Доставка газа — за что платим?

Как изыскать средства на содержание газораспределительных сетей и не нарушать права потребителей

К написанию этой статьи подвигло два события. Первым — стал мультипликационный ролик, размещенный 2 сентября 2020 г. на сайте НКРЭКУ, про две платежки: за газ как товар и его доставку в виде абонентской платы. Скорее, даже не сам ролик, а его главные герои — потребители газа: слегка ошарашенная полученными двумя платежками женщина и однозначно возмущенный мужчина, узнавший о необходимости платить за доставку независимо от использования газа.

Вторым — опубликованный НКРЭКУ в этот же день проект очередных изменений в методику расчета тарифа распределения газа, собственно говоря, этой самой абонентской платы. Не хочется порождать конспирологические версии, но когда в одном месте происходят два таких события, становится тревожно. Почему же появилась вторая платежка за доставку газа и почему ее так рекламируют?

Олег БАКУЛИН, юрист

Немного истории. Потребители газа за его доставку (распределение) платили всегда. Платили исходя из фактически потребленного объема газа. Промышленные (небытовые) потребители платили по отдельным договорам с обл/горгазами, а бытовые — по розничной цене газа тем же обл/горгазам. При желании в этом можно убедиться — посмотрите постановление НКРЭКУ № 446 от 31.03.11 г.

С принятием в 2010 г. Закона "Об основах функционирования рынка природного газа" начался процесс отделения поставки газа от его распределения. Хотя можно было сделать полное отделение, но пошли наихудшим путем — через создание "дочек" распределительных компаний (обл/горгазов). Поскольку закон предусматривал свободный доступ к газораспределительным системам независимых обл/горгазов всех участников рынка газа, в том числе поставщиков, НКРЭ в 2012 г. утвердила типовой договор на распределение природного газа. Договор включал в себя положение о том, что его имели право заключить как поставщики для потребителей, так и непосредственно потребители. Соответственно существовал выбор: потребитель мог платить сам или через своего поставщика. Но мало кто из потребителей тогда задумался, что это и есть те самые "две платежки".

С принятием в 2015 г. очередного Закона "О рынке природного газа" ситуация изменилась. Вновь созданная в 2016 г. НКРЭКУ приняла свои регуляторные акты. И в них появилась ее величество "мощность" — объем газа, который может "пройти" через определенную точку системы, к примеру, в час, и расчет тарифа на ее основе.

В новых условиях договорные отношения существенно изменились. Поставщиков лишили права заказывать и оплачивать услугу распределения, то есть эту самую мощность. Только потребители! Как же так? Доступ законом гарантирован всем, а тут вдруг такое исключение?

Хотя закон четко предусматривал и предусматривает, что распределение газа — это его перемещение с целью доставки и платить нужно за количество использованного газа. Потребителям же предложили платить за мощность, которая определялась по максимальному количеству газа, который может пройти через счетчик.

Объяснения апологетов такого новшества были просты: мы готовы в любой момент подать потребителю необходимый объем газа. И никого не волновало, что технически через счетчик может пройти в несколько раз больше газа, чем реально нужно потребителю и, соответственно, тариф будет в несколько раз завышен.

На помощь в разрешении этого спора пришла сама НКРЭКУ. Продвигая установку общедомовых счетчиков, ни Минэнерго, ни Кабмин почему-то не учли, что через них тоже проходит только определенное количество газа.

Подвернулся удобный случай, и полученная информация об общедомовом счетчике на одном 128-квартирном доме очень удивила. Оказалось, что этот счетчик может пропустить в час только 16 куб м газа. А со всех потребителей дома должны были собрать оплату за мощность (ту самую абонплату) в границах от 320 до 512 куб м газа. Абсурд? Полный! И таких случаев по стране было тысячи.

Абонентскую плату в таком виде так и не ввели, хотя история была яркой и насыщенной. С судами и выступлениями на заседании НКРЭКУ, погромами общедомовых счетчиков… Вплоть до начала 2019 г.

И тут кому-то пришла в голову изящная идея — использовать мощность не техническую на основании счетчика (ну очень уж одиозно!), а заказанную. Правда, при этом бытового потребителя лишили права заказывать эту мощность. Действующие обл/горгазы (по-новому операторы газораспределительных систем, ГРС) назначали мощность по прошлогодним объемам использованного потребителями газа, и платить нужно 1/12 этой мощности каждый месяц. Что и отобразили в чудесной второй платежке для потребителей.

И вот тут стало окончательно понятно, почему НКРЭКУ не хочет, чтобы поставщики заключали договора распределения газа. Если такое случится, тогда нарушится элементарная математика, заодно с физикой и логикой.

Газотранспортная и газораспределительная системы тесно связаны между собой. Потребитель в текущем году оплачивает заказанную мощность обл/горгазу по результатам потребления предыдущего года, например, за 100 куб м. Сообразительный потребитель поставил себе энергосберегающий котел, и поэтому заказывает в текущем году поставщику 50 куб м газа. Поставщик заказывает заявленную мощность газотранспортной системе для такого потребителя. И тут выясняется, что заказанная мощность газотранспортной системы в текущем году для такого потребителя — 50 куб м, а газораспределительной — 100 куб м.

Для того, чтобы свести одну часть информации с другой, кто-то должен получить общую информацию о заказанной мощности обеих систем. Это может сделать поставщик. Представим простую ситуацию. Поставщик заказывает и выкупает мощность одной системы на 50 куб м, а второй, совместимой — 100 куб м. Потребитель имеет законное право обратиться к поставщику и спросить: "Дорогой поставщик, за что я тебе плачу?" Поставщик отвечает: "За 50 куб м газа как товара, за 50 куб м мощности газотранспортной системы и за 100 куб м мощности газораспределительной". У потребителя возникнет закономерный вопрос, как мощности могут не совпадать и почему за них нужно платить? (Правда, бытовой потребитель редко знаком с такими нюансами.) Этот вопрос стоит адресовать НКРЭКУ. Интересен ответ Регулятора. И особенно его аргументация.

Никто не спорит с тем, что обл/горгазам необходимо на протяжении всего года содержать газораспределительные системы в рабочем состоянии, проводить ремонты и платить зарплаты сотрудникам (к слову, минимальные по сравнению с другими коллегами из ОГТС и "Укртрансгаза"). Только достигается это другими путями, без нарушений прав потребителей. Достаточно установить тариф из двух составляющих: одна — минимальная постоянная плата, которая оплачивается для обслуживания и поддержания газораспределительной системы в рабочем состоянии, вторая — оплачивается только в случае потребления газа и зависит от его фактических объемов. Это решит вопрос с постоянным недофинансированием обл/горгазов и позволит потребителям почувствовать реальный результат от снижения ими использования газа.

А что с проектом НКРЭКУ об изменениях в Методику расчета тарифа на распределение газа? Как обычно, ждем утверждения с дальнейшим увеличением тарифа. Только теперь расчет тарифа будет не на календарный год, а на любые 12 месяцев подряд. То есть тариф могут поменять в течение года. И цена технологического газа, которая составляет до 49% затрат в тарифе, будет определяться на основе каких-то будущих тенденций цен на газ. Уже представляю эти тенденции…

Возвращаясь к героям ролика от Регулятора, их реакцию нетрудно представить в недалеком будущем — повышение тарифов на распределение газа не за горами.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt