Абсолютный анбандлинг

Что привлекательно в "Нафтогазе Украины" и какими могут быть варианты его приватизации

Снова приватизация "Нафтогаза"? Приватизировать НАК "Нафтогаз Украины" желающие были всегда, буквально после формирования этой госкомпании в 1999 г. Приватизировать по минимальной, в идеале — бросовой цене, хотя бы то, что еще осталось. Момент настал? Возможно и необходимо ли это в нынешних условиях? Мнения крайне категоричные. Впрочем, большинство сходится в одном — жемчужиной является "Укргаздобыча". Правда, ее название в последнее время стараются даже не упоминать — мол, так себе, добывающая компания интегрированного газового дивизиона уже группы "Нафтогаз". Но что есть "Нафтогаз" без добычи углеводородов вообще и без ежегодно добываемых 14 млрд куб м природного газа "Укргаздобычи" в частности?

Алла ЕРЕМЕНКО

Уже выросло поколение, родившееся в годы становления НАК "Нафтогаз Украины". Они с недоверием относятся к фактам "доисторических" времен. Им трудно поверить на фоне "вечной борьбы за газ" последних десятилетий, что в 60-е годы прошлого века Украина ежегодно добывала свыше 70 млрд куб м природного газа и обеспечивала его поставку в Москву по первому советскому газопроводу. Да-да, из исторического Борислава. И сначала не на запад, а в обратном направлении. Это уже в 70-е развернули строительство магистральных газопроводов в направлении Европы. И природный газ перестали сжигать как "ненужный" попутный продукт добычи нефти.

После провозглашения Украиной независимости, у нас, кроме прочих активов, осталась нефтегазовая инфраструктура, топливно-энергетический комплекс, как его еще долго называли, которым надо было учиться управлять самостоятельно. (Хотя Москва до сих пор пытается оказать Киеву такую братскую "помощь", что лучше уж без нее.) Сегодня праотцами идеи создания "Нафтогаза", который сконцентрировал нефтегазовые активы под своей крышей, себя называют многие. Но первым главой НАК "Нафтогаз Украины" стал Игорь Бакай, о котором впоследствии рассказывали легенды и в отношении которого появились тома чтива для прокуроров и судей. Хотя в общем-то он не претендовал на "отцовство" НАКа. Свою роль выполнил, и пошел дальше. Что сделано, то сделано…

Но вскоре, после создания "Нафтогаза" в его изначальном, "собирательном" образе, нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) через ряд перепродаж акций оказались в руках Коломойского. Как расчетливый бизнесмен, очевидно, он просчитал, что для нефтедефицитной страны, какой является Украина, достаточного одного Кременчугского НПЗ ("Укртатнафта"). Так ли было доподлинно, но все скупленные Коломойским НПЗ фактически уже не конкуренты "Укртатнафте". Оставались еще россияне на Лисичанском и Одесском НПЗ. Но недолго.

Прекрасно помню воодушевление энтузиастов разгосударствления и приватизации "Укрнафты". Увы, результатами их усилий воспользовался тот же Коломойский и еще трое-четверо сейчас уже миноритарных акционеров "Укрнафты". Теперь "Нафтогаз" должен договариваться и о возврате долгов "Укрнафте" аффилированными с ними компаниями, и о включении газодобычи в интегрированный газовый дивизион "Нафтогаза". Эта история заслуживает отдельного рассказа. Как и история с облгазами.

Но вернемся к "Нафтогазу".

С момента своего создания НАК "Нафтогаз Украины" выполняла и социальную роль, зачастую переплетенную с политической. Сначала украинские власти якобы не хотели портить отношения с российским "Газпромом", который приложил все усилия, чтобы стать единственным поставщиком газа в Украину и основным заказчиком его (а точнее, теперь уже Оператора ГТС Украины, ОГТСУ) услуг по транспортировке газа покупателям в ЕС. Плюс специальные обязанности (ПСО), которые вменялись правительством "Нафтогазу", по обеспечению населения газом по регулируемой правительством (и не одним!) цене. Теперь НАК "Нафтогаз Украины" стала поставщиком "последней надежды" (ППН). То есть если вам не повезло с поставщиком газа, в течение двух месяцев вас с газообеспечением подстрахует "Нафтогаз". А дальше придется искать другого, если к началу отопительного сезона Кабмин не решит пролонгировать полномочия ППН до… бесконечности. Сегодня сменить поставщика газа проще, чем, например, в 2015 г., когда это уже было возможно. И "Нафтогаз" через свои газоснабжающие компании с удовольствием примет вас, как новых клиентов. Так как ближайшая задача "Нафтогаза" — закрепиться на рынке продаж газа бытовым потребителям. И параллельно "растолкать локтями" конкурентов, успевших завладеть большей долей рынка газа для промышленных предприятий.

Один из участников рынка газа в связи с происходящим перераспределением рынка и долей его участников констатировал, что рынок газа в Украине появится тогда, когда поставщики будут сражаться за каждую парикмахерскую и пирожковую. Тогда покупателям начнут предлагать не только стандартный договор на поставку газа, но и сервисы, которых ранее ни промышленные, ни бытовые потребители не видели. Словом, это и есть конкуренция, как основа и побуждающий принцип любого рынка. И в случае с "Нафтогазом" она примечательна тем, что он больше не может полагаться только на доходы за транспортировку газа. Для этого есть оператор ГТС. И несмотря на возникшую на прошлой неделе информационную "войнушку" между директором магистральных газопроводов Украины (МГУ), обвинившим ОГТСУ и в общем-то "Нафтогаз", скажем так, в некорректности, сути дела это не меняет. Но в глазах партнеров ОГТСУ имидж может подпортить…

Накануне заседания Кабмина 12 августа с разной степенью уверенности участники процесса поговаривали, что разработан очередной проект большой приватизации. И что правительство будет рассматривать проект решения о передаче Фонду госимущества для приватизации даже такие крупные госпредприятия, как НАК "Нафтогаз Украины", "Укрзализныця", "Укрпочта".

На самом деле пока правительство отдает под приватизацию около 200 предприятий из 3000, находящихся в государственной собственности. Основная цель неизменна — получить от приватизации госпредприятий деньги в бюджет, а для предприятий — эффективного собственника и инвестора. По крайней мере декларации на этот счет не менялись лет так десять-пятнадцать. Как заявил премьер-министр Денис Шмыгаль, "главными условиями приватизации мы видим увеличение рабочих мест, уплату налогов и инвестиции".

Логично: министры и министерства не должны заниматься, да и вряд ли смогут управлять ни оперативной работой таких предприятий (для этого есть СЕО, правления компаний), ни стратегической (для чего же создавали наблюдательные советы прежде всего стратегических госпредприятий?).

Тогда же премьер Шмыгаль подчеркнул, что предприятия, работающие в сфере национальной безопасности, естественной монополии и важных социальных процессов должны оставаться подконтрольными государству. По его словам, "речь идет о компаниях вроде "Нафтогаза"илиЭнергоатома". На оба эти предприятия давно засматриваются потенциальные покупатели, как на лакомый кусок. Но никто не намерен переплачивать.

Тем не менее, Кабмин, как уверяет премьер, находится на завершающем этапе разработки законопроекта, в котором будет определен перечень объектов, остающихся под контролем государства. И не факт, что тот же "Нафтогаз" (случайно или нет) не останется вне этого списка.

Если ставить целью пополнять бюджет за счет продажи, например, "Нафтогаза", то для начала есть смысл разобраться, своевременным ли может быть такое решение?

Судя по как нельзя более кстати появившейся информации "Нафтогаза" о платежах в бюджеты всех уровней, у этой компании другие планы насчет приватизации.

12 августа департамент интегрированных коммуникаций НАК "Нафтогаз Украины" сообщил: "По оперативным данным за январь-июль 2020 г. поступления в государственный и местные бюджеты от Группы "Нафтогаз" составили около 77.9 млрд грн (в том числе остаток дивидендов по результатам 2019 г. — 39.6 млрд грн).

Поступления от предприятий Группы "Нафтогаз" составили свыше 17% общих доходов государственного бюджета в январе-июле 2020 г.

Группа "Нафтогаз" остается крупнейшим налогоплательщиком в Украине. По результатам 2019 г. фактический совокупный размер налоговых и дивидендных платежей группы в бюджеты всех уровней составил 121.4 млрд грн".

Чем не вариант ответа нынешнему правительству (и всем соучастникам), желающему, как и предыдущие, пополнить бюджет за счет продажи государственных компаний?

Впрочем, с "Нафтогазом Украины" все намного сложнее. Если правительство Шмыгаля решится его приватизировать, хотя бы частично, по мнению аналитиков МФО, это долгий процесс, к которому необходимо тщательно готовиться.

В "Нафтогазе" давно и тщательно готовятся. И корректируют планы приватизации, а точнее выхода на IPO. Года три тому назад глава компании Андрей Коболев говорил о подготовке к выходу на IPO “Укргаздобычи”, как самой лакомой компании в “Нафтогазе”. Мол, попробуем, ей деньги нужны для увеличения добычи — закупки оборудования, технологий и т. д. После провала программы увеличения добычи “Укргаздобычей” до 20 млрд куб м газа в год к 2020 г. (плачевно известная программа 20/20, ради которой в том числе были в разы подняты цены на газ и для бытовых потребителей), “Нафтогаз” стал заявлять, что на IPO стоит выставить все активы “Нафтогаза”. Якобы тогда капитализация “материнской” компании, особенно после выиграша в Стокгольмском арбитраже у “Газпрома”, будет иметь больший финансовый эффект.

Возможно. Но даже в этом случае активы такой компании — это прежде всего ресурсы. Как недавно рассказывал в интервью "ЭнергоБизнесу" экс-глава "Укргаздобычи" Илья Рыбчич, не имея прироста ресурсов, лицензий на проведение разведки и добычи потенциально богатых углеводородами участков, "Укргаздобыча" мало на что может рассчитывать.

А "Нафтогаз"? Его сервисы и дивизионы по нынешним временам вряд ли кого-то прельстят без подтвержденной ресурсной базы.

По мнению эксперта газовой отрасли Леонида Униговского, сначала необходимо провести реформу "Нафтогаза", оставив в этой компании, после объективного анализа перспективных целей и задач, только необходимые составляющие. В противном случае, предостерегает Л. Униговский, получим "государство в государстве". И исправить это будет невозможно. Большинство участников рынка газа говорят, что "Нафтогаз" на сегодня и так "государство в государстве".

Депутат о рисках приватизации НАКа

Алексей КУЧЕРЕНКО (ВО "Батькивщина"), в 2007-2010 гг. — министр ЖКХ

В октябре 2019 г. монобольшинство в Верховной Раде в турборежиме приняло Закон "О признании утратившим силу Закона Украины "О перечне объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации", которым определило предварительный перечень предприятий, не подлежащих приватизации.

Одновременно указанным законом было поручено Кабинету Министров в течение трех месяцев разработать и представить на утверждение Верховной Рады перечень акционерных обществ, доля корпоративных прав, принадлежащих государству, в уставных капиталах которых не может быть менее 50 процентов + 1 акция, и акционерных обществ, созданных путем преобразования государственных предприятий, доля корпоративных прав, принадлежащих государству, в уставных капиталах которых не может быть менее 50 процентов + 1 акция.

Это значит, что до выполнения указанного требования Закона Кабинет Министров Украины не имеет права выносить вопрос, давать поручения, задания по процедуре отчуждения доли вышеупомянутых предприятий.

На этом фоне не понятны заявления господина Коболева по подписанному с ним контракту в марте 2020 г., в котором, по его словам, Кабинет Министров еще до принятия нового Закона определил для него задачу по размещению акций "Нафтогаза" на IPO на фондовой бирже. После отмены вышеуказанного перечня прошло уже не три, а десять месяцев. За этот период нынешнее правительство успело в апреле отозвать законопроект прошлого правительства и только 12 августа на заседании Кабмина представить свой законопроект, согласно которому Кабинет Министров допускает продажу до 50% акций НАК "Нафтогаз Украины".

При этом премьер на заседании правительства заявил, что предприятия, работающие в сфере национальной безопасности, естественной монополии и важных социальных процессов должны оставаться подконтрольными государству.

Как может корреспондироваться продажа 50% акций "Нафтогаза", для которого правительство определяет задачи по обеспечению энергетической безопасности Украины, с оставлением подконтрольными государству предприятий в сфере национальной безопасности, является непонятным, поскольку одно исключает другое.

Кроме того, премьер заявил, что главными условиями приватизации правительство видит увеличение рабочих мест, уплату налогов и инвестиции. Действительно ли господин премьер-министр полагает, что продав 50% акций "Нафтогаза", украинский бюджет и в дальнейшем сможет рассчитывать на дивиденды в размере 90% от чистой прибыли, или это общие заезженные фразы о государстве как неэффективном собственнике, сказать трудно. Но очевидно, что в правительстве идут скрытые процессы относительно условий и возможности приватизации такого лакомого актива, как "Нафтогаз", включая "Укргаздобычу", "Черноморнефтегаз", "Укрнефть" (50%+1 акция), "Укртранснафту", "Укртатнафту" (43%), "Укрспецтрансгаз", "Укртрансгаз".

Кроме того, есть вопрос о монопольном положении "Нафтогаза" в рамках выполнения Положения о ПСО. АМКУ должен разобраться с этим. Если правительство надеется, что пролонгированное им Положение о ПСО для предприятий ТКЭ закончит свое действие в августе 2021 г., то это слишком оптимистично, учитывая техническое и финансовое состояние предприятий ТКЭ и жилищного фонда в Украине. Нужно еще пройти отопительный период 2020-2021 гг. И понять, не придется ли правительству в условиях падения доходов населения в результате пандемии возвращать ПСО и для населения. А в условиях выполнения Положения ПСО и необходимости обеспечения требований по энергетической безопасности Украины надеяться, что от продажи 50% акций "Нафтогаза" государство одновременно получит увеличение рабочих мест, уплату налогов и инвестиции, — значит обманывать самих себя. Гораздо честнее сказать, что "Нафтогаз" нужно продать, потому что так просто нужно. И не важно, кому это нужно.

Но пока правительство не огласило план приватизации "Нафтогаза", пускай даже частичной. Ведь Кабмин, как основатель "Нафтогаза", действует в интересах всех совладельцев — граждан Украины. Или страна не та? Или правительство юридически намерено "зацементировать" интересы фактически уже владельцев НАК "Нафтогаз Украины"? Кроме того, не праздным выглядит ответ на вопрос, а много ли найдется граждан Украины, которые смогут купить акции "Нафтогаза" на какой-то из топовых бирж?

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt