышленные предприятия и стройки. Это привело к беспрецедентному падению спроса на топливо.

Больше всего от карантина пострадала авиационная отрасль. По оценкам компании Macro Oils Service, в апреле спрос на авиационное топливо упал в глобальном масштабе более чем на 50% по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Причем в США — примерно на 80%. Этот сектор стал одной из первых жертв кризиса и будет выходить из него позже и дольше остальных. Не исключено даже, что докризисные объемы пассажиропотока в мировой гражданской авиации не восстановятся уже больше никогда.

Перевод десятков миллионов рабочих мест на "удаленку", закрытие заводов, строек и предприятий сферы услуг, по ряду оценок, снизили потребность в автомобильном горючем примерно на 25%. Спрос на дизельное топливо, используемое грузовыми автомобилями, локомотивами, судами и спецтехникой, оказался более устойчивым: он сократился не более чем на 5-10% по сравнению с прошлогодним уровнем. По данным Международного энергетического агентства (International Energy Agency, IEA), объем нефтепереработки в мире уменьшился в апреле на 14 млн бар в сутки по сравнению с апрелем 2019 г. Точно такое же отставание отмечалось и в конце первой декады мая.

При этом надо учитывать, что НПЗ во многих случаях не могли или не желали останавливать производство либо приводить его в полное соответствие со спожившимся спросом. По расчетам международных экспертов, в апреле 2020 г. глобальное потребление нефти упало не менее чем на 25% (или примерно на столько же миллионов баррелей в сутки) по сравнению с апрелем 2019 г. Май в этом отношении складывается ненамного лучше. Самую пессимистичную оценку дает IEA. Оно предполагает, что в апреле совокупный спрос уменьшился на 29 млн бар в сутки по сравнению с прошлогодними данными, а в мае — на 26 млн бар. Американский инвестиционный банк Goldman Sachs насчитал более скромные потери в 16 млн бар в сутки в мае, но и это — очень много.

Теперь также очевидно, что восстановление спроса будет происходить весьма медленно. К концу мая карантинные меры практически везде были ослаблены, но пандемия все еще продолжается, поэтому многие ограничения остаются в силе. Более того, набирает силу всемирный экономический кризис.

"Выключение" экономики во время карантина обвалило потребление. Небывалый рост безработицы, резкое снижение уровня доходов широких масс населения, падение уверенности в будущем надолго обрушили массовый спрос на жилье, автомобили, бытовую технику, другие товары длительного пользования, а также на туристические, развлекательные и другие услуги. Компании повсеместно ввели режим самой жесткой экономии, урезая свои программы капиталовложений, переводя сотрудников, где это возможно, на удаленные рабочие места и отказываясь от командировок в пользу онлайнового общения. И никакие государственные программы поддержки (там, где они есть) этого полностью не компенсируют.

Поэтому спад на мировом рынке нефти принимает долгосрочный характер. Безусловно, его пик приходится на второй квартал текущего года. По различным оценкам, потребление в этот период будет на 16-19 млн бар в сутки ниже, чем в апреле-июне 2019 г. И компенсировать эти потери за счет роста во втором полугодии не получится.

Эксперты ОПЕК оценивают падение глобального потребления нефти в 2020 г. в целом в на 9.1 млн бар в сутки по сравнению с прошлым годом. IEA в апреле прогнозировало спад в 9.3 млн бар в сутки, но в середине мая несколько улучшило этот показатель до минус 8.6 млн бар. Американская Energy Information Administration (EIA), подразделение Департамента энергетики США, в своих выкладках указывает снижение видимого спроса на 8.15 млн бар.

Причем далеко не факт, что к концу текущего года обстановка нормализуется. По мнению аналитиков американской инвестиционной компании Raymond James, при отсутствии массового и доступного лекарства против коронавируса, мир не выйдет из экономического спада и в 2021 г. Глобальное потребление все еще будет уступать уровню 2019 г., в среднем, на 5 млн бар в сутки. И даже в 2022 г. сохранится отставание от докризисного графика в 1.25 млн бар. По подсчетам Raymond James, спрос на авиационное топливо в 2021 г. будет на 2 млн бар в сутки меньше, чем в 2019 г., спад потребления в наземном транспортном секторе составит 1.6 млн бар, а в морском — 0.4 млн бар. Еще на эквивалент 1 млн бар в сутки уменьшится потребление продуктов переработки нефти в промышленности.

В EIA настроены на этот счет более оптимистично. По ее прогнозам, в 2020 г. глобальный спрос на нефть сократится до 92.6 млн бар в сутки, но в 2021 г. восстановится до 99,5 млн бар, что будет лишь немного не дотягивать до около 100 млн бар в 2019 г. Но, так или иначе, рынок вернется к докризисным объемам потребления не раньше 2022 г. В связи с этим, на первый план вышла проблема избытка предложения нефти.

Кто здесь самый лишний?

Нефтяная скважина — не кран, который можно откручивать или закручивать по первому требованию. Как правило, это достаточно сложное и весьма дорогостоящее сооружение с обширной инфраструктурой. И далеко не каждую скважину можно заглушить так, чтобы потом имел смысл возобновить добычу. Поэтому нефтедобывающие компании, как правило, не имеют возможности оперативно маневрировать объемами добычи. Более того, в марте Саудовская Аравия объявила ценовую войну на мировом рынке нефти и провозгласила намерение довести уровень добычи до предела. В апреле объем ее производства подскочил более чем на 2 млн бар в сутки по сравнению с предыдущим месяцем, до 11.9 млн бар.

Конечно, уже потом было подписано соглашение "ОПЕК++", участниками которого стали 23 страны, согласившиеся уменьшить нефтедобычу в мае-июне на 23% по сравнению с отчетным уровнем октября 2019 г. или на 9.7 млн бар в сутки, с июля по декабрь — на 7.7 млн бар, а с января 2021 г. по апрель 2022 г. — на 5.8 млн бар. Но в апреле рынок оказался в состоянии не виданного ранее дисбаланса.

По оценкам норвежской консалтинговой компании Rystad Energy, в апреле глобальный объем предложения нефти составлял 98.3 млн бар в сутки, тогда как спрос — только 71.8 млн бар. В мае эти показатели рассчитываются на уровне соответственно 92.8 млн и 79.2 млн бар, а в июне — 91.1 млн и 85.1 млн бар в сутки. Таким образом, превышение предложения над спросом сохранится, как минимум, до конца первого полугодия.

Однако падение цен на нефть до минимальных отметок с 1999 г. и глубина всемирного экономического спада заставляют нефтяников принимать более решительные меры по скорейшему восстановлению нарушенного баланса. Так, Саудовская Аравия сообщила, что дополнительно сократит производство еще на 1 млн бар в сутки и урежет свою квоту до 7.5 млн бар в сутки, а Кувейт и ОАЭ взяли на себя добровольное обязательство по выведению с рынка 180 тыс бар в сутки. Норвегия, не вошедшая в состав участников соглашения ОПЕК++, заявила о намерении снизить добычу на 250 тыс бар в сутки в июне, а с июля вернуть обратно в рынок лишь 116 тыс бар.

США и Канада, где добычей нефти занимаются частные компании, официально не брали на себя никаких обязательств, но здесь сработали "рыночные силы". Из-за падения цен американские и другие западные компании сами стали сокращать производство и выводить из эксплуатации буровые установки. К середине мая количество действующих в США агрегатов упало до самого низкого уровня, как минимум, с 1940 г., когда нефтесервисная компания Baker Hughes начала собирать и публиковать такую статистику.

По данным компании Rystad Energy, к концу июня нефтедобыча в США может сократиться примерно на 2 млн бар в сутки по сравнению с докризисным уровнем, причем эта цифра, скорее всего, не окончательная. Только Exxon Mobil и Chevron, две крупнейшие американские нефтегазовые корпорации, намерены в совокупности уменьшить добычу на 800 тыс бар в сутки. Все без исключения компании, разрабатывающие сланцевые месторождения в США, еще в марте-апреле объявили о сокращении капиталовложений в текущем году на 30-70% по сравнению с прошлым годом. А учитывая короткий срок жизни скважин по добыче сланцевой нефти, это решение затронет не только настоящее, но и будущее производство.

В середине мая в EIA предсказывали на текущий год спад нефтедобычи в США в 2020 г. до 11.69 млн бар в сутки — всего на 550 тыс бар в сутки по сравнению с 2019 г. Но в 2021 г. данный показатель, как ожидается, ухудшится до 10.9 млн бар в сутки. И не исключено, что в дальнейшем этот прогноз придется пересматривать в сторону понижения.

Кстати, кроме США, есть еще и Канада, где под большим вопросом оказывается разработка месторождений нефтяных песков. По данным Platts, там уже в апреле снижение добычи составило почти 950 тыс бар в сутки по сравнению с мартом. Очевидно, спад затронет регион Северного моря. Сильно замедлится реализация дорогостоящих долгосрочных проектов по добыче нефти с океанского дна. Вообще, по мнению аналитиков Rystad Energy, капиталовложения в разведку и добычу в текущем году окажутся меньше, чем 2015-2016 гг., во время предыдущего кризиса на мировом рынке нефти.

Некоторые аналитики не исключают, что во втором полугодии текущего года спрос на нефть все же сможет превысить ее предложение в глобальном масштабе. В США в середине мая начали уменьшаться запасы в нефтехранилищах, которые до этого росли беспрецедентно высокими темпами полтора месяца.

Вообще, проблема нехватки резервуаров для размещения невостребованной нефти стала в последние месяцы очень актуальной. Rystad Energy в начале мая даже утверждала, что в мировых хранилищах осталось свободного места всего на 400 млн бар, а их заполнение в то время происходило со средней скоростью 13.6 млн бар в сутки. Под плавучие хранилища была зафрахтована большая часть мирового танкерного флота.

Сейчас данная проблема выглядит менее острой. Аналитики IEA предполагают, что во второй половине 2020 г. резервы будут уменьшаться, в среднем, на 5.5 млн бар в сутки, поскольку спрос к тому времени возрастет, а предложение останется на низком уровне. Тем не менее, эти излишки будут еще очень долго давить на рынок, не позволяя ценам подниматься выше $30-40 за бар. Подъем на мировом рынке нефти может произойти только в случае быстрого восстановления глобальной экономики, но вероятность такого варианта, что очевидно, крайне невелика.

Поэтому, скорее всего, еще не менее года-двух после отмены большей части карантинных ограничений на рынке нефти будут сохраняться низкие цены, низкий спрос и еще более низкие объемы добычи. А решающим фактором для изменений такого положения станет уменьшение запасов хотя бы до предкризисного уровня.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt