Тарифный бунт

В долгосрочной перспективе реформы энергетики и ЖКХ могут не оправдать ожиданий

В Украине утверждены RAB-тарифы для облэнерго, о которых долго говорили политики, энергетики и отраслевые эксперты. Ставка доходности утверждена на уровне 3% и 16.74% за старые и новые активы соответственно (весной НКРЭКУ предлагала 1% и 15%, но после консультаций с бизнесом ставки подняли).

Владимир МИХАЙЛОВ

Тарифы в Украине начинают действовать с начала 2021 г. Ожидается, что в краткосрочной перспективе это приведет к некоторому росту цен (чаще всего называлась цифра 10%, но были и более радикальные оценки), но через некоторое время конкуренция заставит компании снижать их. В отличие от модели "затраты+", RAB-модель стимулирует распределительные компании модернизировать сети, сокращать число аварийных отключений и снижать потери в сети. Поэтому в отдаленной перспективе тарифы должны снизиться, а качество электроснабжения — возрасти.

RAB-тарифы, или стимулирующее тарифообразование, в Украине обсуждаются уже несколько лет, и в пользу их неоднократно приводился опыт европейских стран. Например, в Румынии, где в первой половине 2000-х годов уровень изношенности распределительных сетей примерно соответствовал украинскому — 75%, а в течение шести лет после введения RAB-тарифов снизился до 48%. Вероятно, наиболее показательным является пример Великобритании — пионера внедрения стимулирующего тарифообразования. Эта страна начала переходить на новую модель еще в конце 1980-х годов. В течение полутора десятков лет энергораспределительным компаниям удалось существенно сократить потери в сетях и, благодаря этому, тарифы.

Вероятно, Великобританию можно считать лабораторной ретортой реформ в энергетике. То, что позже внедрялось в Европе, а сейчас в нашей стране, там опробовано уже давно, и мы на этом примере можем видеть не только краткосрочные, но и более отдаленные последствия происходящих у нас реформ.

Сейчас, когда с начала реформ в Великобритании прошло не полтора, а три десятка лет, ситуация с RAB-тарифами выглядит не так оптимистично. В прошлом году британский регулятор Ofgem опубликовал отчет, в котором констатировал, что газо- и электрораспределительные компании слишком много зарабатывают и, соответственно, слишком много тратят на инфраструктуру (что напрямую связано с доходами в RAB-модели), причем некоторые тратят меньше, чем планировали, чтобы еще больше увеличить доходы. Платят за все потребители — "общие затраты на сети передачи и распределения оказались выше, чем необходимо", констатировал Ofgem. Летом нынешнего года Ofgem объявил о намерении вдвое сократить ставку доходности, предусмотренную тарифной моделью для британских энергораспределительных компаний — с 7-8% до 3.95%, что вызвало резкое недовольство последних.

В конце августа нынешнего года, т.е. именно тогда, когда наш регулятор утверждал RAB-тарифы, National Grid, системный оператор Великобритании, владеющий магистральными ЛЭП Англии и Уэльса, заявил, что регулятору следует пересмотреть свои планы, иначе энергораспределительные компании "поднимут беспрецедентный бунт", как написала The Guardian. В начале сентября National Grid отправил соответствующее письмо в Управление рынками газа и электроэнергии (Gas and Electricity Markets Authority), в котором утверждал, что уменьшение ставки приведет к снижению надежности и устойчивости электроснабжения в стране, замедлит переход к низкоуглеродной энергетике и повредит регуляторной стабильности и доверию инвесторов энергосектора.

Подобные заявления делали и энергоснабжающие компании, в частности, Scottish Power и SSE.

Конечно, у регулятора были причины выступить с такой непопулярной у игроков рынка инициативой. Его тарифную политику уже давно критикуют некоторые депутаты парламента и организации, представляющие интересы потребителей. Национальное ревизионное управление (National Audit Office), выполняющее роль правительственной службы контроля за расходами, обнаружило, что тарифная политика Ofgem привела к тому, что домохозяйства за последние восемь лет переплатили энергораспределительным компаниям 800 млн фунтов — именно на такую сумму, по мнению управления, расходы домохозяйств должны были быть уменьшены.

Борьба вокруг тарифов энергораспределительных компаний происходит в контексте кампании за ренационализацию энергетической и коммунальной отраслей, ставшей частью программы лейбористов. Манифест Лейбористской партии ко всеобщим выборам 2017 г. включал такие пункты, как "по крайней мере один государственный поставщик энергии в каждом регионе Великобритании"исеть региональных государственных водоснабжающих компаний". Если бы лейбористы выиграли выборы в декабре 2019 г., то национализация операторов системы передачи электроэнергии National Grid и SSE могла бы стать одним из первых шагов нового правительства. Понимая это, National Grid и SSE создали холдинговые компании для своих британских активов в Люксембурге и Гонконге, с которыми у Великобритании заключены соглашения о защите инвестиций. Это не может предотвратить национализацию, но обеспечит рыночную цену за национализируемые активы.

Хотя лейбористы сейчас в оппозиции, их программа отражает настроения значительной части британского общества. Социологические исследования последних лет показывают, что большинство граждан недовольно беспорядком на рынке услуг ЖКХ и энергии и выступают за национализацию этих отраслей. Курс на приватизацию целого ряда отраслей, начатый еще при М. Тэтчер, привел к неоднозначным результатам. Потребители услуг коммунальных предприятий и энергоснабжающих компаний в целом не были удовлетворены их качеством и ценой. Если первые годы после приватизации и внедрения рынка компании стремились снижать цены, чтобы привлечь клиентов, то со временем произошла концентрация рынка, на нем осталось несколько крупных игроков, которые начали диктовать свои правила. Рынок электроэнергии в стране работает с 1990-х годов, причем в процессе реформ были опробованы разные виды рыночной торговли, но сам по себе рынок не гарантирует потребителям оптимальную цену и качество услуг. Поэтому последнее время большинство британцев поддерживают идею национализации коммунального и энергетического секторов. Нынешнее правительство консерваторов не может не учитывать эти настроения, хотя пока сложно сказать, проведет ли оно эту национализацию. Падение перевозок в связи с пандемией стало поводом для частичной национализации железных дорог, работой которых граждане также были недовольны. Для сравнения: в 2017 г. за национализацию железных дорог выступало 60% британцев, за национализацию водоснабжающих компаний — 59%, энергокомпаний — 53% (данные исследовательской компании YouGov).

Происходящее сейчас с RAB-тарифами вписывается в общую картину — государство пытается ограничить компании, в эффективности расходов которых общество не уверено, а компании сопротивляются и предпринимают шаги на случай, если государство решит, что оно сможет лучше управлять активами, чем частный капитал. Скорее всего, то же самое через какое-то время мы увидим и в Украине. Поэтому не надо рассчитывать, что наши реформы и приватизация (водоканалов) раз и навсегда решат все проблемы и обеспечат потребителям качественные услуги по адекватной цене. Положительный эффект может быть временным, а потом у нас будет происходить все то же самое, что происходит сейчас у британцев.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt