Атомные грезы

Спрос на электроэнергию и мечты поляков об АЭС могут дать "Энергоатому" шанс побороться за центральноевропейский рынок

Осенью прошлого года тогдашний министр энергетики Алексей Оржель ошарашил прогрессивную общественность известием, что развитие проекта "Энергетический мост Украина-ЕС" уже неактуально, дескать нет спроса на атомную энергию в Европе. Через полгода оказалось, что экс-министр несколько поспешил и спрос таки есть, и это несмотря на разговоры об успехах "зеленой" энергетики и стремление Европейского Союза к климатической нейтральности. Об атомном проекте вновь заговорили в Польше. Иными словами, спрос есть, и от атомных проектов никто отказываться не спешит. С экс-министра, конечно, взятки гладки, он уже не на должности, а вот "Энергоатому" самое время задуматься о путях выхода на новые, платежеспособные рынки.

Александр КУРИЛЕНКО

Победа на президентских выборах в Польше Анджея Дуды, представляющего правящую национал-консервативную партию "Право и справедливость", сделала еще более очевидными расколы, присущие польскому обществу. В водовороте избирательной кампании всплывало много тем, которые по-разному воспринимают поляки. Одной из таких тем стал вопрос строительства атомной электростанции.

Поездка Дуды в США на встречу с Дональдом Трампом, которая пришлась аккурат на самый разгар кампании, среди прочего, была посвящена теме строительства атомной электростанции в Польше. Стороны подтвердили подготовку двустороннего соглашения о строительстве в Польше АЭС, что позволит Варшаве закупать у американских компаний технологии для гражданской атомной энергетики.

Уже после победы Анджея Дуды, министр охраны внешней среды Михал Куртыка рассказал детали: начало строительства планируется лет через шесть, в 2026 г. Еще лет через семь - начало работы первого реактора, это уже должен быть 2033 г. Мощность первого блока планируется на уровне 1-1.5 тыс МВт.

Есть и глобальная мечта, чтобы к 2040 г. таких блоков было уже шесть общей мощностью 6-9 тыс МВт. Как пишет журнал Polityka, по прикидкам польских экспертов, они дадут около 14% всей необходимой для Польши в 2050 г. электроэнергии. Еще раз подчеркнем, что, в отличие от украинских чиновников от энергетики, в том, что на атомную энергию будет спрос к 2050 г., у польских экспертов сомнений нет.

Конечно, после заявлений министра эксперты и интересующиеся темой журналисты начали анализировать заявления, хотя они очень разнятся в реальности оценок сроков, и вообще поднимается даже вопрос о целесообразности строительства АЭС в Польше.

Осознание реальности

Конечно, не обошлось без скепсиса. У критиков проекта есть несколько вопросов.

Первый: деньги. Инвестиции в АЭС — это преимущественно государственные инвестиции во всем мире. Еще в 2009 г., когда начали говорить о польской АЭС, расходы оценивались на уровне 50 млрд злотых, сегодня это 70-100 млрд злотых ($19-27 млрд). Сумма колеблется в зависимости от окончательного решения по мощности реакторов. Еще к этому добавляют, что очень часто первоначальные расходы, особенно озвученные политиками, оказываются существенно заниженными, а когда дело доходит до строительства, то стоимость проекта растет. Словом, где взять деньги — это первый вопрос.

Второй: мировые тренды. Есть мнение, что "золотой век" АЭС в Европе прошел в 70-80-х гг., когда мир искал выходы из нефтяного кризиса 1973 г. Сегодня сама атомная генерация проходит разный путь в разных странах и часто это зависит от такого весомого политического вопроса, как наличие ядерного оружия. Также существует интерес к малым модульным реакторам, но заявленные польским правительством мощности явно говорят не о технологии малых модульных реакторов, поэтому под этот тренд Польша не подпадает.

Третий: экологические активисты. Здесь в центре внимания Чернобыль и Фукусима, решение Германии, Швейцарии и Республики Корея постепенно отказаться от своих АЭС. Хотя есть мнение, что экологические активисты упускают фактор экономического и технологического развития немцев и южных корейцев — богатым и технологически динамичным странам решать много разных вопросов проще, поле для маневра и вариаций больше, чем для среднего государства.

Сторонники строительства АЭС акцентируют свое внимание на одном, но "железобетонном" факторе: Польше все равно нужно решать проблему своей угасающей угольной генерации.

Польский Донбасс

Главным угольным регионом Польши является регион Верхняя Силезия. Исторически сложилось, что уголь занимает очень важную роль в энергетике соседней страны. Сегодня в Польше больше 70% электроэнергии вырабатывает тепловая генерация, которая зиждется на угле. Польский еженедельник Polityka иронизирует, что когда-то в давние времена поляки мечтали о высокотехнологичной и экологически чистой генерации, но теперь развивают тепловую, поскольку у страны есть уголь, а за ним стоят шахтерские профсоюзы, с которыми приходится считаться.

Конечно, хотелось бы сказать, что польская тепловая генерация базируется исключительно на "польском угле", но тут также не все однозначно. Польские шахты, добывая чуть более 61 млн т угля, уже не могут покрыть потребности в теплоэнергетике и электрогенерации, поэтому Польше, как и Украине, приходится импортировать около 20 млн т угля. Больше половины всего импорта идет из России.

Впрочем, при таком мощном угольном хозяйстве не стоит забывать и о существенной разнице между Украиной и Польшей, поскольку последняя член Евросоюза. А страны "старой Европы", ведомые Германией и Францией, грезят о том, чтобы сократить свои выбросы углерода до нуля к 2050 г. С одной стороны, это проблема для Польши, с другой, для Франции и Германии, поскольку поляки не спешат брать на себя подобных обязательств.

Во-первых, уголь один из самых "грязных" источников энергии, а Польша европейский лидер по загрязнению воздуха и с этим надо тоже что-то делать. Во-вторых, наблюдаемая сегодня тенденция к падению добычи в Польше будет продолжаться. Еще в 2016 г. Польша добывала 73 млн т угля, а свои исторические пики добычи угольной промышленности Польша, как и Украина, уже прошла: Украина в 70-х, Польша — в 80-х годах.

Конечно, такие "зеленые" цели не всецело поддерживают страны Центрально-Восточной Европы, особенно Польша. Но, понимая разницу в истории модернизации Западной и Восточной Европы, решать проблему угля в своей генерации Польше придется в любом случае. Разницу потенциалов понимают и в Западной Европе, поэтому недавно Варшаве разрешили получать деньги ЕС на "экологизацию" экономики, несмотря на то, что у Польши нет четких планов по уходу от угля и достижению нулевых выбросов к 2050 г. Именно в контексте проблемы ухода от угольной генерации и рассматривается вариант строительства атомной станции в Польше, но и здесь не все просто.

Даже без учета послаблений и особого подхода, который к Польше демонстрирует евробюрократия, понимая сложность решения "угольного вопроса", синхронно с другими странами Евросоюза с углем нужно будет что-то делать. Хотя бы из-за того, что своего угля уже не хватает, а основным его поставщиком является Россия, известная всей Центрально-Восточной Европе своим "энергетическим" сверхдержавием и другими элементами своего мировосприятия.

Польский атом

История строительства АЭС уходит своими корнями еще в период социалистической Польши. Во времена пика угольной добычи в Польше, когда страна в начале 80-х добывала около 195 млн т угля в год, начали строительство первой польской АЭС "Жарновец". Строили станцию на основе советских технологий на протяжении 1982-1989 гг., но из-за экономических проблем и протеста активистов сооружение станции остановили. После Чернобыльской трагедии, общественное мнение во всех странах Европы с опаской относилось к новым проектам АЭС.

Однако со временем ситуация с общественным мнением поменялась. Сегодня уже около 60% поляков поддерживают строительство польской АЭС. Понять поляков можно: Чернобыль был давно, Фукусима — далеко, а в новостях пишут о новых АЭС в Беларуси и Турции, об увеличении количества блоков в Венгрии, ударной работе станций в Болгарии, Румынии, Украине, не говоря уже о Франции и Великобритании. А у поляков нет своей АЭС! Как так? Это все прекрасно понимают и политики.

Не только Анджей Дуда, лидер "Гражданской платформы" Дональд Туск обязал еще в 2009 г. энергетическую госкомпанию PGE построить атомную станцию. Появился даже лозунг: "Атомную энергию в каждый дом". В том же году этот вопрос начала курировать тогдашний вице-премьер- министр экономики, инженер-энергетик Анна Трояновская. Однако сама реализация проекта постоянно подвисала. В 2014 г. правительство приняло программу развития ядерной энергетики, но сама вице-премьер и ответственная за программу успешно отправлена в отставку в связи с ликвидацией ее должности.

После прихода к власти Анджея Дуды и партии "Право и справедливость" в 2015 г., тема "польского атома" оживала и затухала, но заметно "взлетела" после июньского визита 2020 г. Анджея Дуды на встречу с Дональдом Трампом, откуда зашла в польское информационное пространство в виде традиционных для предвыборных кампаний "хороших новостей".

Для скепсиса, даже у сторонников строительства АЭС, есть причины. С 2009 г. на развитие атомной энергетики выделили уже около 700 млн злотых (около $185 млн), а особых подвижек не видно. Поэтому, как съязвил Пйотр Мацьожек, один из ведущих польских журналистов, специализирующийся на энергетической тематике, тема польской АЭС похожа на историю с Йети (снежным человеком) — все о нем слышали, но никто не видел. Хотя тема строительства АЭС возвращается постоянно, как бумеранг.

Украинские заводи

По состоянию на сегодняшний день Украина вряд ли может быть хорошим примером энергетического планирования. Бесконтрольное строительство и ввод в эксплуатацию больших объемов возобновляемых источников энергии (ВИЭ) привели к тяжелому системному кризису в электроэнергетической отрасли, а история, скажем, со строительством ЦХОЯТ показывает слабую способность украинских политиков методично отстаивать стратегические национальные интересы независимо от "места сидения"ибазы кормления".

С другой стороны, если вопрос о строительстве АЭС продолжит "зависать", то снова актуализируется вопрос "Энергомоста Украина-ЕС". Учитывая, что в вопросе строительства еще никакой конкретики нет, и даже в самом лучшем случае до 2033 г. никакого реактора не построят, то опять-таки для Украины в целом и "Энергоатома" в частности ребром встает вопрос о синхронизации работы энергосистемы с Евросоюзом, чтобы расширить выход на европейский рынок.

Как ни странно, среди украинских экспертов вера в успешность польского атомного проекта едва ли не крепче, чем у самих поляков. "К сожалению, поляки уже проинформировали, что они уже не заинтересованы в реализации проекта "Энергомост Украина-ЕС". Мы потеряли время, они тоже уже собираются строить АЭС. Я была в Польше в декабре, они выбрали уже площадки, наверное, готовятся проводить тендеры. Выбрать площадки — это тоже далеко не простая история, все нужно было оценить по многим параметрам, провести госэкспертизы. Поэтому они будут строить", — говорит эксперт по ядерной энергетике Ольга Кошарная.

Не важно, будет или нет в Польше АЭС, но точно можно сказать только банальность — отход от 70% угольной генерации в Польше просто неизбежен. С углем уходит целая эпоха истории польской энергетики, которая стоит на пороге транзитного периода. Поэтому для поляков очень важно угадать контуры будущего в виде новой структуры генерации. Пока они будут гадать, у Украины есть возможность исправить свои ошибки, интегрироваться в энергосистему ЕС и выйти на большой платежеспособный рынок.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt