Владимир КУДРИЦКИЙ: "У нас есть, что предложить европейцам!"

О готовности к синхронизации украинской энергосистемы с европейской, сопутствующих рисках и как их избежать

Стратегические возможности развития украинской энергетики в средней и долгосрочной перспективе будут напрямую зависеть от того, удастся ли успешно завершить проект синхронизации украинской энергосистемы с европейской. В случае успешного решения задачи, огромный рынок, правильные стимулы и новые технологии открывают перед Украиной заманчивые перспективы. В августе наблюдательный совет НЭК "Укрэнерго" утвердил Владимира Кудрицкого в должности председателя правления компании. В интервью "ЭнергоБизнесу" он рассказал, как "Укрэнерго" готовится к синхронизации, о сопутствующих рисках и о том, как их избежать.

Петр БИЛЯН

— Как бы Вы, по состоянию на сегодня, оценили подготовку к синхронизации энергосистемы Украины с ENTSO-E? Что сделано, что осталось сделать, какие риски?

— Синхронизация запланирована на 2023 г. Она предусматривает целый ряд мероприятий. Это мероприятия по модернизации сетей и электростанций, организационные — сертификация НЭК "Укрэнерго" как европейского оператора системы передачи, технические — тестирование систем возбуждения и регулирования частоты и мощности на энергоблоках ТЭС, ТЭЦ, ГЭС и АЭС для построения математической модели украинской энергосистемы. Такая модель позволит европейцам понять, не только как будет работать украинская энергосистема после синхронизации, но и еще насколько присоединение ОЭС Украины повлияет на работу европейской энергосистемы.

— И что для них это будет означать?

— Им важно понимать, не появятся ли у них какие-либо технические проблемы после перехода с нами на синхронную работу. При этом надо иметь ввиду, что ENTSO-E, и вообще большие синхронные зоны (европейская, США или Китай), — это всегда очень сложные механизмы.

— У нас тоже немаленькая энергосистема.

— Да, и ее присоединение к европейской это, по сути, слияние двух огромных энергетических систем, и это технически сложный процесс. Европейская сторона хочет просчитать, каким образом синхронизация повлияет на них. Их интересует, во-первых, способны ли мы быть самосбалансированными или же будем постоянно нуждаться в резервах из Европы для балансировки.

Во-вторых, не возникнет ли в результате нашего присоединения каких-то технических эффектов, которые имели место, например, при синхронизации с Турцией. Они были связаны с низкочастотными колебаниями. Не буду вдаваться в технические детали, но это вызывает определенные проблемы для системных операторов, через территорию которых проходят так называемые кольцевые перетоки. Создается дополнительная нагрузка на их сети. Европейские партнеры хотят проверить, способны ли украинские энергоблоки снижать или нивелировать эти низкочастотные колебания.

Именно для того, чтобы в этом отношении все прошло успешно, НАЭК "Энергоатом" проводит замену систем возбуждения генераторов на всех энергоблоках АЭС, и все работы планируется закончить в 2023 г.

— В состоянии наши энергетики решить эту задачу?

— Окончательный ответ будет после того, как мы завершим тестирование энергоблоков АЭС. На основании результатов этого и предыдущих тестов европейские партнеры построят математическую модель работы украинской энергосистемы и вынесут окончательный вердикт.

Однако уже сейчас можно сказать, что по результатам тестов тепловых электростанций, гидроэлектростанций и первых тестов атомных электростанций, украинские энергоблоки работают в соответствии с нашими ожиданиями и в границах стандартных моделей, которые предполагаются для синхронной работы с Европой.

Можно даже сказать, что они гораздо больше приспособлены к синхронной работе в большой европейский энергосистеме, чем в свое время Турция. Она всегда работала изолированно, и синхронизация стала для нее определенным испытанием.

— А Украина имеет опыт СССР.

— Мы и сейчас работаем синхронно с энергосистемами стран СНГ (России, Беларуси и Молдовы). Теперь же энергосистему Украины надо будет синхронизировать с энергосистемами стран континентальной Европы.

— В "Укрэнерго" есть ресурсы и специалисты, которые могут это сделать?

— Безусловно. Более того, над нашей синхронизацией работает большая команда специалистов, привлеченных ENTSO-E. У нас есть поддержка со стороны USAID и USEA (Энергетическая ассоциация США), которые предоставили свои гранты, чтобы мы могли привлечь консультантов, в частности, турецких специалистов, получивших нужный опыт при синхронизации энергосистемы Турции с Европой. Они также, как, например, и специалисты из Швейцарии, участвуют в тестировании энергоблоков на украинских АЭС.

Мы уже выполнили основную часть технических мероприятий, которые были нашим "домашним заданием" по подготовке энергосистемы Украины к синхронизации. Проведены все необходимые тесты энергоблоков тепловых электростанций и электроцентралей, гидроэлектростанций. В августе началось тестирование систем возбуждения генераторов блоков АЭС. Уже проведено три теста и еще два запланированы на октябрь. Это последние масштабные технические мероприятия перед подготовкой энергосистемы и переходом в изолированный режим, после которого произойдет синхронизация.

Кроме того, чтобы подготовить нашу энергосистему к отсоединению от России и Беларуси, мы реализовали основные проекты по модернизации сети, в частности, на востоке Украины. Они нужны для того, чтобы при физическом разделении линий не возникало проблем с энергоснабжением в некоторых регионах страны. Прежде всего, это строительство подстанции 500 кВ "Кременская" с заходами линий 500 кВ Добасская-Донская и 200 кВ Кременская-Юбилейная. Эта подстанция необходима была для надежного энергоснабжения севера Луганской области.

— Что, можно уже прийти и перерезать провод?

— На самом деле, это не так просто, как перерезать провод. На определенных межгосударственных линиях разберут шлейфы, то есть физически разъединят их с энергосистемой стран-соседей — России и Беларуси. Кроме того, мы подготовили к полноценному подключению линии электропередачи, которые идут на Европу, и они сейчас пока не работают. Это в первую очередь линия 750 кВ Хмельницкая АЭС - Жешув, которая идет на Польшу. Свою часть этого интерконнектора мы уже фактически подготовили к работе.

— А с польской стороны?

— Это уже часть "домашнего задания" для польского системного оператора (PSE. — Ред.). Сейчас мы с ним обговариваем будущее использование этой линии и объемы работ, которые надо провести на их подстанциях.

Мы, со своей стороны, подготовили всю свою приграничную инфраструктуру с ЕС, все сети, чтобы при синхронизации все линии были в работе, как того требует наше Соглашение с ENTSO-E. Можно сказать, что с технической точки зрения, если бы европейцы завтра дали нам добро на присоединение, то мы готовы это сделать.

— Вот даже завтра?

— Да.

— А чего тогда тянуть? В чем главная проблема европейцев, почему они не дают согласия?

— Европейцы хотят удостовериться в том, что присоединение украинской энергосистемы не создаст для них дополнительных проблем. И при этом мы должны отсоединиться от энергосистем России и Беларуси.

— Известный эксперт-энергетик Ольга Кошарная когда-то писала, что проблема украинской энергосистемы именно в балансировании, поскольку она большая и не очень хорошо сбалансирована. Чем-то напоминает Германию. Тоже большая энергосистема с большой долей ВИЭ, но, говорят, что она балансируется за счет Франции, куда сбрасывает избыток электроэнергии или может ее добрать, когда возникает дефицит. Кто может сбалансировать украинскую энергосистему, когда она присоединится к энергосистеме Европы?

— Германию, как и любую другую страну, в единой синхронизированной системе балансируют все другие страны, с энергосистемами которых она синхронизирована. Каждая страна стремится строить новые интерконнекторы или расширять пропускные способности уже существующих именно потому, что так легче балансировать. На сегодня нет ни одной европейской страны, энергосистема которой могла бы без проблем функционировать в изолированном режиме.

Кроме того, это не самоцель — выстраивать энергосистему таким образом, чтобы функционировать полностью автономно. Это очень дорого и неэффективно!

Наоборот, создавая большое энергетическое пространство, единую синхронную зону, в которой все генераторы работают с единой частотой и синхронизированы между собой, страны диверсифицируют риски, связанные с балансировкой. Когда в большой энергосистеме образуется дефицит или профицит энергии, то она способна эффективно балансировать. Поэтому после синхронизации с Европой Украина сможет эффективнее балансировать те отклонения, которые у нас есть, в том числе связанные с работой сложно прогнозируемых возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

— Помимо выполнения технических задач, что еще необходимо сделать, чтобы завершить подготовку к переходу на синхронную работу с ENTSO-E?

— Что касается нетехнических мер, то нам, "Укрэнерго", нужно сертифицироваться как независимый европейский оператор системы передачи. Такая сертификация сегодня возможна только по модели ISO (Independent System Operator). При этом необходимо предоставить доказательства национальному Регулятору — НКРЭКУ, а затем и Секретариату Энергетического Сообщества, что мы, как естественная монополия, никоим образом не связаны с компаниями, которые занимаются конкурентными видами деятельности, т.е. производством и поставками электроэнергии. Это гарантирует, что все участники рынка получат равный доступ к магистральным сетям, которыми управляет "Укрэнерго", и не будет условий для какой-либо дискриминации.

Главное, чего сейчас не хватает для сертификации: Верховная Рада должна принять законопроект №3364-1, который позволит "Укрэнерго" сертифицироваться по модели ISO. Вся загвоздка в том, что в Законе "О рынке электрической энергии", в отличие от Закона "О рынке газа", предусмотрена только одна модель системного оператора — OU (ownership unbundling), что означает "разделение по собственности". Она предполагает, что независимость системного оператора обеспечивается за счет того, что система передачи (магистральные сети) находится в его собственности. Но в нашем случае это невозможно, поскольку в Украине магистральные сети не могут принадлежать никому, кроме как государству, и даже акционерному обществу, 100% которого находится в собственности государства.

А вот в модели ISO для "Укрэнерго" нет необходимости получать в собственность сети. Мы очень надеемся, что этой осенью будут приняты соответствующие изменения в Закон "О рынке электроэнергии", после чего мы сразу подадим в НКРЭКУ документы на сертификацию. После этого Регулятор сделает свои выводы и перешлет документы в Секретариат Энергетического Сообщества, чтобы получить согласование, и примет окончательное решение о сертификации.

— Как долго это может продолжаться?

— После принятия законопроекта №3364-1 понадобится еще несколько месяцев. Если все будет хорошо, то ориентировочно в I кв. 2021 г. мы сможем получить сертификацию.

— Я так понимаю, что есть поддержка правительства, но могут быть дискуссии в Верховной Раде.

— Могут. Попытка проголосовать законопроект №3364-1 уже была, но, к сожалению, неудачная: его отправили на доработку, и поэтому его необходимо будет выносить в зал на повторное первое чтение. Но я очень надеюсь, что с учетом поддержки правительства, парламентского комитета по вопросам энергетики и жилищно-коммунального хозяйства, а также наших европейских партнеров парламент примет правильное решение.

— Процесс надо завершить.

— Предложенная модель никому не может навредить, но поможет стране реализовать второй в ее истории международный суперпроект.

— Какой первый?

— Анбандлинг "Нафтогаза" и заключение транзитного контракта. Вторым проектом такого рода будет синхронизация украинской энергосистемы с европейской. Проекты такого масштаба в истории каждой страны, как правило, бывают только один раз. Поверьте, страны очень редко меняют синхронную зону для своей энергосистемы.

— Получается, что все подготовили, постепенно движемся к сертификации, но еще предстоит непростой момент, когда украинская энергосистема должна отделиться от энергосистемы СНГ и год существовать в автономном режиме. Как это будет выглядеть, и какие риски здесь есть?

— Процесс синхронизации всегда сопровождался опасениями и часто казался наблюдателям сложнее, чем есть на самом деле. Изолированный режим — это еще один тест, который должна пройти энергосистема Украины, но теперь уже в полевых условиях.

Речь не идет о годе работы энергосистемы полностью в изоляции. В режиме реального времени два раза за год — в периоды пикового потребления, мы должны будем отсоединиться на одну неделю для работы в "островном" (изолированном) режиме. Один раз летом и один раз зимой, чтобы продемонстрировать европейцам, каким образом наша энергосистема работает в условиях, когда нельзя получать перетоки.

— То есть, это не так, что отключились и год работаем в автономном режиме?

— Тестовый режим продлится в 2022 г. две недели — неделя в зимний период, вторая — в летний. Европейских партнеров больше всего интересует именно сбор данных во время этого тестового режима о том, как отработали системы регулирования частоты и мощности и системы возбуждения на энергоблоках украинских электростанций. Как они реагировали на определенные возмущения в энергосистеме. Находится ли их реакция в пределах смоделированной ENTSO-E математической модели. Это не тест на выживание, а тестирование работы системы в режимах максимально приближенных к реальности.

— Если послушать, как у нас об этом говорят, то, скорее, создается впечатление, что это именно тест на выживание.

— Нет. Это ответственный тест, но в нем нет ничего удивительного или такого, с чем наша энергетическая система не могла бы справиться. Обычно к такому режиму, даже на одну неделю, необходимо готовиться. То есть обеспечить больше, чем обычно, маневренных мощностей на случай непредвиденных ситуаций в энергосистеме, к примеру, аварийное отключение какого-то энергоблока или линии электропередачи, но в целом ничего чрезвычайного. Планируется, что в 2022 г. тестирование будет проведено, и оно подтвердит, что наша энергосистема может быть синхронизирована с Европой.

— А европейцы свою часть работы уже сделали или только собираются?

— Они смогут сделать ее, когда мы предоставим все данные по тестам энергоблоков. Последнюю порцию данных мы отдадим после того, как в октябре закончим тестирование на Южно-Украинской АЭС. После этого мы передадим данные ENTSO-E, что по плану должно завершить моделирование в 2021 г.

— Я правильно понимаю, что уже нет необходимости в каких-то огромных инвестициях, подготовительных работах?

— Колоссальные инвестиции — это миф еще с 2016 г. Когда проект синхронизации только начинался, разговоры шли и о EUR 1 млрд, и о двух, и даже о EUR 10 млрд. И о сроках лет на двадцать. При помощи этой риторики пытались убедить общество в том, что синхронизация — неподъемный проект. Тут напрашиваются параллели со Стокгольмским арбитражем, когда изначально было много скептиков, убежденных в невозможности "Нафтогаза" выиграть у "Газпрома". Вот, нечто подобное было и здесь.

На самом деле общий бюджет всех мероприятий и со стороны генерации, и со стороны "Укрэнерго" примерно EUR 350 млн. И в основном это инвестиции, которые необходимо сделать в любом случае, даже без синхронизации.

— Например.

— Например, модернизация сетевой инфраструктуры, реконструкция системы управления энергоблоками на АЭС. Или подстанция "Кременская", о которой я уже говорил. Она, безусловно, необходима для синхронизации, но мы бы ее строили в любом случае, чтобы обеспечить надежное энергоснабжение подконтрольной территории Луганской области. Стоимость мероприятий, непосредственно связанных с синхронизацией, составляет всего EUR 15 млн. Из них половина — средства международных организаций. Например, упоминавшаяся математическая модель ENTSO-E разрабатывается за счет средств Мирового банка.

— А сколько она стоит?

— Она не очень дорогая, но раскрыть эту информацию я не могу по условиям контракта. Но точно, это не самая большая доля из EUR 15 млн, о которых я говорил. Важно понимать, что в результате синхронизации страна получит колоссальный экономический эффект.

— Может ли еще что-то такое сейчас произойти, чтобы синхронизация либо была отсрочена, либо вовсе не состоялась? Каковы риски?

— Риски, прежде всего, в российской энергетической доктрине. Там прямо записано, что Российская Федерация должна противодействовать попыткам соседних государств отсоединить свои энергосистемы от единой энергосистемы России. Фиксируем геополитический риск.

Второй рисковый момент заключается в необходимости убедить европейцев в том, что наша синхронизация не навредит им на техническом уровне, а, наоборот, даст преимущества. Это важно, но этого мало. На политическом уровне очень важно вести с европейскими странами диалог о том, что синхронизация энергосистем выгодна не только для Украины, но для Европы. В частности, не стоит забывать, что европейцы получают доступ к рынку, который равен примерно 5% рынка ЕС, а это не так мало, учитывая их масштабы. Кроме того, наша энергосистема способна естественным образом улучшить показатели функционирования самой европейской энергосистемы.

— Каким образом?

— Например, в середине суток у нас есть разница в один час в периодах пиковой нагрузки на энергосистему из-за разных часовых поясов. Когда у нас эти пики не совпадают во времени, появляется определенная возможность для маневра. Помимо этого, за счет того, что у нас достаточно много традиционной генерации, украинская энергосистема обладает инерцией, то есть при резком изменении нагрузки не происходит одновременно еще и просадка частоты. Это особенность нашей энергосистемы, которая является преимуществом и предоставляет определенные выгоды для европейской. Поэтому у нас есть, что им предложить. Но необходимо снять их опасения.

При этом есть еще один фактор риска. Не надо забывать, что мы синхронизируемся в едином блоке регулирования с энергосистемой Молдовы, которая также должна провести определенные мероприятия для синхронизации.

— И Приднестровье там еще есть.

— Да. Мы сейчас функционируем с Молдовой в параллельном режиме и являемся единым энергетическим пространством. Также, как и с Россией, Беларусью и странами Балтии.

Кстати, предполагается, что страны Балтии будут синхронизироваться после нас, а их полная синхронизация не произойдет раньше 2025 г., наша же запланирована на 2023 г.

— Постучим по дереву. Казалось, они настолько дальше продвинулись в евроинтеграции...

— Да, казалось бы, не такие большие по масштабам энергосистемы, более высокий уровень развития экономики, но, тем не менее, украинская энергосистема будет готова к синхронизации раньше стран Балтии.

— И если исходить из нынешней динамики, то к концу 2023 г. мы должны синхронизироваться.

— Очень надеюсь, что в 2023 г. мы будем праздновать синхронизацию. У нас даже есть осторожное желание несколько ускорить процесс.

И на сколько можно ускорить?

— Это будет зависеть от того, насколько быстро мы получим сертификацию, насколько быстро будет завершено математическое моделирование, которое проводит ENTSO-E. В принципе, завершить испытания в изолированном режиме "Укрэнерго" может уже к середине 2022 г. А когда мы завершим синхронизацию, интересно будет всем. И тот рост экономической активности, который сейчас происходит на рынке газа, вполне может оказаться не таким сильным по сравнению с тем, чего можно ожидать на рынке электроэнергии. Он будет более масштабным, гораздо более сложным, но и экономический эффект от реформы и присоединения к европейской энергосистеме будет гораздо большим.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt