Проблемы неизбежны

Энергетике предстоит сложный период при любом сценарии

Как бы ни развивалась мировая энергетика, она столкнется с вызовами как в сегменте возобновляемых источников энергии, так и в сфере ископаемых топлив. Это следует из World Energy Outlook 2020, ежегодного прогноза Международного энергетического агентства.

Владимир МИХАЙЛОВ

В этом году МЭА включило в свой прогноз два "традиционных" и два новых сценария: обновленные версии сценариев заявленных политик (STEPS) и устойчивого развития (SDS), а также ранее не публиковавшиеся сценарии "отложенного" (т.е. длительного) восстановления после кризиса, вызванного пандемией (DRS), и достижения нулевых выбросов к 2050 г. (NZE2050).

В первых двух нефть и газ в обозримом будущем в основном сохранят свою роль и продолжат по-прежнему в значительной степени обеспечивать потребление первичной энергии, а целевой климатический показатель глобального повышения температуры ниже 1.5°C к 2050 г. не будет достигнут. Сценарий заявленных политик предполагает, что с последствиями пандемии удастся справиться уже в следующем году и экономика вернется на докризисный уровень. Сценарий отсроченного восстановления предполагает, что эффект пандемии будет чувствоваться до 2023 г. Это приведет к тому, что в следующем десятилетии будут наблюдаться самые низкие темпы роста спроса на энергию с 1930-х годов.

Сценарий устойчивого развития основан на допущении, что к 2050 г. удастся достичь климатических целей Парижского соглашения, т.е. добиться того, чтобы к этому сроку рост температуры из-за выбросов парниковых газов не превысил 1.5°C. Сценарий достижения нулевых выбросов к 2050 г., как это можно понять из его названия, еще более радикален и описывает, что надо сделать, чтобы достичь цели нулевых выбросов к середине века.

Отличия от прошлых прогнозов

Интересно, что в прогнозе МЭА в этом году уже нет традиционного сценария принятых политик (CPS), который в предыдущих прогнозах моделировал развитие при сохранении уже принятых в контексте Парижского соглашения в разных странах политик без принятия тех, которые только заявлены. Отсутствие этого традиционного сценария МЭА обосновывает тем, что нынешняя ситуация не позволяет ограничиваться только уже принятыми мерами.

Другими отличиями от предыдущих прогнозов стало почти полное исчезновение таких тем, как энергетическая безопасность и геополитика, а также упоминание об Организации стран-экспортеров нефти. На этот раз МЭА сообщает исключительно об изменении климата и энергетическом переходе. СМИ уже написали о таких затронутых в прогнозе темах, как изменение спроса на нефть в течение следующих двух десятилетий и дешевизна солнечной энергии. Есть и другие темы, о которых также стоит сказать.

Covid-19 сам по себе не изменит ничего

Из прогноза World Energy Outlook 2020 следует, что без политического вмешательства кризис из-за Covid-19 не станет переломным моментом для энергетического сектора. В двух сценариях развитие энергетики просто возвращается на прежнюю "траекторию" через некоторое время.

"Фактически, из-за кризиса общее конечное потребление энергии отстает примерно на 2.5 года от предыдущих прогнозов World Energy Outlook", — отмечает МЭА. Даже такие серьезные перемены, как массовый переход на удаленную работу и резкое сокращение пассажирских авиаперевозок, приведут лишь к незначительным и непостоянным изменениям в использовании энергии. Единственное исключение — уголь. В прошлых прогнозах потребление угля выходило на долгосрочное "плато" при условии, что не будет принята более жесткая ограничительная политика. В нынешнем прогнозе уголь падает во всех сценариях в течение следующих двух десятилетий, его заменят атомная энергия и возобновляемые источники энергии.

Лишь немногие правительства стимулируют трансформацию энергетики

МЭА считает, что пандемия и вызванный ею кризис — это еще один повод ускорить "энергетический переход". По замыслам авторов World Energy Outlook, энергетика должна не просто восстанавливаться после кризиса, но и попутно "зеленеть", в чем ей надо помочь. Но идеи "зеленого" восстановления практически нигде "не фигурируют в планах, предложенных на сегодняшний день, за исключением Европейского Союза, Великобритании, Канады, Кореи, Новой Зеландии и немногих других стран". Несмотря на все разговоры и акцент на изменении климата в общественном дискурсе, пока мало свидетельств того, что сегодня страны делают больше для ускорения энергетического перехода, чем до пандемии.

Ноль выбросов к 2050 г. — нереально

Как уже было сказано, в этом году МЭА разработало сценарий, соответствующий климатической цели сдерживания роста температуры в пределах 1.5 градуса Цельсия. Чтобы ее достичь нужно в пять раз увеличить инвестиции в солнечную энергетику и в три раза — в весь энергетический сектор к 2030 г. Большинство т.н. докритических и сверхкритических угольных электростанций (т.е. тех, на которых используются не самые современные технологии) либо оборудуются технологиями улавливания выбросов (что стоит огромных средств), либо закрываются к 2030 г. Доля электромобилей в общем объеме продажи автомобилей вырастает с 2.5% на сегодняшний день до 50%. Здания модернизируются рекордными темпами, а промышленный сектор переводится на отопление с использованием таких источников энергии, которые сегодня практически не используются. Кроме того, должны произойти серьезные изменения в поведении людей — от замены ближнемагистральных пассажирских авиаперевозок видеоконференцсвязью до ограничения скорости автомобилей и до изменения нормативной температуры в зданиях. В общем, все это сделать нереально, поэтому к 2050 г. цель нулевых выбросов достигнута не будет.

Технологии отрицательных выбросов

В сценарии устойчивого развития цель нулевых выбросов к 2070 г. достигается, в том числе, с помощью т.н. отрицательных выбросов, т.е. технологий, позволяющих поглощать больше парниковых газов, чем производить. Предполагается, что активное внедрение таких технологий начнется после 2050 г. Сценарий с нулевыми выбросами к 2050 г. не учитывает внедрение таких технологий, и поэтому, в частности, требует гораздо более масштабных мер по ограничению выбросов. Таким образом, более реалистичный сценарий требует масштабного использования технологий отрицательных выбросов, без чего климатические цели достичь трудно. Насколько и когда такие технологии удастся внедрить — сказать сложно.

Инвестиции в ВИЭ могут оказаться под вопросом

Доступ к капиталу — одна из основных тем прогноза. МЭА рассматривает, как наличие капитала позволяет снизить стоимость внедрения технологий возобновляемой энергии. Нынешний кризис означает формирование долгового навеса и, соответственно, рост рисков и ухудшение финансирования во многих странах, особенно развивающихся. Коммунальные предприятия могут столкнуться с нехваткой наличных средств, поскольку потребители не могли оплачивать свои счета во время кризиса. Снизить риски для развития ВИЭ могли бы государственные гарантии, но у государств не хватает средств для них (что, в частности, показывает ситуация с "зелеными" тарифами в Украине). Поэтому проекты ВИЭ могут столкнуться с нехваткой инвестиций, хотя вряд ли это будет происходить в США, Европейском Союзе или Китае.

Борьба с энергетической бедностью

МЭА каждый год дает оценку, сколько людей не имеют доступа к электричеству и чистым технологиям приготовления пищи. Последние несколько лет число таких людей сокращается, в основном за счет электрификации. Но в этом году, по мнению МЭА, прогресс может задержаться. Скорее всего, впервые с 2013 г. число людей, не имеющих доступа к электричеству, вырастет в Африке. Для более чем 100 миллионов человек современные источники энергии могут оказаться не по карману, что "заставит эти домохозяйства снова использовать более загрязняющие и неэффективные источники энергии".

Природный газ не поможет "энергетическому переходу"

В предыдущих прогнозах МЭА рассматривает рост использования природного газа как один из факторов "энергетического перехода" к более чистой энергии. В этом году прогноз более пессимистичен — если в прошлом году МЭА считало, что газ выходит на "плато" и его потребление долгое время сохранится на нынешнем уровне, то в этом году прогнозируется спад. Соответственно, затормозится переход электрической генерации с угля на газ, тем более, что ранее такой переход шел во многом за счет стран с развитой экономикой, где он уже в основном завершен.

Сейчас МЭА отмечает, что для продолжения роста газовой отрасли необходима политическая поддержка, особенно с учетом того, что сейчас этот рост во многом определяется такими рынками, где газ еще не вполне конкурентоспособен.

Рынки падают, инвестиции тоже, но быстрее

По оценкам МЭА, спрос на энергию в 2020 г. может упасть на 5%, при этом больше всего пострадают нефть и уголь, во вторую очередь — атомная энергия и газ. Ожидается, что возобновляемые источники энергии по итогам года вырастут, но ненамного. При этом общий объем инвестиций в энергетику упадет на 18%, в основном за счет сокращения в нефтегазовом секторе.

Если вызванный пандемией кризис продлится несколько лет, такое сокращение инвестиций может уровнять падение спроса. Если будут предприниматься более решительные действия по борьбе с изменением климата, это сокращение также может показаться разумным. Но это сокращение инвестиций может также вызвать скачок цен в краткосрочной или среднесрочной перспективе. А это угрожает энергетической безопасности.

Таким образом, как бы ни развивались рынки, в будущем энергетику могут ждать определенные проблемы.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2020. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt