Встречный зачет

Андрей Коболев придумал, как госбюджету избавиться от долгов "Укрнафты", да еще и заработать

Парламент санкционировал выплату долгов "Нафтогазу" и  "Укрнафте" из госбюджета на сумму 32.2 млрд грн. При этом рассчитывает, что не только эти средства вернуться в бюджет, но в результате такого взаимозачета Фонд борьбы с COVID-19 получит 8.9 млрд грн. И еще 1.4 млрд грн останется на выплату задолженности шахтерам и реструктуризацию угледобывающей отрасли. Всего в результате этой сделки бюджет ожидает получить 42.5 млрд грн. Но станет ли эта многомиллиардная сделка точкой отсчета для разрешения долговых проблем названных компаний и отношений с государством, пока никто не берется прогнозировать.

Алла ЕРЕМЕНКО

24 ноября 2020 г. глава Верховной Рады подписал и передал президенту принятые 18 ноября парламентом два закона, призванные разрешить многолетнюю долговую проблему между правительством, "Нафтогазом Украины"иУкрнафтой". Первый закон — "О внесении изменений в Закон Украины "О Государственном бюджете Украины на 2020 г." (относительно реализации положений ст. 11 Закона Украины "О рынке природного газа" (№ 4119). Второй — "О внесении изменений в раздел ХХ "Переходные положения" Налогового кодекса Украины" (об особенностях администрирования налогов с целью финансирования расходов, определенных пунктами 31-34 ст. 14 Закона Украины "О Государственном бюджете Украины на 2020 г." (№ 4120).

Узаконенная таким способом схема такова. Кабмин, задолжавший "Нафтогазу" за поставки газа населению по спецобязанностям с 2015 г., перечисляет НАКу 32.2 млрд грн. "Нафтогаз" из этой суммы уплачивает налог, добавляет недостающие средства и перечисляет 36.7 млрд грн "Укрнафте" за неоплаченные 2.06 млрд куб м газа 2006 г. плюс предоплату за будущие периоды почему-то в сумме 24.1 млрд грн. "Укрнафта" всю эту сумму перечисляет в бюджет (обратно Кабмину).

На языке законодателей это звучит так:

"Общий объем дополнительных налоговых поступлений в специальный фонд Госбюджета в рамках предусмотренной законопроектом (№4119) операции составит 42.5 млрд грн, в том числе:

  •  
    • налоговый долг ПАО "Укрнафта" — общий объем 30.35 млрд грн,

в том числе:

— по рентной плате (газ, нефть, конденсат) — 18.8 млрд грн;

— по налогу на прибыль — 2.6 млрд грн; с НДС — 2.84 млрд грн;

— доначисленные суммы по результатам контрольно-проверочной работы, которые находятся в процедуре судебного оспаривания, — 3.1 млрд грн;

— задолженность предприятий системы ПАО "Укрнафта" — 3 млрд грн;

  •  
    • дополнительные финансовые обязательства по НДС и налогу на прибыль, возникающие у ПАО "Укрнафта" по результатам операций купли-продажи (поставки) природного газа с НАК "Нафтогаз Украины", — 6.2 млрд грн;
    • дополнительные налоговые обязательства по налогу на прибыль предприятий, возникающие у НАК "Нафтогаз Украины" вследствие получения надлежащей компенсации (из бюджета. — А.Е.), — до 5.95 млрд грн.

На выплату компенсации "Нафтогазу" из специального фонда Госбюджета будет направлено 32.2 млрд грн, а излишек поступлений (в бюджет) в сумме 10.3 млрд грн будет направлен на финансовое обеспечение мероприятий господдержки инфраструктурных проектов (так было в первой версии законопроекта. — А.Е.)."

Теперь этот виртуальный (по крайней мере пока) излишек направят, как сказано выше, на борьбу с "ковидом" и шахтерам.

Если не считать появившегося "излишка" на борьбу з "ковидом" и 1.4 млрд грн шахтерам, то подобную схему и "Нафтогаз", и "Укрнафта" предлагали реализовать как минимум с 2015 г., когда миноритарные акционеры выиграли суд у "Нафтогаза" и более 2 млрд куб м газа из "спорных" стали ресурсом "Укрнафты", за который она требует плату у "Нафтогаза". А пока нет платы, да еще и ренту подняли в 2014 г., "Укрнафта" вообще ее не платила. Мол, не из чего.

ПАО "Укрнафта"

В принципе, "Укрнафта" требовала вернуть сам газ. Но как неоднократно заявлял глава "Нафтогаза", который несколько лет одновременно возглавлял и набсовет "Укрнафты", нельзя вернуть то, чего нет. Поэтому и искали различные варианты, как вернуть газ или деньги за него. А "Укрнафта" тем временем успешно обходила законодательство и выводила средства на аффилированные компании, дабы избежать их автоматического перечисления в счет погашения налоговых долгов.

По большому счету, никто не хочет уничтожения "Укрнафты" — крупнейшей нефтедобывающей компании страны. И ее миноритарным акционерам, и государству выгодно, чтобы компания эффективно работала и развивалась, своевременно платила налоги и дивиденды, подстраховывала энергобаланс страны, была активным участником рынка нефтепродуктов и газа. Но это все намерения, хотя первый шаг для этого уже сделан.

В результате узаконенного списания долгов "Укрнафта" надеется, что будет снят арест с ее счетов и компания сможет в нормальном режиме (хотя и не сразу) вести финансово-хозяйственную деятельность. И может даже начать создавать собственный инвестиционный фонд. Но за первым шагом "Укрнафта" ожидает и следующих, как-то: разрешение на экспорт, получение новых лицензий.

Правда, никто не может гарантировать, что привыкшие выводить прибыль из компании и весьма своеобразно "оптимизировать" доходы и налоги за более чем десятилетие менеджеры "Укрнафты" откажутся от этой привычки. Об их изобретательных схемах написаны сотни статей. Но оптимисты верят, что такой взаимозачет долгов послужит стимулом для владельцев компании, 50% плюс одна акция которой — госсобственность, вверенная "Нафтогазу". Хотя такой расклад практически мало влиял на деятельность компании, менеджмент которой контролировался миноритарными акционерами, а если называть вещи своими именами, то непосредственно Игорем Коломойским.

На что рассчитывает государство

Во-первых, государство (Кабмин) рассчитывает на получение налогов, обязательных платежей, всех выше перечисленных поступлений, а также дивидендов. Но для этого "Укрнафта" должна стать прибыльной и начать наращивать добычу. Увы, на это потребуется не один год. Это во-вторых.

В-третьих, аукционы по продаже нефти. Если "Укрнафта" и выставляет нефть на торги, то в результате "под своих" покупателей — компании, аффилированные с "Приватом". Государство и "Нафтогаз" надеются, что такая система изменится и доступ к нефтяному ресурсу "Укрнафты" получат и другие компании, в частности группы "Нафтогаз". Правда, эти надежды вряд ли разделяет менеджмент "Укрнафты".

В-четвертых, "Укрнафта"иУкртатнафта" (единственный действующий нефтеперерабатывающий завод, также подконтрольный "Привату") могли бы начать диалог с "Нафтогазом" о переработке нефти в Кременчуге.

В-пятых, к концу года в Стокгольме арбитраж, как ожидается, вынесет решение по иску миноритарных акционеров "Укрнафты" к государству Украина на сумму $5 млрд. И Украина рассчитывает, что проведение взаимозачета с "Укрнафтой" укрепит ее позиции в арбитражном разбирательстве. Хотя рассчитывать на смягчение позиции миноритариев во главе с И. Коломойским вряд ли стоит. И он демонстрирует уверенность в своей победе. Вопрос скорее в сумме.

Что получит "Нафтогаз"

Сделка со взаимозачетом долгов дает возможность "Нафтогазу" получить от правительства средства за газ, поставляемый населению в рамках специальных обязанностей с 2015 г. вплоть до их недавней отмены. Возлагая на "Нафтогаз" обязанность поставлять населению газ по фиксированной правительством цене (ПСО), Кабмин тем не менее не предусмотрел четкий механизм компенсации НАКу за разницу между фиксированной и, скажем так, ценой импортного паритета. "Нафтогаз" твердит это уже не первому составу правительства. А сумма долга тем временем росла.

Впрочем, по поводу всех названных в законе сумм эксперты и Минфина, и Минэкономразвития, и соответствующих служб Верховной Рады подчеркивали, что приведенные суммы долгов еще подлежат проверке и утверждению. А сам способ такого взаимозачета не согласуется с отдельными статьями Налогового кодекса и даже Конституции Украины. Да и информация об облигациях "Нафтогаза" отсутствует.

Словом, есть вопросы, прежде всего к сумме долга, которую бюджет должен сначала перечислить "Нафтогазу" (32.2 млрд грн). На фоне обнародованных Госаудитом, мягко говоря, неэффективно использованных "Нафтогазом" сумм, которые якобы привели к недополучению бюджетом налогов и сборов, полагаться только на расчеты НАКа недальновидно.

И как будет производиться расчет с местными бюджетами, где ведется добыча нефти "Укрнафтой"? Или их долю учли в общем взаимозачете?

К тому же, если "Нафтогаз" заявляет, что чуть ли не убытков следует ожидать в этом году, то почему он, кроме выплаты долга за газ "Укрнафте", должен заплатить ей за газ на 4-5 лет вперед свыше 20 млрд грн? За что такая предоплата? Или это называется расплатой?

Но авторы закона №4119 мотивировали свое решение тем, что сделка по взаимозачету долгов временная и не повлияет на общий баланс Госбюджета-2020, а суммы перепроверены и будут еще перепроверятся.

Было бы сказано…

Правда, некоторые депутаты уже в ходе решающего утверждения законопроекта в зале Верховной Рады настаивали, что предлагаемые формулировки закона №4119 не ограничивают тот же "Нафтогаз" платежами 2020 г. И вполне может оправдаться опасение, что НАКу нечем будет доплатить "Укрнафте" недостающие после уплаты налогов 10.3 млрд грн. Ведь "Нафтогаз" уже заявил, что прибыли не будет. В такой ситуации этой компании не останется ничего другого, как расплачиваться… налогами первого квартала 2021 г.

Далее. Глава "Нафтогаза" А. Коболев давно говорит о разделении сфер "Укрнафты". "Нафтогаз", мол, готов забрать газодобычу. А "Укрнафте" оставить нефтедобычу. Теоретически, конечно, это возможно. А как быть на практике? Даже если речь не идет о физической передаче добывающих скважин? Ведь некоторые из них одновременно дают нефть, газ и конденсат. То ли это отвлекающий маневр от более насущных проблем обеих компаний, то ли теория чистой воды, но ни в "Укрнафте", ни в добывающем дивизионе "Нафтогаза" еще никто не удосужился пояснить, возможно ли воплотить эту теорию, и как именно.

Для "Нафтогаза" куда реальнее договориться с совладельцами "Укрнафты" о переработке нефти на "Укртатнафте", о реальном доступе к нефтяному ресурсу на аукционах. А главное, в участии "Нафтогаза" в управлении нефтеперерабатывающим заводом. Ведь государству в уставном капитале "Укртатнафты" принадлежит 43%. Но управляет (а точнее, не управляет) этим пакетом "Нафтогаз" еще с меньшим успехом, чем "Укрнафтой".

И, наконец, выработать четкий алгоритм взаимоотношений набсовета "Укрнафты", в котором большинство за НАКом, с менеджментом компании.

Отметим, что принятию законопроектов №№ 4119 и 4120 предшествовали многоходовые переговоры сопричастных и заинтересованных сторон. Согласно наблюдениям журналистов "Схемы", к теме причастен и Офис президента, и МВД, и масса бизнесменов. Отдельная история — торг депутатов. Разумеется, такие переговоры не любят огласки. И, возможно, мы не скоро узнаем (хотя может совсем наоборот), на каких неформальных условиях состоялся взаимозачет долгов между правительством, "Укрнафтой"иНафтогазом". Хотя даже за каждым пунктом узаконенной договоренности просматривается чья-то конкретная фамилия и интерес. Но деньги любят тишину, а большие деньги и подавно.

Была ли возможность решить долговую проблему другим способом, и насколько он эффективнее? Была бы... Если бы изначально и "Нафтогаз Украины", и "Укрнафта" не декларировали приверженность принципу прозрачности, а действительно были таковыми. Как и правительство. Если бы не такие решения судов, и еще много "если бы"… По факту сравнить не с чем.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2021. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt