"На государственном уровне пока нет комплексного подхода к энергетике" — Игорь Сирота

"На государственном уровне пока нет комплексного подхода к энергетике" — Игорь Сирота

О проблемах генерации, функционировании рынка и развитии энергосистемы Украины

Управленческая чехарда и страстное желание быстро сделать, "как в Европе", зачастую приводят к разнообразным неожиданным явлениям. О том, как реформируется энергосистема, как внедряются европейские стандарты, каким образом украинские энергетики адаптируются к рыночным (и нерыночным) трансформациям, а также о том, что необходимо для стабильного развития энергетики, "ЭнергоБизнес" побеседовал с генеральным директором ОАО "Укргидроэнерго" Игорем Сиротой.

Петр БИЛЯН, Дмитрий СИДОРОВ

— Скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете переход к рынку?

— Сам закон о рынке электроэнергии был сбалансирован, но регуляторные решения, которые вносились в этом году, создали, мягко говоря, определенные перекосы. Деформированной оказалась сама модель рынка. В конце концов, мы пришли к тому критическому состоянию, которое сложилось на сегодняшний день.

Получилось, что основная тяжесть ПСО (PSO — Public Service Obligation — публичные обязательства по обслуживанию. — Ред.) перекладывалась на две государственные компании — "Укргидроэнерго"иЭнергоатом". При этом была очень пассивная реакция регулятора и правительства, когда уже стало очевидно, что накапливается задолженность перед генерирующими компаниями.

— Она накапливалась уже довольно длительное время...

— По большому счету, резкий рост задолженности пошел уже с 2020 г. До этого все шло по расчетам нормально. Конечно, надо учитывать, что за 2019 г. вдвое увеличилась доля "зеленой" генерации. Автоматически она потянула на себя больше денежных средств с рынка. И если в 2018 г. доля средств, которая приходилась на ВИЭ, составляла 10% от общего объема, то в 2019 г. уже 20%, а на сегодня — более 25%. Это около 20 млрд грн. Что примерно соответствует долгам, накопленным в этом году.

— Т.е. взрывной рост ВИЭ стал триггером роста задолженности?

— Да, рост ВИЭ — в первую очередь. Кроме того, на украинский рынок зашел дешевый импорт электроэнергии из Беларуси, трейдеры начали играть на рынке и "опускать" рынок на сутки вперед.

В итоге, за полгода (январь-июнь 2020 г.) накопилась задолженность только перед "Укргидроэнерго", в частности, "Гарантированного покупателя" — 305 млн грн, НЭК "Укрэнерго" за I кв. 2020 г. — 70 млн грн. Для нашей компании — это большие средства. Особенно учитывая, что этот год по водности для нас очень сложный.

— Дожди пошли, чуть лучше стало или нет?

— По Днестру — да, а по Днепру мы не почувствовали особого улучшения. И если в прошлом году мы планировали выработку электроэнергии на уровне 10.5-11 млрд кВтч, то в этом заложили 5.5-6 млрд кВтч.

— Ого!

— Да! На 45-50% сокращение! Нам пришлось сократить практически всю инвестпрограмму. Оставили только то, что крайне необходимо для нас и для энергосистемы. В частности, 4-й агрегат Днестровской ГАЭС, на котором надо произвести пуск. Именно пуск самого агрегата, потому что если брать завершение работ на всем комплексе, то чтобы его завершить, необходимо еще 2 млрд грн, а мы в этом году можем профинансировать работы только на 1.4 млрд грн. Кроме того, в этом году мы должны сдать еще 10 агрегатов после реконструкции на станциях Днепровского каскада. В этих проектах импортная составляющая около 70%, остальные наша, отечественная. Мы планируем локальную часть сделать за свой счет, растаможить импортные компоненты и уплатить НДС.

После запуска 4-го агрегата Днестровской ГАЭС мы получим дополнительно приблизительно 324 МВт. Кроме того, где-то примерно 34-40 МВт мы получим дополнительно после реконструкции. Это те мощности, которые крайне необходимы для балансировки нашей энергосистемы.

- Когда Вы планируете пуск 4 агрегата?

— Ко дню энергетика (22 декабря), мы всегда так планируем.

— Вы сказали, что когда принимался закон о рынке электроэнергии, то он был сбалансирован, затем внесли правки, которые его разбалансировали. Что именно было критическим?

— Во-первых, то что включили норму о ПСО. В европейской модели рынка подобного нет. Понятное дело, что украинское население на сегодня не имеет таких доходов, которые позволили бы оплатить ту цену, которая сложилась бы при новой модели рынка, поэтому было предусмотрено, что 2019/20 гг. будут считаться переходными и будет существовать ПСО, которое будет регулировать цену для населения. Хотя фактически это то же перекрестное субсидирование.

— Только по-другому названное...

— Да. Теперь смотрите, как развивалась ситуация. Изначально, для нас было заложено ПСО в финплане на уровне 20%, затем в сентябре прошлого года его подняли до 35%, а уже в октябре, когда Алексей Оржель был министром, решили, что у компании слишком много денег, так давайте еще установим норму, что 35% электроэнергии ГАЭС тоже пойдут на нужды ПСО. А это уже полный парадокс! На станцию, которая регулирует небалансы, которая обеспечивает аварийный резерв, обеспечивает балансировку работы энергосистемы страны, мы еще накладываем ПСО! Это значит, что мы должны продать электроэнергию по 67 коп, в то время как закачка воды обходится нам в 95 коп. Это нонсенс!

Хорошо, что два месяца назад это решение удалось отменить. Однако уже обсуждается другой вопрос, чтобы увеличить ПСО для "Укргидроэнерго" с 30% до 40%.

Сейчас это один из механизмов для того, чтобы выровнять рынок и решить проблему долгов. Когда будет проголосован закон о “зеленой” генерации, в соответствии с подписанным меморандумом, там должно быть предусмотрено несколько компонентов, чтобы накопить средства, которые дадут возможность рассчитаться со всеми видами генерации.

Предварительно разговор шел о том, что тариф на передачу будет 31 коп, ПСО для нас поднимется, но высвободится большая доля для "Энергоатома", и вместе с понижением тарифа для солнечной генерации это даст возможность выйти на стабилизацию рынка.

— И каково Ваше отношение к таким предложениям?

— Это нужно делать, потому что накопление долгов ни к чему хорошему не приведет. Сегодня так получается, что все должны немного потерять, уступить, чтобы сохранить рынок и перспективу развития.

— НКРЭКУ озвучила идею относительно ПСО по 1 копейке.

— Были разные предложения и модели. НКРЭКУ предложила нам вообще 40% вырабатываемой электроэнергии продавать по 1 коп за кВт. На это мы согласиться не могли. Однако мы понимаем ситуацию в стране. Являясь социально ответственной компанией, в первую очередь мы думаем об интересах населения и государства. Поэтому мы предложили несколько вариантов расчетов, несмотря на то, что при любом из них компания будет нести значительные убытки. На данный момент мы ожидаем решения Минэнерго и Кабмина.

— Вас могут заставить? Или вы можете поспорить?

— Мы же не стадо баранов, чтобы, не спрашивая, загонять в стойло! "Укргидроэнерго" прибыльная государственная компания, которая до 1 июля заплатила почти 1 млрд грн дивидендов, а кроме того, заплатила 1.85 млрд грн налогов. За 10 лет компания в 10 раз увеличила платежи в бюджет. Поэтому, полагаю, что с нами все-таки надо считаться. Кроме того, я не приемлю такой философии, когда говорят, что у вас еще ничего страшного, вы посмотрите, что у других творится! Критическая ситуация в "Энергоатоме", и у "Гарантированного покупателя", и в альтернативной генерации, и вот даже в "Укрэнерго" тоже все плохо...

— У нас, за кого не возьмись, у всех критическая ситуация...

— Это же не значит, что и нас надо “положить”. Мы в "Укргидроэнерго" 10 лет боремся за то, чтобы быть стабильной, динамичной, развивающейся компанией. При желании все можно проверить по материалам аудитов, которые проводились по международным стандартам. И увеличение дивидендов, и балансовая стоимость, и заработная плата, и производственные мощности — у нас четко идет динамика роста! Как руководителю, мне не интересно наблюдать за разрушением компании, убежден, что у нее должен быть хороший финансовый фундамент. Что касается критической ситуации, то она и в самом деле из года в год повторяется. Прекрасно помню, как еще в 2010 г., когда только достраивали 1-й агрегат Днестровской ГАЭС, можно было услышать, что сейчас не время, не нужны нам гидроаккумулирующие станции. Более того, когда я говорил, что деньги на развитие компания должна зарабатывать на рынке, меня убеждали не переживать и брать кредит в отечественном банке. Как можно брать кредиты под 20% годовых? А это была позиция едва ли не каждого министра — возьми кредит! Убежден, что кредит под 20-23% годовых, это прямой путь к банкротству компании. Кстати, сегодня мы видим в какую сложную ситуацию попал "Энергоатом". Там 15 млрд грн кредитов, а если под 20% годовых, то это только 3 млрд грн надо выложить за проценты, не говоря уже об уплате самого долга. Возможно, "Энергоатом" мощнее, чем "Укргидроэнерго", у них оборот больше, они богаче, но для нашей компании — это просто неподъемные суммы! К счастью, мы пошли немного другим путем. Если бы набрали 10-15 млрд грн кредитов, да еще под 20% годовых, то мы бы просто "лежали" и уже точно ничего не строили. Ни о каком развитии речь бы не шла! Более того, при такой финансовой нагрузке, никто из международных банков тоже не дал бы денег. Они сразу сказали бы, что не видим, как и за счет чего вы будете возвращать деньги. Поэтому кредитная политика должна быть продуманной и прогнозируемой, ну и,конечно, иметь целью развитие компании в первую очередь, а не решение каких-то сиюминутных задач.

— Какой, по Вашему мнению, мог бы быть выход из сложившейся ситуации вокруг ПСО?

— Этот вопрос непростой и дискуссионный. Сомневаюсь, что кто-то просчитывал, как будет работать новая модель рынка. Впрочем, не думаю, что следует ожидать чрезвычайно большого роста цены для конечного потребителя после отмены ПСО. Полагаю, что в конечном счете цены бы вышли на уровень 1.4-1.5 грн/кВт.

— Это на РВС (рынок на сутки вперед)?

— Да, рынок сбалансирует цену. Понятное дело, что есть категория социально незащищенных граждан, которые не способны заплатить рыночную цену. Поэтому надо определить норму на социальные нужды, скажем 100 кВт. Все остальные граждане вполне в состоянии заплатить по 1.5-1.6 грн/кВт. Взять хотя бы ту же сотовую связь, все платят, никто не жалуется. У нас особо и выхода нет, мы движемся в Европу и в единую европейскую энергосистему надо войти с прозрачным, четко отрегулированным рынком. Правительство постепенно повышает минимальную заработную плату, чтобы население было платежеспособным и могло оплачивать коммунальные услуги самостоятельно, чтобы в пределах 15% от заработной платы шло на коммунальные услуги.

— Как насчет перехода к финансовому ПСО?

— Чем быстрее, тем лучше. Это удобная для генерации модель, потому что не налагает никаких ограничений, мы торгуем как хотим, а часть прибыли отдаем на социальные обязательства.

— Вы упомянули об интеграции в европейскую энергосистему, об этом говорят уже лет 15, если не больше. Сколько еще нужно времени и в чем все-таки проблема, которая не дает присоединиться?

— В первую очередь, как энергосистема, мы должны быть сбалансированы. Один-два года поработать автономно и тогда присоединиться к европейской энергосистеме. И здесь возникает проблема из-за того, что мы в Украине “качаемся” из стороны в сторону.

— Что Вы имеете ввиду?

— Сегодня надо срочно купить электроэнергию в Беларуси, завтра еще что-то. И возникает вопрос, коллеги, а вы в каком направлении двигаетесь? То есть в Европе спокойно живут без нас, и если мы хотим присоединиться к их энергосистеме, то это, в первую очередь, наша задача.

— Кстати о Беларуси. Беларусы строят АЭС, и рано или поздно ее запустят.

— Да, конечно. У них энергосистема будет с профицитом.

— А ведь рынок сбыта у них в первую очередь мы, Украина?

— Давайте будем называть вещи своими именами, кто строит в Беларуси АЭС?

— Российская Федерация...

— Есть еще вопрос, чей товар будет? Прибалтика закрыла свой рынок и четко сказала — нет! Они всегда были против этого строительства. Польша — аналогично. Остается только Украина.

— Вы против импорта электроэнергии из Беларуси?

— Это такая же схема, как в давние времена с газом. Сначала дают дешевый газ, а потом, когда наша добыча упала, потихоньку подняли цены.

Так будет и в этом случае. Мы, в Украине, положим всю генерацию ради этого импорта, а будучи в профиците беларусы вообще смогут продавать электроэнергию по себестоимости. При этом определенный период, даже не закладывая амортизационные расходы. Подсадят нас на дешевую электроэнергию, мы положим генерацию и все, считай, дело сделано!

Поэтому всегда надо смотреть на свой рынок в комплексе! Конечно, можно сколько угодно говорить, что вот, дескать, тепловая генерация неэффективна! Особенно, если посмотреть только с точки зрения экологии. Но с другой стороны, а что делать правительству, да и всем нам, с шахтерами?

— Дешевая импортная электроэнергия добьет угольную отрасль и "Энергоатом"?

— "Энергоатом" — все-таки нет, просто его тогда надо будет отпускать из ограничений, из ПСО и т.д. В первую очередь дешевый импорт будет добивать все ту же альтернативку! Пойдет рост долгов, в свою очередь, это приведет к тому, что из бюджета надо будет перекрывать дефицит.

И чтобы это понять, достаточно только взглянуть на ситуацию, сложившуюся сегодня. За период независимости все виды генерации накопили 28 млрд грн долгов. Из них 14 млрд грн — это шахты, угольная отрасль. Де-факто — это бюджет (государство) недофинансировал. Все остальное — это вся генерация вместе собрала. И тут вдруг за шесть месяцев этого года генерация собирает еще 24 млрд грн.

-- Темпы ударные...

— Так вот, если сейчас начнет заходить дешевый импорт, то это будет бить в первую очередь по энергетической независимости. Кроме того, если мы запускаем беларусскую электроэнергию, то о вхождении в европейскую энергосистему можно забыть. Пустили импорт на год? Значит на следующие два можем о присоединении к европейской системе не вспоминать. В энергопакете договоренностей с ЕС все четко прописано. Украина должна один-два года поработать в автономном режиме. Соответственно, если мы в 2021 г. запускаем импорт из Беларуси, то не раньше 2024 г. снова можем ставить вопрос о том, чтобы присоединиться к европейской энергосистеме. Мы должны сами понимать, на что мы идем. Как это будет влиять на наш рынок, тоже вопрос непростой. Пока мы, в принципе, не сможем выбрать правильную сбалансированную модель рынка, не сможем составить и реальную картину, как функционирует энергосистема.

Самая большая беда в том, что предметно на государственном уровне никто не занимается энергетикой. Для примера, стоит только посмотреть сколько за время независимости у нас было министров в Министерстве энергетики.

Как правило, министр менее года на должности.

— Пусть даже немножко больше. Это ничто! Постоянно меняются министры, правительства, премьеры, в результате нет понимания стратегии. Та же программа закрытия шахт требует длительной, плодотворной, кропотливой работы, чтобы модель разработать и по ней двигаться, чтобы не допустить социального взрыва, чтобы все работало на результат!

Лет пять назад в Верховной Раде проходил специализированный круглый стол по развитию энергетики и все ратовали за рост возобновляемой энергетики. Между прочим я тогда говорил, что оно то хорошо, но как быть с регулирующими мощностями? Поднялся радостный вопль, что вот и будем вытеснять из баланса тепловую генерацию! Как это будет хорошо! Экологично!

Но уже тогда было понятно, что не все так просто. При такой модели вы вытесняете тепловую генерацию из базовых мощностей и тут же добавляете ее в балансирующие, и конечно же, это будет дороже. По большому счету, уже тогда предлагалась модель с дорогой альтернативной генерацией и дорогим регулированием. И теперь с этим проблема! А тогда никто не хотел даже слушать, поскольку увлеклись красивой темой — "зеленой" генерацией, экологией.

Всего-навсего надо было дать себе труд подумать и сразу для "зеленой" генерации определить четкие параметры для инвесторов. Все как в Европе! И стоимость, и регулирование. Хотите инвестировать? Пожалуйста, заходите! Но вы должны иметь регулирующие мощности. Обязательно.

Сейчас популярна тема аккумулирующих батарей. Прекрасная идея! Стройте! Вносите стоимость батарей в смету проекта и вперед! Не выгодно? Значит надо строить гидроаккумулирующие станции.

Необходим комплексный подход, чтобы было понятно, как система будет работать. А так получается что-то пролоббировали, о чем-то забыли и через пять лет появляется проблема для всей энергосистемы! Когда мы говорим о перспективе, о новой модели рынка, надо думать о том, чтобы через пять лет снова не было "неожиданных" последствий.

— Сейчас много говорят о том, что помогло бы восстановление должности вице-премьера по энергетике, по Вашему мнению, это помогло бы?

-- Результат будет, если на должности будут, во-первых, профессиональные люди. Во-вторых, равноудаленные от любой генерации и любого дистрибьютора. И, в-третьих, самое главное — это назначенные на должность как минимум года на три. Тогда можно рассчитывать на результат. Если это будет опять на полгода или на год, то не поможет ни профессионализм, ни равноудаленность. Результата не будет.

— То есть для начала надо снизить частоту смены правительства и министров?

— У нас в стране, к сожалению, выработалась практика, при которой нет преемственности в управлении. За последние 10 лет уже было принято несколько стратегий развития энергетики. Возникает вопрос, а кто-то анализировал полученные результаты? Отчитался о выполнении? Никто.

Как следствие, приходят министры и начинают свою деятельность с того, что сообщают о том, что предшественники были непрофессионалы, но теперь все будет по-новому. Между тем, пока расселись, пока заменили кадры, причем до начальника отдела включительно, а желательно и ниже, то и год прошел, и уже надо снова правительство менять. Если бы удалось этот порочный круг разорвать, то можно было рассчитывать на положительный результат.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt