Роман СТОРОЖЕВ: "В 2021 г. количество поставщиков газа достигнет 100 компаний"

Рынок не гарантирует потребителю низкую цену. Рынок гарантирует потребителю рыночную цену. При этом рынок гарантирует потребителю право выбора поставщика. И лишь достижение высокой конкуренции на рынке среди поставщиков может обеспечить в будущем снижение цены на газ, — считает президент Ассоциации "Недропользователи Украины" Роман Сторожев.

Алла ЕРЕМЕНКО

О рынке бытовых потребителей газа и конкуренции поставщиков, поставщике "последней надежды", биржевых площадках, торгующих газом, и возможностях, открытых законом № 3176, если он будет подписан президентом, о перспективах добычи углеводородов, в том числе на украинском шельфе Черного моря, лицензиях на добычу нефти и газа, перспективах подписания СРП и необходимости такого способа привлечения инвесторов, достижениях Государственной службы геологии и недр Украины и о том, что ей еще предстоит сделать, о последствиях приватизации института с базовой геологической информацией, легализации добычи янтаря – все это в интервью "ЭнергоБизнесу" президента Ассоциации "Недропользователи Украины" Романа СТОРОЖЕВА.

— Конкуренция — основа и двигатель любого рынка. Можно ли сказать, что рынок бытовых газопотребителей действительно конкурентный после отмены ПСО (Положения о возложении специальных обязательств)?

— Однозначно, да. Ситуация на рынке поставок природного газа бытовым потребителям после отмены ПСО с 1 августа 2020 г. значительно изменилась. На этот рынок сразу же вышли, кроме отделившихся от облгазов порядка 25 компаний-трейдеров (газсбыты), НАК "Нафтогаз Украины", поставщика "последней надежды" (ППН) — ООО "ГК "Нафтогаз Украины", трейдеры, прежде всего крупные, такие как ДТЭК (бренд Yasno наряду с электроэнергией уже предлагает поставку газа), Energy Trade Group.

— Для таких энергокомпаний участие в сегменте поставок газа бытовым потребителям — диверсификация бизнеса.

— Да, но в этом же сегменте работают небольшие, локальные компании, коммодити-трейдеры, которые торгуют разными видами энергоресурсов ("ритейл" — маленькие объемы, большое количество покупателей).

Рынок газа бытовых потребителей по сути — ритейл: торгуются/поставляются небольшие объемы при большом количестве покупателей. Это абсолютно закономерно. Конкуренция в этом сегменте рынка газа будет нарастать.

Также я вижу тенденцию, что трейдеры, закупившие газ летом, когда цена была ниже, и хранившие его до зимы в подземных хранилищах газа, сейчас пытаются выдержать цену НАК "Нафтогаз Украины", которая располагает ресурсом "Укргаздобычи" (около 13 млрд куб м в год).

Информация Оператора ПХГ Украины

С начала отопительного сезона 2020/2021 из ПХГ отобрано 2 млрд куб м газа.

В октябре-ноябре 2020 г. 99% газа отобрано по заявкам украинских клиентов.

На 1.12.2020 г. запас природного газа в подземных газохранилищах составлял 26.3 млрд куб м (на 27% превышал показатели 2019 г.; без учета запасов Вергунского ПХГ, находящегося на временно оккупированной территории Донецкой области).

В режиме "Таможенный склад"* на 1.12.20 г. нерезиденты (трейдеры) хранят в ПХГ 9 млрд куб м газа (в 3.7 раза больше по сравнению с аналогичным периодом 2019 г.). Из них в режиме short haul** — 5.4 млрд куб м.

Компании-резиденты хранят в режиме "Таможенный склад" 1 млрд куб м (в 4.3 раза меньше, чем в 2019 г.). Из этого объема, переданного в ПХГ в режиме short haul — 500 млн куб м.

* "Таможенный склад" — таможенный режим, позволяющий клиенту хранить газ в подземных хранилищах Украины до 1095 дней без уплаты налогов и таможенных сборов;

** short haul — услуга, дающая возможность получать скидку на транспортировку между определенными точками входа или выхода на межгосударственных соединениях ГТС (мощность ограничена), в том числе для дальнейшего хранения природного газа в ПХГ Украины.

— Монополия разрушена, да здравствует монополия?

— Не так однозначно. Хотя конкурировать с ценой НАК "Нафтогаз Украины" сложно. В борьбе за потребителя поставщики газа идут на потерю какой-то части прибыли в данный момент, чтобы привлечь потребителей, закрепиться в этом сегменте. Они могли бы часть этого газа продать дороже на промышленном рынке, но сознательно идут на уменьшение своей прибыли, диверсифицируя свои поставки.

Поэтому в перспективе нас ждет еще большее дробление этого сегмента рынка газа. Существуют разные прогнозы. Мое личное мнение, что поставщиков газа бытовым потребителям не будет, например, 300, как в сегменте поставок промышленности, их будет порядка 100 в 2021 г. Уже сегодня таких компаний около четырех десятков.

— Оптимистический прогноз.

— Реалистический. Я считаю, что в следующем году количество поставщиков в сегменте поставок газа населению будет около сотни. Ведь что такое сегодня поставки населению? Нет законодательного ограничения предлагать газ как товар бытовым потребителям, определяющий фактор — цена! Далее поставщики начнут работать с ОСББ, как с одним юридическим лицом, что привлекательно для поставщиков газа. Интересны в этом смысле садовые товарищества и т. д. Поставщики будут предлагать и уже предлагают массу новых продуктов/сервисов для потребителей. Например, фиксированная цена газа на определенный период, различные формы оплаты (предоплата, постоплата, кредитное соглашение).

Увеличение количества поставщиков повлияет на цену газа для бытовых потребителей. Можно ли говорить, что не будет хотя бы резких колебаний цен?

— Я бы не говорил, что рынок гарантирует потребителю низкую цену. Вы же об этом спрашиваете? Рынок гарантирует потребителю рыночную цену. Именно это и является условием его развития. При этом рынок гарантирует право выбора поставщика. С ним покупатель и должен оговорить условия поставки и оплаты газа.

— Есть опасения, что попав к ППН, обратной дороги нет. У потребителя — выбор без выбора.

— Я ранее, так же как и Вы сейчас, достаточно настороженно относился к этому механизму. Придерживался мнения, что создан еще один инструмент для того, чтобы собрать как можно больше потребителей в сферу влияния ООО "ГК "Нафтогаз Украины" (ППН) и НАК "Нафтогаз Украины". Но сегодня у меня нет каких-либо опасений, что этот инструмент активно используют именно с этой целью. Потребители, которые остались вообще без поставщика, это, скорее всего, слабо привлекательный сегмент — они не смогли купить ресурс ни у газсбыта, ни у трейдера, ни у "Нафтогаза Украины". Поэтому и оказались клиентами ППН.

Конечно, есть ряд вопросов о переходе потребителя от прежнего поставщика к поставщику "последней надежды", и сейчас разрабатывается механизм, чтобы условия перехода не были слишком жесткие, чтобы поставщик и потребитель в случае непредвиденных ситуаций успели между собой выяснить договорные отношения, чтобы потребитель автоматически не попал к ППН. Это недоработки технического характера, которые, уверен, будут устранены. Но также понятно, что ООО "ГК "Нафтогаз Украины" невыгодно продавать по такой цене ресурс потребителям, которые не нашли другого поставщика. Парадокс: для таких потребителей ресурс должен быть самый дорогой, но он сегодня самый дешевый для самых проблемных потребителей. На сегодня пока нет опасений, что ППН перетягивает платежеспособных, ответственных потребителей.

— Тем не менее, глава ППН заявляет об агрессивной политике на рынке. Если они работают с проблемными потребителями, то это тактика или все же стратегия, чтобы в результате монополизировать рынок поставок газа бытовым потребителям?

— ППН на сегодня не замечен в неконкурентных действиях на рынке. НАК "Нафтогаз Украины" — да, демпингует и на бирже, и по коммерческим предложениям. Это видят все на рынке, и мы об этом открыто всегда заявляли.

— Буквально перед нашим разговором законодатели проголосовали за законопроект №3176, который позволит ОГТСУ, государственным и коммунальным компаниям покупать газ ежедневно на бирже для балансировки системы и на производственно-технологические нужды. Насколько этот закон может повлиять на рынок газа?

— Украинские трейдеры всегда поддерживали право Оператора ГТС закупать газ на биржах. Это, в первую очередь, позволит более четко определять цену балансировки за конкретные сутки, покажет наиболее точный срез ситуации на рынке ежедневно. Я называю это еще одним шагом к цивилизованным торгам. Это шаг к созданию инструмента на рынке, который повышает его ликвидность! Поэтому мы приветствуем решение парламента, который поддержал законопроект №3176.

Что касается самого права Оператора ГТС, то уже сегодня это право закреплено законодательно, и это большой плюс, учитывая, что у Оператора ГТС не всегда есть возможность приобрести газ, когда складываются небалансы (дефицит или профицит) на рынке. Как мы все наблюдали, в этом году ОГТСУ был вынужден прибегать к помощи НАК "Нафтогаз", придумывать дополнительные соглашения к контрактам, но это было непрозрачно и нерыночно. С принятием закона, если есть свободные объемы газа на рынке, компания может выйти на биржу, законтрактоваться и купить себе на рынке недостающие объемы газа для балансировки в те же сутки. При этом цена газа на бирже ниже, чем ОГТСУ закупает через ProZorro. Мы не исключаем, что Оператор ГТС будет продолжать покупать газ для технологических нужд по длинным контрактам через ProZorro, все что прозрачно и рыночно - это большой плюс.

Следующий этап — выход на биржу с 1 июля 2021 г. других субъектов рынка природного газа государственного и коммунального секторов. Предприятия теплокоммунальной энергетики (ТКЭ) — достаточно крупные потребители газа. Оперативно закупая недостающий для балансировки газ на бирже, они смогут не только обеспечить свою стабильную работу, но и в результате сэкономить средства. Что должно, безусловно, сказаться на их финансовом состоянии.

— Можно ли утверждать, что вопрос с небалансами на рынке таким способом будет решен? И конфликтные ситуации, которые мы наблюдали зимой и летом между ОГТСУ и поставщиками, а также облгазами исчерпаны?

— Вопрос небалансов на рынке состоит из многих составляющих, о которых ведется дискуссия с начала реформы газового рынка. Это и вопрос небалансов, которые оплачиваются 100% поставщиками Оператору ГТС и на которых он зарабатывает себе прибыль, и вопрос небалансов, которые формируют проблемную задолженность. ОГТСУ признает ее проблемной, уменьшая показатели прибыли. Сумма такой проблемной задолженности "Укртрансгаза" (предыдущий Оператор ГТС) составляет 44 млрд грн. Сумма проблемной задолженности ОГТСУ (новый Оператор ГТС) —1.5 млрд грн.

В вопросе балансирования играет значительную роль внутрисуточный рынок газа, который в Украине только создается. И как быстро в условиях отсутствия такого рынка газа сформировать реальную маржинальную цену на газ? Все это вопросы, к которым мы еще неоднократно будем возвращаться и которые еще предстоит решать игрокам рынка для построения цивилизованного конкурентного рынка газа в Украине. Особенно остро этот вопрос будет стоять при введении принципа нейтральности Оператора ГТС в следующем 2021 г.

— Какова доля трейдеров в сумме долга Оператору ГТС?

— Трейдеры сейчас ничего не отбирают из ресурса ОГТСУ. После того, как цена на такой газ была установлена на 30% выше рынка и уменьшен толлеранс, трейдеры практически не берут газ ОГТСУ. Это просто невыгодно. Облгазы это делали, пока отбирали газ безоплатно. Отсюда и их задолженность. Думаю, ситуация на сегодня изменилась, так как фактически операторы газораспределительных сетей (ГРС, облгазы) получили тариф, учитывающий расходы на так называемые технологические затраты. Хотя Оператор ГТС, разумеется, хочет взыскать накопившиеся еще в начале года долги.

Как у каждой медали, у этой проблемы есть две стороны. Операторы ГРС не платили за отобранный газ, ссылаясь на то, что эти расходы не предусмотрены в тарифе. Но, с другой стороны, деньги с населения они же собирали. Почему не рассчитывались хотя бы частично в том объеме, насколько позволял тариф? Но в общем все это результат несогласованности механизма на рынке газа, который позволил накопить такие долги.

— Операторы ГРС были бы счастливы, если бы им списали эти долги. Украинская история знает немало таких примеров. Но ОГТСУ обратился в суды.

— Скорее всего, Оператор ГТС суды выиграет. Проблема будет в том, как взыскать долги. Как с "Укрнафты", например…

— Об "Укрнафте" мы еще поговорим. Ассоциация "Газовые трейдеры Украины" (АГТУ) в октябре инициировала запуск еще одной электронной биржевой площадки — ТБ "Украинский хаб", где прошли уже тестовые торги. Это альтернатива Украинской энергетической бирже или расширение возможностей для трейдеров и участников энергорынка?

— Мы, как ассоциация, да и вообще компании-трейдеры, являемся носителями идеи свободной конкуренции на рынке. Это основа трейдинга в мире! Поэтому логично, что мы приветствуем также конкуренцию в сегменте торговых площадок энергоносителями. В Украине это еще один проект, идея, которая находится на начальной стадии, на старте. Площадка только запустилась, идут торги, но объемы еще небольшие. Мы планируем развивать эту тему, как еще один инструмент на рынке, чтобы создать возможности для повышения конкуренции.

Следующими стратегическими шагами на рынке газа должны стать увеличение ликвидности бирж, развитие механизма платежей по клиринговым системам, внедрение всего спектра банковского инструментария, ведь это будет гарантировать справедливость индексов, которыми мы оперируем на сегодня.

Ключевой задачей повышения конкуренции на украинском рынке газа, а также его ликвидности станет принятие решения о продаже газа "Укргаздобычи" на бирже.

— Какие опции предлагает биржа "Украинский хаб"?

— Это практически универсальный набор: день, месяц, квартал, год наперед. То, что захотят участники продать, они смогут предлагать через эту площадку. Она рассчитана на торговлю электроэнергией, природным и сжиженным газом, нефтепродуктами.

— Программа увеличения добычи газа 20/20 "Укргаздобычей" провалена. А как мотивировали взвинчивание цен на газ в Украине! Мол, деньги пойдут на увеличение добычи… В начале 2020 г. объявлено о новой программе "Тризуб". На Ваш взгляд, каковы перспективы добычи углеводородов УГД и частными компаниями?

— В сегменте добычи частными компаниями в основном все более-менее в порядке. Большинство специалистов на рынке сходятся во мнении, что ценовой кризис на рынке, который мы наблюдали летом, пройден, ситуация стабилизировалась. Хотя начало года было сложным и многие частные добывающие компании заявляли о том, что мы вошли в период стагнации, проекты замораживаются, новые площади не будут разрабатываться так активно, как ранее. Но сейчас цены на рынке свидетельствуют об уровне достаточной рентабельности для добывающих компаний в Украине. Частные компании демонстрируют неплохую динамику. Я думаю, это и потому, что многие проекты были заложены и стартовали несколько лет назад, маховик запущен и бурение продолжалось. Скважины вводились, вводятся и будут вводиться в эксплуатацию в этом и в последующие годы.

В частной добыче, несмотря на кризис, мы видим прирост добычи. Остановить начатые проекты мало кто решился, так как это однозначно привело бы к убыткам. Бюджеты новых проектов, конечно, урезались и очень серьезно. Об этом заявляли и сервисные компании, прогнозируя нерадужные перспективы. Тем не менее, частные добывающие компании если и приостановили финансирование супердорогих новых проектов, то плановая разработка уже действующих месторождений будет продолжаться согласно утвержденным программам.

Я склонен считать, что частная добыча будет демонстрировать не столь стремительный рост в 2021 г., но прирост добычи будет. Каким он будет в процентном отношении, я бы подождал результатов за 2020 г., сравнил их с 2019 г. и уже на основании этих данных строил прогноз об уровне добычи компаний на действующих месторождениях.

Что касается месторождений, на которые были получены лицензии, то многие лицензиаты взяли паузу. Но эта пауза не может затянуться на дольше, чем это обусловлено программой работ. Поэтому хотят инвесторы или нет, но они будут вынуждены вкладывать средства в лицензионные участки либо от них отказываться, так как Госгеоконтроль контролирует выполнение лицензиатами программ освоения месторождений. Я думаю, что большинство лицензиатов все же изберут первый вариант. По лицензиям, полученным крупными системными украинскими компаниями, работа будет продолжаться.

— Неудачная история всех прежних СРП отбила желание у инвесторов к добыче в Украине? 9 соглашений уже год ждут подписания. Нужны ли СРП сегодня Украине и инвесторам?

— Информация об уходе компании Vermilion, которая собиралась вести доразведку и добычу вместе с "Укргаздобычей", это, конечно, нехороший сигнал в плане привлечения иностранных инвесторов. Но вопрос в том, что, наверное, сейчас мировая добыча углеводородов находится в таком состоянии, что приход в Украину крупного системного инвестора на крупный проект на повестке дня не стоит.

Тем не менее, оставшиеся восемь инвесторов, а это в основном крупные украинские компании, не заявляли об отказе от своих намерений. Да, есть много нюансов с подписанием СРП, но они продолжают работу в этом аспекте. Более того, целью участия в конкурсе для большинства украинских компаний было получение именно тех лицензионных участков, которые они и выиграли в результате конкурса.

— Почти что адресные участки…

— Они либо прилегают к уже разрабатываемым месторождениям этими компаниями, приращивая таким образом территорию их добычи, либо находятся недалеко и их разработка способна существенно прирастить запасы. Плюс логистика и еще масса факторов. Поэтому, думаю, эти компании не будут отказываться от СРП и выйдут на подписание соглашений.

— Логично ли, на Ваш взгляд, решение правительства отдать Черноморский шельф для геологоразведки и последующей разработки "Нафтогазу Украины"?

— Я всегда был сторонником того, что на украинской части шельфа Черного моря должна работать крупная системная компания в партнерстве с НАК "Нафтогазом Украины"/УГД. Например, Shell или компания такого уровня. Своими силами или с привлечением международных инвестиционных фондов. Но в данной ситуации я понимаю, что, наверное, это правильное решение, потому что серьезных претендентов, способных развивать этот потенциал, не видно.

Решение правительства позволит получить дополнительные активы в портфель государственной компании "Нафтогаз Украины", которая может получить ресурсы под свою техническую структуру, дополнительное финансирование работ на шельфовых участках. На данном этапе новейшей истории, думаю, что это единство - правильный вариант. Даже если бы мы снова объявили конкурс, вряд ли бы получили средства, которые могли бы удовлетворить Кабмин, госбюджет и, в результате, сограждан. Не говоря о том, что вряд ли бы общественность восторженно восприняла в нынешней ситуации "продажу" даже части участка на шельфе.

— С учетом Вашего опыта руководства Госгеонедрами, что скажете об успехах новой команды? Что им еще предстоит сделать?

— Работа предыдущей и новой команды Госгеонедр достаточно успешна в направлении усовершенствования выдачи лицензий. Тот факт, что все лицензии (кроме локальных, местных) выставляются на открытый аукцион - это то, о чем все долго говорили, как о способе исключить коррупционные риски, вывести стоимость лицензий на реальный уровень. Изначально это был пилотный проект, теперь это делается на постоянной основе. Это большой плюс. Более года информационное пространство не сотрясают скандалы, что какая-то фирма из какого-то села получила лицензию на разработку крупного нефтегазового месторождения. Мы видим, что проводятся аукционы, в которых участвуют "Бурисма", ДТЭК, "Укрнефтебурение", другие известные компании, не новички в добывающей отрасли. Торгуются, покупают лицензии на аукционах.

Что касается популяризации разработки месторождений в Украине, здесь тоже проделана большая работа. Мы видим подход, который направлен на максимальное открытие информации для инвесторов, чтобы привлечь их, на возможность провести как можно больше аукционов с максимальным участием инвесторов, чтобы привлечь их на месторождения, которые необходимо разрабатывать и развивать. Это то, что касается спецразрешений и вообще сегмента добычи полезных ископаемых.

— Как обстоят дела с приростом минерально-сырьевой базы?

— Здесь особо похвастаться нечем. Потому что бюджет таких работ как был мизерным, таким и остается. И даже существующий бюджет направлен, скорее, на сворачивание государственной геологоразведочной отрасли как таковой. Все говорит о том, что государственные геологические предприятия не будут востребованы государством в перспективе. То есть, скорее всего, план такой - продать все что осталось и возложить развитие минерально-сырьевой базы на потенциальных частных инвесторов. Разумеется, за их счет. Я считаю это не совсем правильным. Нужно оставить в госсобственности стратегические объекты.

Посмотрим на примере газовой отрасли. У нас есть ряд государственных сервисных предприятий, которые входили в НАК "Надра" или были обособленными государственными или казенными предприятиями. Сегодня надобность в них отпала, потому что их технический потенциал остался на таком уровне, что проще создать новое предприятие, чем пытаться возродить то, что там осталось. Буровые работы и изучение месторождений этими предприятиями практически не ведется многие годы. Специалисты этих предприятий уже давно работают в частных добывающих компаниях, в "Укргаздобыче" или за рубежом. Такие предприятия могут быть приватизированы, ликвидированы или проданы их активы.

Но есть сервисные предприятия, как "Укргеофизика", с достаточно высоким конкурентным потенциалом на этом рынке. Есть виды работ, которые в нашей стране на 80-90% выполняет именно это предприятие. Не требуется колоссальных затрат, чтобы сделать его максимально конкурентным на рынке. На мой взгляд, для такого предприятия необходимо изыскать средства, чтобы сделать его конкурентоспособным.

— О какой сумме речь — миллионы, миллиарды?

— $10-20 млн. Не такая большая сумма для "реанимации" такого предприятия. И период окупаемости этих средств сравнительно небольшой. Да, необходимо провести оптимизацию затрат предприятия, возможно, продать неиспользуемые активы в регионах. Словом, там есть с чем работать, я бы не стал такое предприятие приватизировать или закрывать.

Что касается предприятий, которые имеют отношение к темам, связанным с государственной тайной, как-то уран и т.п., я бы тоже с большой осторожностью к ним относился, потому что это вопросы национальной безопасности.

— Как Вы расцениваете приватизацию базового геологического института УкрГГРИ?

— История с приватизацией этого института уже обросла большим количеством инсинуаций. Начиная с того, что новоназначенный руководитель оказался перед фактом, что институт подлежит приватизации.

Я не стал бы его приватизировать уже потому, что не исключено, что в процессе приватизации огромный массив уникальной геологической информации мы можем утратить. И это одна из важных причин, почему такой институт не стоит приватизировать.

Кроме того, выдача лицензий сегодня является функцией Госгеонедр Украины. Из комментариев в прессе узнал, что и Госгеонедра не были в должной мере информированы о том, что УкрГГРИ выставлен на приватизацию. Не представляю, как такое возможно. Может, кто-то распространил недостоверную информацию. Но это еще один повод задуматься, следовало ли приватизировать этот институт.

Резюмируя тему приватизации государственных геологических предприятий, хотел бы подчеркнуть, что каждое из них требует особого подхода с учетом его состояния, потенциала, базы геологических данных, перспектив. И прежде чем выставлять на продажу, стоит хорошо подумать, что последует за продажей или ликвидацией каждого такого предприятия, и о последствиях для геологической отрасли страны.

— Парламентом предпринята попытка "расшить" долги между госбюджетом, "Нафтогазом Украины"иУкрнафтой". Послужит ли это стимулом для увеличения добычи "Укрнафтой"?

— История эта давняя, неоднозначная. Возникновение долгов "Укрнафты" и государства содержит массу нюансов, многие из которых спорные. Но, думаю, что попытка "расшить" долги – позитивное решение. Во-первых, бюджет получит налоги и наполнение бюджета будет иметь растущий характер со стороны "Укрнафты". Во-вторых, "Укрнафта" сможет очиститься от многолетних долгов, после чего ее рейтинги на рынке однозначно возрастут. Последние года два "Укрнафта уже демонстрировала динамику роста добычи, что существенно для крупнейшей нефтедобывающей компании страны. Потенциал у этой компании огромный, так что надежда на увеличение добычи обоснована.

— Первый аукцион по продаже лицензии на добычу янтаря можно считать началом легализации этой отрасли в Украине?

— Сам факт проведения открытого аукциона и выдачи лицензии — уже прецедент. Учитывая, что до 80% добывали (и продолжают это делать) янтарь "в черную", нанося непоправимый ущерб окружающей среде (вспомните "лунные" ландшафты на местах нелегальной добычи), лицензированный добытчик обязан проводить рекультивацию отработанных площадок. Только таким способом можно спасти ситуацию. Но чтобы приучить людей работать легально, "в белую", еще много предстоит сделать. Ведь именно местное население, разумеется не от хорошей жизни, занимается нелегальным промыслом янтаря. Поэтому социальный аспект и психология отношения к месту, где люди живут, - над этим еще предстоит работать, прежде всего, местной громаде.

Досье "ЭнергоБизнеса"

Роман Сторожев, президент Ассоциации "Недропользователи Украины" с июля 2014 г.

Родился в г. Чугуеве, Харьковская обл., 3 февраля 1976 г.

Образование: Харьковский государственный технический университет радиоэлектроники (1998 г.). 2008 г. — Ивано-Франковский государственный университет нефти и газа, специальность "Добыча нефти и газа". 2010 г. — Национальная юридическая академия им. Ярослава Мудрого, специальность "Правоведение". 2013 г. — Национальная академия государственного управления при Президенте Украины, специальность "Парламентаризм и парламентская деятельность".

Карьера: 1998 -1999 гг. — "Энергоснаб", г. Харьков, экономист. 1999-2000 гг. - Харьковский филиал ДК "Торговый Дом "Газ Украины", оператор участка, главный специалист. 2000-2001 гг. — "Харьковгоргаз", мастер службы учета по газоснабжению и газификации; "Укрнадра-ресурсы" — менеджер отдела газа, начальник отдела учета газа. 2001 г. — "Укрнадрапроминвест", генеральный директор. 2002-2004 гг. — "Укрзакордонгеология" (г. Киев), начальник отдела учета и реализации природного газа. 2002-2004 гг. — "Укрзакордонгеология" (г. Киев), генеральный директор. 2003- 2013 гг. — Ассоциация "Газовые трейдеры Украины" (г. Киев), президент. 4.2013 г. - 5.2013 г. — НАК "Надра Украины" (г. Киев), советник председателя правления. 21.05.13 г.- 20.12.13 г. — НАК "Надра Украины" (г. Киев), заместитель председателя правления. 20.12.13 г.- 30.04.14 г. — председатель Государственной службы геологии и недр Украины. С 2 июля 2014 г. — президент Ассоциации "Недропользователи Украины".

Семья: женат, воспитывает троих детей.

Хобби: теннис, велоспорт, путешествия.

Награды: Награжден Государственной геологической службой медалью В. И. Лучицкого за многолетний добросовестный труд, личный вклад в развитие топливно-энергетической базы Украины (приказ №29-н от 15.02.08 г.).

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2021. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt