Пандемия, газ и уголь

Замедление развития рынка СПГ поддержит рынок угля

Общий спад в мировой энергетике, вызванный пандемией COVID-19, не только привел к уменьшению доходов поставщиков энергоресурсов, но и поставил под вопрос развитие инфраструктуры.

Владимир МИХАЙЛОВ

После срыва продления соглашения ОПЕК+ 6 марта 2020 г. началось сокращение числа действующих в мире буровых установок для добычи нефти и газа. По данным компании Baker Hughes, в марте оно составило 7.5% по отношению к предыдущему месяцу, пик падения пришелся на апрель и май — 23% и 22.3% соответственно. В июне темп падения замедлился до 8.7%, но в годовом исчислении количество действующих в мире буровых установок для добычи нефти и газа сократилось более чем наполовину или на 1148 единиц.

О том, что происходило в эти месяцы и будет происходить с нефтью в обозримом будущем писали многие СМИ, в т.ч. "ЭнергоБизнес" — нефтяная отрасль переживает очень серьезный кризис и точно не восстановится до конца текущего года, а насколько ей удастся восстановиться в будущем, прогнозировать пока сложно. Примерно то же самое можно сказать относительно газа. В июне 2020 г. Международное энергетическое агентство опубликовало отчет Gas 2020, основной вывод которого состоит в том, что газовый сектор сейчас переживает серьезнейший, беспрецедентный шок. Быстрый рост прежних лет замедлился еще в прошлом году, а в этом теплая зима и карантин весной вызвали обвал спроса. По итогам года в Европе в годовом выражении он должен составить порядка 7%, в мировой масштабе — 4%. Больше всего сократится потребление газовых ТЭС, поскольку и в сегменте электроэнергии также происходит спад. В следующем году начнется медленное восстановление спроса, но происходящее сейчас будет иметь долгосрочные последствия для отрасли.

Добывать газ стало менее выгодно, и это значит, что в обозримом будущем объемы разведки, бурения и ввода в эксплуатацию новых скважин существенно сократятся. В некоторых странах это может изменить структуру потребления первичной энергии, сдвинуть энергетический баланс в пользу угля, поскольку газ и уголь взаимозаменяемы в качестве топлива для ТЭС.

Еще одно исследование, проведенное компанией Rystad Energy, показывает, что это может произойти в таких странах, как например, Вьетнам. Экономика страны продолжит рост, газа ей потребуется все больше, и отечественная газодобыча будет все в меньшей степени удовлетворять растущий спрос. Вьетнам имеет большие доказанные запасы природного газа, но не сможет обеспечить свои потребности собственной добычей. Дефицит будет покрываться за счет импорта. Согласно генеральному плану развития газовой отрасли, принятому правительством Вьетнама, в следующем году страна импортирует первый миллион тонн СПГ, а к 2035 г. объем импорта вырастет до 10 млн т в год. Но строительство мощностей для регазификации также находится под угрозой из-за начавшегося кризиса. По мнению аналитиков Rystad Energy, в результате единственным финансово жизнеспособным вариантом для удовлетворения растущего спроса на электроэнергию станет использование угля.

На ближайшие годы Вьетнам сохранит достаточно высокие темпы роста ВВП — около 6-7% в год. Стране будет нужно все больше энергетических ресурсов, в т.ч. электроэнергии. Сейчас суммарная мощность генерации составляет 54 ГВт, а к 2030 г. она вырастет более чем вдвое — до 125-130 ГВт. В 2019 г. 33% электроэнергии в стране вырабатывались из газа, остальное было обеспечено ВИЭ и углем. Ожидается, что мощности газовых ТЭС вырастут с 7.2 ГВт в настоящее время до 15 ГВт к 2025 г. и 19 ГВт к 2030 г.

До пандемии Covid-19 Rystad Energy прогнозировала, что внутренняя добыча газа во Вьетнаме к 2025 г. достигнет 10 млрд куб м. Ожидалось, что около 60% всего добываемого газа будет получено в результате разработки новых скважин. Но новый прогноз Rystad Energy показывает совершенно иную картину: вызванный пандемией кризис и низкие цены на нефть приведут к задержке добычи более 200 млрд куб м неразработанных запасов природного газа во Вьетнаме.

Прогнозы импорта и изменение прогноза добычи газа во Вьетнаме


ИСТОЧНИК

Rystad Energy

Вьетнам уже сталкивается с сокращением добычи газа внутри страны. Так, компания Nam Con Son Gas, на которую приходилось приблизительно 30% от общего объема добычи газа в стране в 2019 г., с 2010 г. снижает добычу по сравнению с предшествующим годом в среднем на 8%. В других компаниях эта цифра достигает 11-40% в период между 2011 и 2019 гг.

За последние 10 лет в стране разведано порядка 180 млрд куб м запасов газа, но лишь два месторождения — Сан-Ванг и Дай-Нгуйет имеют утвержденные планы разработки, поскольку процесс принятия финального инвестиционного решения (FID) оказался долгим и трудным. За последнее десятилетие только 11% проектов смогли обеспечить финансирование и смогли приступить к бурению и разработке новых ресурсов.

"Хотя ожидается, что в 2021 г. расходы на новые месторождения во Вьетнаме утроятся, а объем инвестиций превысит $1.8 млрд, нынешний двойной кризис низких цен на нефть и Covid-19 повлиял на способность основных заинтересованных сторон расходовать средства, создав огромное препятствие для монетизации существующих имеющихся ресурсов", — заявил старший аналитик Rystad Energy Дебика Чакраборти.

В результате, в 2025 г. Вьетнам будет добывать только 7 млрд куб м газа, а не 10 млрд куб м, как ожидалось ранее. Разрыв между спросом и отечественной добычей достигнет 16 млрд куб м. Ранее Вьетнам планировал, что в течение следующих 15 лет доля газа в производстве электроэнергии достигнет 80%, но теперь ясно, что это крайне трудно достижимая цель.

Вероятно, уже к 2022 г. Вьетнам начнет увеличивать импорт СПГ. Несмотря на это, импортировать достаточный объем СПГ будет сложно. В настоящее время в стадии разработки проекта находятся четыре терминала СПГ — Thi Vai LNG, Son My LNG, Tien Giang LNG Projects и South West LNG. Предполагается, что к 2025 г. их суммарная мощность составит 10 млн т в год. Однако эти терминалы, которые будут построены в основном на юге Вьетнама, смогут импортировать лишь 1 млн т в год к 2023 г., когда будет запущена первая фаза терминала в Thi Vai LNG. Это лишь незначительно сократит разрыв спроса и предложения.

Вьетнам вряд ли сможет обеспечить себя необходимым объемом газа как отечественного, так и импортного. Таким образом, чтобы обеспечить стабильное и доступное энергоснабжение, страна должна будет увеличить импорт угля, считают в Rystad Energy. Компания не говорит, в какой степени подобные процессы можно ожидать в других странах. Во всяком случае, кризис будет способствовать сохранению спроса и цен на уголь, что сделает угольную генерацию менее конкурентоспособной по сравнению с газовой в ряде регионов, в том числе и в Украине. Известно, что в мае "Центрэнерго" начало использовать подешевевший газ вместо угля на Трипольской и Углегорской ТЭС, запустив газомазутные блоки, которые ранее простаивали, но правительство ограничило использование газа для выработки электроэнергии. Очевидно, что в ближайшей перспективе газ будет дешевле угля в качестве топлива для ТЭС, и в тех странах, которые смогут этим воспользоваться, электроэнергия будет стоить дешевле .

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt