Балтийский транзит

Чего ждать Украине от "Nord Stream-2" и почему его заморозка станет только передышкой

Попытка отравления знаменитого российского оппозиционера Алексея Навального в августе этого года неожиданно привела к серьезным разговорам о возможной полной и окончательной заморозки проекта "Nord Stream-2" — трубопровода, который должен был бы увеличить в два раза мощность обходного пути транспортировки газа из России на рынки Западной Европы.

Катерина ПРИЩЕПА

Строительству "Nord Stream-2" не помешали ни разгром российской оппозиции после протестов на Болотной площади, ни убийство оппозиционера Бориса Немцова, ни аннексия Россией Крыма и военное вторжение на Донбасс. Поэтому считать, что поводом заморозки проекта может стать нахальная, но довольно "типичная" для России попытка убийства оппозиционера, несколько странно. Если проект решат заморозить, то поводом к этому могут стать аргументы геополитического характера, включая ситуацию в Беларуси и развитие отношений между ЕС и США. Для Украины остановка "Nord Stream-2" может означать некоторую гарантию безопасности, но с точки зрения экономической активности остановка проекта будет означать только незначительную передышку. В Европе продолжают строительство других путей доставки газа в страны, которые до сих пор зависят от его поставок через газопровод "Дружба". Об их заморозке речь пока что не идет.

Геополитика и бизнес

Можно сказать, что пока окончательного решения о судьбе "Nord Stream-2" нет. Во всяком случае, в Германии. Канцлер Германии Меркель в заявлениях на этот счет пока высказала мнение, что дело по отравлению Навального и "Nord Stream-2" должны рассматриваться по отдельности. Для Германии "Nord Stream-2" явно носит не только экономический, но и геополитический характер. Кроме того, это часть своеобразной немецкой политики по умиротворению России. Расчет здесь идет на то, что с Россией лучше все же поддерживать определенный уровень контактов, что поможет сдерживать наиболее непредсказуемые и опасные поползновения со стороны российского руководства. Контакты через торговлю энергоресурсами поддерживать относительно легко, поскольку в этой торговле заинтересована, в первую очередь, сама Россия. В пользу этой оценки говорят комментарии некоторых немецких политиков о том, что даже во времена холодной войны Россия (в те времена СССР) была надежным поставщиком энергоресурсов в страны Западной Европы и идеологические разногласия не были помехой таким отношениям. Для реализации этой политики в Германии готовы пойти и на репутационные потери внутри ЕС.

Тот же аргумент — о спокойной торговле газом между СССР и Западом во время холодной войны — используют представители "Nord Stream", как доказательство коммерческой сути проекта. В этом духе высказывается бывший финский политик, а ныне официальный лоббист "Nord Stream-2" в ЕС Себастьян Сасс. И нужно сказать, что бизнес-составляющая в проекте, безусловно, присутствует. Если называть бизнесом создание нового монополиста на рынке ЕС. Окончание проекта "Nord Stream-2" и, как следствие, остановка транзита российского газа через территорию Украины означало бы, что страны Центральной Европы попали в зависимость от поставок газа из Германии. Немецкие газовые биржи получили бы дополнительных клиентов, а немецкие газотрейдеры — дополнительный объем операций, что усилило бы концентрацию торговли газом в "руках" ограниченного количества европейских энергетических гигантов — партнеров "Nord Stream-2".

Бизнес по-русски

С российской точки зрения "Nord Stream-2" — это та же комбинация бизнеса и геополитики. Строительство второй линии газопровода "Nord Stream-2" началось весной 2018 г., и по плану должно было быть завершено к концу 2019 г. А с середины 2020 г. газопровод должен был быть введен в эксплуатацию. Еще не дойдя до рабочего состояния, проект создал серьезный раскол среди стран ЕС и явно снизил уровень доверия между правительством Германии с одной стороны и центральноевропейскими членами ЕС — с другой. В Польше и странах Балтии всерьез критиковали политику договоров между Россией и Германией "над головами" официальных партнеров Германии по ЕС.

К тому же запуск "Nord Stream-2", если бы он состоялся, снизив цену на транзит газа из России в Германию, повысил бы одновременно цены на газ для стран Центральной Европы. Главная причина такого повышения цены даже не изменение протяженности транзитного маршрута, а проблема недоступности инфраструктуры. Если сейчас газ в Венгрию или Словакию попадает через трубопровод "Дружба", который идет к ним непосредственно из Украины, то для поставок газа из Германии этим странам нужно будет строить дополнительные интерконнекторы к немецкой газовой системе. Кстати, Венгрия уже пошла по пути переориентации на покупку газа из газопровода "Turk Stream". С точки зрения политики "разделяй и властвуй" "Nord Stream-2" уже достиг значительных успехов.

Дополнительный рычаг давления на Украину и Беларусь, который получили бы российские власти, имея возможность полностью "прикрыть" транзит газа по их территории, трудно переоценить. "Nord Stream-2" в случае запуска может сделать ненужным не только газопровод "Дружба", который идет по территории Украины, но и газопровод "Ямал", идущий уже через Беларусь и Польшу.

"Смягчающим" обстоятельством для "Ямала" может быть то, что и на территории Беларуси, и на территории Польши "Газпром" является совладельцем компаний-операторов газопровода, и российские власти могут не захотеть карать самих себя. Но это слабое утешение, поскольку российская сторона уже неоднократно перекрывала поставки энергоресурсов в "дружественную" Беларусь. Учитывая нынешнюю непредсказуемость ситуации в Беларуси, иметь дополнительный рычаг влияния на страну для российских властей может быть очень кстати. Такой вариант развития событий, к слову, очень давно рассматривали аналитики. Бывший посол США Ден Фрид в декабре прошлого года высказывался о "Nord Stream-2" как о факторе влияния на Беларусь, а не только на Украину. Неожиданностью можно назвать только то, что эта сторона вопроса стала актуальной так быстро.

Нефть и газ в России — это государственное дело. В нынешней ситуации — это означает дело спецслужб. Страной руководит офицер КГБ и ФСБ, бывшие агенты фигурируют в списках самых богатых россиян, а их коллеги и хорошие знакомые становятся самыми богатыми гражданами соседних стран. Учитывая важность "Nord Stream-2" для российского руководства, неудивительно привлечение к проекту "проверенных кадров". Нынешний управляющий директор "Nord Stream-2" Маттиас Варниг известен, как бывший агент восточно-немецкой спецслужбы Штази. Насчет Варнига неизвестно точно, был ли он знаком с Владимиром Путиным во времена службы последнего в ГДР, но их отношениям и без того уже около 30-ти лет. Варниг точно имел дела с Путиным во времена работы в Петербургском городском совете. Можно предположить, что ведение официальных переговоров по проекту не обошлось без применения "ноу-хау" спецслужб.

Бизнес-составляющая "по-русски" в проекте "Nord Stream-2" тоже немаловажная. Дорогостоящие подряды на работы над проектом ожидаемо получили компании многочисленных приятелей и знакомых Владимира Путина. Есть основания предполагать, что, помимо прочего, проект "Nord Stream-2" для российской элиты — это еще и дополнительный инструмент выведения денег из России по адресу очередного налогового рая на западе.

Но "бизнесом для своих" планы россиян на "Nord Stream-2" могут не исчерпываться. По мнению редактора польского портала BiznesAlert Войцеха Якобика, в Германии рассчитывают, что "Nord Stream-2" станет в будущем еще и каналом доставки топливного водорода. Что особо актуально ввиду планов правительства Германии перейти на чистые источники энергии, которые не будут способствовать изменению климата. Германия планирует совершить свой "зеленый" энергетический переход (energiewende) к 2050 г. К этому времени в планах добиться, чтобы 10% производства электроэнергии в стране было с использованием водорода. В июне этого года в Германии обнародовали национальную водородную стратегию, которая планирует выделить EUR 9 млрд на способствование внедрению чистого водорода в национальную промышленность и энергетику.

Планы и санкции

"Nord Stream-2" должны были достроить к концу прошлого года, но планам помешал ряд препятствий — как технических, так и сознательное затягивание выдачи разрешительных документов на строительство со стороны отдельных стран ЕС. А в декабре прошлого года санкции США остановили работы над газопроводом в момент, когда инициаторам проекта осталось достроить 160 из 1230 тысяч километров. Фактически, эти санкции были частью целого "хора" мер, которые вместе с посредничеством (читай — давлением) со стороны ЕС на российскую сторону позволили Украине заключить очередной договор на транзит российского газа в Европу. Однако, очевидно, что этот контракт предоставил лишь краткосрочную передышку в долгой битве за место Украины на европейском энергорынке. Учитывая размах усилий, которых России и ее партнерам в ЕС стоило строительство газопровода, и разные геополитические размышления, можно предполагать, что запуск проекта, если не сейчас, то по прошествии некоторого времени состоится. Тем временем Украина, как заинтересованная сторона, должна использовать передышку для подготовки к новой газовой реальности.

В 2019 г. украинская ГТС транспортировала в страны ЕС и Молдову около 90 млрд куб м газа. Если сложить вместе планируемую мощность газопроводов, которые станут альтернативой для доставки газа через территорию Украины, то она превысит нынешний объем украинского транзита. Планируемая мощность "Nord Stream-2"— 55 млрд куб м в год, газопровода "Turk Stream", по которому российский газ пойдет в страны Южной Европы и на Балканы по дну Черного моря, — 31.5 млрд куб м (после достройки второй нитки газопровода). Первая нитка газопровода начала работу зимой 2020 г. Проектная мощность газопровода "Baltik Pipe", который будет транспортировать норвежский газ в балтийские страны Европы — 10 млрд куб м. Его планируют запустить осенью 2022 г. Даже с учетом предполагаемой заморозки "Nord Stream-2", можно ожидать снижения транзита газа через Украину после полного запуска остальных газопроводов. Уже сейчас Венгрия подписала контракт на поставку газа от "Газпрома", который предполагает его транспортировку не через Украину, а южным путем — через "Turk Stream". Болгария подтвердила планы строительства интерконнектора, который соединит ее газотранспортную систему с "Turk Stream" (планируемое окончание строительства — 2021 г.). Вполне очевидно, что руководству Украины вообще и "Нафтогазу" в частности нужно уже сейчас готовить ГТС к работе в новых условиях.

В конечном итоге, востребованность различных путей транспортировки газа будет зависеть еще и от общих объемов его потребления в Европе. На сегодня существуют прогнозы о снижении потребности газа в ЕС в двадцатилетней перспективе. Главная причина этому — новая "зеленая" политика ЕС и Германии. Она, в частности, предусматривает постепенный отказ или значительное снижение потребления энергии из невозобновляемых источников. По прогнозу аналитического центра International Energy Agency, потребление газа в ЕС снизится с 482 млрд куб м в 2019 г. до 386 млрд куб м в 2040 г. И хотя снижение потребления газа в ЕС, по ожиданиям аналитиков, будет сопровождаться и снижением местной добычи, восполнить разницу сможет не только Россия. Европа уже сейчас покупает газ из Северной Африки, сжиженный газ предлагают Катар и США.

По мнению аналитика польского специализированного портала БизнесАлерт Мариуша Маршалковского, Украине сейчас стоит планировать среднесрочную активность с учетом перспективы снижения объемов транзита через свою территорию. Новая бизнес-модель "Укртрансгаза" может базироваться на услугах по хранению газа для потребителей как на украинском, так и европейских рынках. Украинские газохранилища объемом 30 млрд куб м — очень ценный в европейском измерении актив. Именно хранилища газа в среднесрочной перспективе должны обеспечить Европе успешный переход на возобновляемые источники энергии — они должны обеспечить надежную страховку на случай, когда энергии из возобновляемых источников будет недостаточно. Впрочем, глава "Нафтогаза" Андрей Коболев заявлял, что Украина видит перспективы на европейском рынке именно как представитель услуг по хранению газа. Реализовать такие планы можно, гарантировав себе репутацию предсказуемого и понятного поставщика услуг.

КОММЕНТАРИЙ

Михаил Корчемкин: "Немцы хотят отобрать доходы от транзита газа Украины и Словакии"

О том, какое будущее ждет "Nord Stream-2", как меняется значение украинской ГТС в условиях развития СПГ и как демонополизация экспорта газа в России может открыть новые шансы развития для украинской ГТС, в интервью "ЭнергоБизнесу" рассказал глава EastEuropeanGasAnalysis Михаил Корчемкин

Александр КУРИЛЕНКО

— Насколько реальна постройка второй линии "Nord Stream-2" в контексте отравления Алексея Навального?

— Отравление А. Навального не отразилось на шансах завершения "Nord Stream-2". После ввода американских санкций, ни одна компания, включая "Газпром", не рискнет предоставить трубоукладочное судно. Не поможет и переоформление трубоукладчика на другого владельца, поскольку и в этом случае под санкции попадет первоначальный собственник.

— Существует ли разница в работе украинской ГТС и Северных потоков? Какая?

— В отличие от первого и второго "Nord Stream", ГТС Украины способна прокачивать газ в соответствии даже с краткосрочными колебаниями спроса европейских потребителей, что экономит затраты на хранение газа в подземных газовых хранилищах (ПХГ).

— А какие перспективы дальнейшего развития СПГ по сравнению с трубопроводным газом?

— Рынок СПГ уже растет быстрее поставок трубопроводного газа. Я думаю, этот тренд сохранится.

— Хорошо. В таком случае, каково значение развития СПГ и связанной с ним инфраструктуры для украинской ГТС, в частности для ПХГ?

— Для успешной конкуренции с растущими объемами СПГ "Газпром" должен увеличить гибкость поставок, которую может обеспечить ГТС Украины. Если нынешнее руководство "Газпрома" не успеет физически ликвидировать российские газопроводы, доставляющие газ на границу Украины, то их преемники вполне могут использовать украинский транзит, от чего выиграют и Россия, и Украина, и европейские потребители.

— Какие могут быть причины того, что Германия все же продолжает поддерживать "Nord Stream-2"?

— Немецкие операторы просто хотят “перетянуть” на себя доходы от транзита, которые сейчас получают Украина и Словакия. Разговоры о дополнительном газе — это сознательная манипуляция общественным мнением. Из всех официальных документов "Nord Stream-2" AG и "Газпрома" следует, что газопровод заполняется только за счет сокращения транзита газа через Украину и Словакию.

— Есть ли будущее у долгосрочных контрактов, таких, какие были у Украины или Польши с "Газпромом"? Почему они были возможны в нулевые годы?

— Прежние долгосрочные контракты невозможны. Рынок требует гибкости и отказа от условия take-or-pay— “краеугольного камня” старых газпромовских контрактов. В 1960-х годах в Европе практически отсутствовала газотранспортная инфраструктура, и долгосрочные контракты позволяли финансировать проекты строительства газопроводов. Сейчас Европа перенасыщена газопроводами, и финансирование строительства не требуется.

— Как бы Вы оценили действующий украинский контракт для прокачки газа в Европу?

— Действующий транзитный контракт является промежуточным шагом к переходу на конкурентное резервирование мощностей на входе и выходе ГТС (пятилетний контракт: первый год прокачка 65 млрд куб м в год, а потом 4 года по 40 млрд куб м. — Ред.). Я думаю, монополия "Газпрома" на экспорт газа и запрет международного транзита газа через территорию России будут отменены, и новые участники рынка будут использовать ГТС Украины. Конечно, при условии, что нынешнее руководство "Газпрома" не успеет ликвидировать смежные российские газопроводы.

— Что сейчас важно для работы Оператора ГТС Украины, к чему готовиться?

— Оператор ГТС Украины уже работает на опережение и интегрирует украинские газотранспортные мощности в европейскую систему.

— Какое идеальное будущее может быть у ГТС Украины — структура собственности, прокачка, принципы работы?

— Идеальное будущее связано с упомянутой реформой российского газового рынка, которая откроет ГТС Украины для новых игроков из России и Средней Азии.

— Как Вы сегодня видите будущее газа как товара, его значение в энергетике, особенно с учетом развития ВИЭ?

— Пик потребления газа в Европе и Украине уже давно пройден. Я допускаю, что Европа больше не вернется к уровню потребления 2018-2019 гг. и объемы сжигания газа будут снижаться быстрее, чем в самых смелых прогнозах. Энергетика (особенно европейская) чутко реагирует на сигналы окружающей среды и правительств, а эти сигналы требуют сокращения сжигания всех углеводородов, включая газ.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt