Из тупика

О проблемах и способах улучшения ситуации в электроэнергетике

 

Минэнерго в последние месяцы и даже дни демонстрирует гиперактивность. Совещания, встречи, заседания, интервью, пресс-конференции, брифинги, презентации сменяют друг друга с калейдоскопической скоростью. Посвящены они не столько проблемам текущего момента, сколько все больше светлому будущему, формируемому после встреч с фирмами и профильными министерствами зарубежных стран, в большей части Балтийского региона.

За заголовок спасибо советскому

романисту Валентину Пикулю

Олег РОГОЖНИКОВ

Например, с представителями Германии, которая в свое время предложила миру "ноу-хау" в виде "зеленого" тарифа, и сейчас счастлива, что наконец-то завершает его у себя в стране. Либо Литвы, преждевременно потерявшей свою АЭС и превратившейся из экспортера э/э в импортера половины потребляемой электроэнергии. Главный лозунг дня министерских чиновников — энергоэффективность. Популярные мантры — "пахлава" для европейских стран: декарбонизация с предложением скинуться на создание Фонда всем, кто производит и потребляет углеродное и углеводородное топливо в Украине, и всепоглощающее "зеленое" движение с "зелеными" облигациями и превращением Госэнергоэффективности в Агентство "зеленой" энергетики.

Возможно, заграница и Фонд помогут в деле получения прибылей ряду иностранных инвесторов и узкому кругу частных отечественных фирм, как уже бывало, но навряд ли уберегут от дальнейшей стагнации производство дешевой э/э.

Обычно министерства создаются для упорядочения взаимоотношений, управления государственными активами в определенных направлениях деятельности с целью проведения политики, способствующей снижению расходов на производство и которая ведет к увеличению объемов производства и продаж, к росту доходов, поступлений в бюджеты, занятости населения.

В этом смысле была бы понятна заинтересованность Министерства инфраструктуры в снижении затрат на топливо, если бы в стране был дефицит генераций, а если стоимость импортной э/э была высокой, были бы понятны инициативы Министерства экономики по снижению затрат энергии.

Но вот зачем энергетикам профильного министерства призывать к уменьшению потребления электричества, понять сложно. Когда в стране избыток генераций относительно дешевой э/э, а руководители отрасли ведут разговор о необходимости быстрого перехода на другие виды генерации, появляются смутные сомнения и растет тревога.

Причем переходить предлагают не путем добросовестной рыночной конкуренции, как, к примеру, в США, а финансируя ВИЭ за счет перераспределения ресурсов в пользу "зеленой" генерации. С рациональной точки зрения непонятно, зачем это надо другим генерациям, потребителям электроэнергии и экономике страны в целом?

Не менее трудно понять, зачем стране, которая не производит солнечные панели, инверторы, системы накопления энергии электрохимического действия, создавать сверхтепличные условия для размещения ВИЭ? При том, что страна имеет свое энергетическое машиностроение, имеет свою металлургию, свою руду. Зачем спонсировать чужие экономики через чрезмерный тариф ВИЭ?

Если это забота о климате, то Украина уже внесла свой вклад, как никто другой в мире, уменьшив за 30 лет выбросы углекислого газа (СО2) в четыре раза. Ее можно смело заносить в Книгу рекордов Гиннеса, и даже попросить Европу и мир как-то отметить это достижение по спасению человечества и выдать финансовую помощь, к примеру, на реализацию технических проектов по ускорению интеграции энергетических систем, на кредиты для приобретения домашних СЭС, тепловых насосов.

Если все дело в озабоченности, что не успеем переоснастить парк генераций, то ВИЭ — это не тот случай. С каждым годом новые технологии все дешевле, а сроки строительства все короче. После 2030 г. станции, массово построенные в Украине вчера, физически и морально исчерпают себя. И будет выгоднее построить новые, чем продолжать эксплуатацию старых. Понимая это, все страны мира перешли на аукционные закупки, гарантирующие победителям тарифы на 15-20-25 лет, а потребителям доступ к более дешевой э/э уже сегодня, либо перешли на прямую конкуренцию ВИЭ с другими видами генераций, как это происходит в США.

Кроме того, очевидно, что традиционные генерации в стране еще имеют ресурс работы 20-30 лет на вполне конкурентных условиях, энергосистема кратно избыточна. К чему тогда спешка?

Удивительны наши "зеленые" тарифы на фоне проводимых в мире аукционов. Есть масса информации о "ценовых" достижениях ВИЭ по итогам разыгрываемых аукционов, где цены э/э СЭС 5-4-3-2 цента/кВтч и ниже. Основной диапазон около 3.5 центов/кВтч, а рекорды у ОАЭ и Португалии — на уровне 1.5 цента/кВтч. Казахстан в прошлом году на аукционе установил стартовую квоту на уровне 7 центов, победители дали цены в 2 раза ниже, в этом году Казахстан объявил аукцион со стартовой ценой 4 цента/кВтч, и аукцион успешно состоялся. На аукционах ВЭС цены от 6 центов/кВтч и ниже. Более того, становится общей практикой объявлять аукционы на СЭС и ВЭС одновременно, стимулируя межвидовую конкуренцию. Аналитические центры констатируют, что э/э СЭС чуть ли не самая дешевая в мире и имеет существенный потенциал к снижению цены и далее.

Может не знают об этом в Минэнерго?

Это вряд ли. На недавнем совещании в Минэнерго, широко освещенном в сетях и СМИ, продемонстрированы графики аукционов. В частности, указаны среднемировые цены аукционов 2010-2018 гг., где цены 2015 г. на э/э из ВЭС и СЭС уже на уровне 7-7.5 евроцентов/кВтч, а в 2017-2018 гг. — на уровне 5-5.5 евроцентов/кВтч. Продемонстрирован опыт аукционов Казахстана в 2019 г.: СЭС — 2.6 цента/кВтч, ВЭС — 5.1 цента/кВтч, малые ГЭС — 4 цента/кВтч, биогаз — 8.5 центов/кВтч.

Возникает вопрос, почему в 2017 г., когда корректировали "зеленые" тарифы, вносили изменения в законы, на это не обратили внимание депутатов? Почему не выполнено поручение президента о проведении аукционов в первой половине 2020 г., премьер-министра о проведении аукционов в IV кв.? Почему слабая реакция на замечания президента, отметившего еще прошлой осенью о том, что тарифы у нас примерно вдвое выше, чем в европейских странах?

Значит это кому-то нужно? Но к чему это привело и ведет?

Долговые проблемы отечественной энергетики нарастают, как снежный ком, задолженности государственных компаний (ГП "Энергорынок", ГП "Гарантированный покупатель", Укрэнерго, ЭА) по своим обязательствам около 30 млрд грн у каждой.

Банки уже не дают денег и требуют госгарантий под кредиты, без которых сегодня не мыслимы не то что инвестиции, а ведение текущей операционной деятельности.

На этом фоне "альтернативные энергетики" истерят во всю. 42% от среднего тарифа в 5 грн/кВтч с НДС в 2020 г., а это 2 грн 10 коп/кВтч или почти 7 евроцентов/кВтч, им очень мало. Пугают судами, уничтожением положительного имиджа для инвестиций. Но в энергетике нет денег на полную оплату "альтернативки" по 15 евроцентов/кВтч. Даже если обобрать до нитки все государственные энергетические компании, что и сделано в 2020 г.

Нет таких денег и у промышленности и бизнеса, не хватит денег и от населения, которому поднимут цену на э/э и которого никто не спрашивал, а нужна ли ему дорогая э/э ВИЭ. Складывается впечатление, что главная задача Минэнерго — искать деньги и платить производителям ВИЭ. И это преподносится, как безальтернативное направление развития энергетики в стране, соответствующее мировому тренду, что по-другому и быть не может.

Между тем, если посмотреть, что происходит в мире, то картина получается несколько иная. Наши ближайшие соседи (Румыния, Венгрия, Словакия, Польша, а через море и Турция) имеют дефицит э/э для своего развития и в большей мере связывают его устранение с развитием атомной энергетики. Румыния, Венгрия, Словакия, Беларусь и Россия имеют атомные станции и планы по их дальнейшему наращиванию. Турция строит первую АЭС. Польша хочет построить к 2035 г. 6 блоков.

Каждая страна в мире имеет свои энергетические ресурсы, своих соседей, свою программу, нацеленную на удовлетворение промышленности, бизнеса и общества в э/э. Общий мировой тренд — увеличение доли э/э в потреблении конечного потребителя, увеличение производства электричества и особенно в быстро развивающихся странах. А с удешевлением энергии ВИЭ в Европе, Германия, Дания и другие думают куда бы пристроить избыточное дешевое электричество, в том числе рассматривая водород, как способ аккумулирования дешевой энергии солнца и ветра.

Каждая страна вырабатывает собственную стратегию. Например, Германия еще 30 лет назад объявила о курсе на развитие ВИЭ, рассчитывая на преобразования в своем промышленно-энергетическом секторе с акцентом на разработку технологий и производство оборудования. Для этого и ввела "зеленые" тарифы, как способ перенаправления средств от населения в производство оборудования и строительство ВЭС и СЭС, рассчитывая закрепить статус лидера промпроизводства ВИЭ, обеспечивая тем самым и занятость части населения в области создания СЭС, ВЭС, систем хранения и регулирования э/э. Сыграл свою роль также ментальный фактор — немцы традиционно экономны, и высокая цена на э/э для домохозяйств — мотив самим покупать и устанавливать СЭС. За 5-7 лет окупается установка СЭС и в дальнейшем - почти бесплатное электричество.

Но в мире открытая рыночная экономика, а значит конкуренция... Достижения в фотовольтаике, в обуздании ветра не стали секретом для других стран. Технологии развивали Япония, США, Китай. В результате лет пять назад Германия утратила ведущие позиции в области производства СЭС, ВЭС. Сегодня около 70% солнечных панелей производится в КНР. Немецкие фирмы не выдержали конкуренции с КНР. Больших успехов в производстве ВЭС добились американцы. Датчане, англичане, японцы, те же китайцы конкурируют по всему миру. В Германию стали проникать китайские панели, ветряные генераторы других стран, и получилось, что немецкое население спонсировало отчасти и развитие технологий, бюджеты производства ВИЭ иностранных экономик. Как следствие, "зеленые" тарифы начали быстро снижать и очень жестко контролировать доходы получателей, не допуская чрезмерных прибылей по сравнению с другими видами бизнеса, и срочно вводить обязательные аукционы для ВИЭ.

В мире конкуренции и научно-технического прогресса цены генераций ВИЭ снижаются опережающими темпами. Сегодня уже под давлением ВИЭ более низкие цены с каждым годом вынуждены предлагать все другие генерации. Все крупные энергогенерирующие компании в условиях конкуренции ищут пути своего развития, связанные с удешевлением продукта, в том числе инвестируя в разные виды генераций. Солнца и ветра на ближайшие 30-50 лет будет достаточно, но после доступа к дешевому электричеству вырастет и спрос на него, изменится сама парадигма от зацикленности на идеях экономии электричества к максимально разнообразному и полному его применению в промышленности, на транспорте, в быту.

Вполне возможно удвоение потребления электричества не за 25-27 лет, как было в последнем цикле, а за 15-10 лет. Китай заявил о строительстве 100 атомных блоков мощностью свыше 100 ГВт к 2030 г. И имея 415 ГВт СЭС и ВЭС, планирует до 2025 г. построить еще столько же, стремясь получить дешевую электроэнергию и учитывая, что может произвести солнечных панелей на 190 ГВт в год.

Исходя из сказанного, наверное, стоило бы признать, что навязанный Минэнерго текущий план развития электроэнергетики, как минимум, нерационален (а то и вовсе ошибочный). С его прогнозными балансами объемов генераций вместо графиков готовности к несению нагрузки, исходя из взятых обязательств генерациями с определенным запасом, с зарегулированными ценами вместо инициирования заключения двухсторонних договоров на 1-2-3 года, со специальными обязательствами, возложенными на одних на бесплатной основе, при узаконенных эксклюзивах для других.

Видятся ошибочными и навязываемые Минэнерго сегодня планы развития, поскольку они не ведут к добросовестной конкуренции, свободе выбора и предпринимательским инициативам, а представляют очередную версию полуручного управления. Схемы с фондами декарбонизации и энергоэффективности направлены на перманентное повышение цены э/э для всех потребителей в стране, на преждевременный отказ от конкурентных видов генераций, на разрушение крупных энергетических компаний (прежде всего, принадлежащих государству). За разговорами об инвестициях в "чистую" энергию, за заботой о климате и пользе снижения потребления энергии, уже стоит энергетическая бедность и дальнейшее отставание страны не только от мировых лидеров, но и от стран-соседей.

Для исправления ситуации полезно посмотреть, что же происходит в мире. Как вариант, можно предложить следующее.

Реализовать в ближайшее время программу мер, предложенную президентом и порученную КМУ указами №837/2019 и №406/2020. В частности:

  • введение квот на проведение пилотного аукциона на строительство станций ВИЭ, что должно было состоятся еще до 30 апреля 2020 г.;
  • внедрение стандартов корпоративного управления, утвержденных ОЭСР, на 10-ти крупнейших государственных предприятиях;
  • утверждение концепции реформирования угольной отрасли, что должно было состояться полгода назад;
  • внесение законопроекта, передача в управление КМУ, ускорение подготовки и проведение корпоратизации НАЭК "Энергоатом";
  • внесение законопроекта в ВРУ по достройке энергоблоков №3, 4 ХАЭС;
  • погашение задолженности перед предприятиями государственного сектора вследствие выполнения ими специальных обязанностей, что должно было состоятся до конца этого года.

    По логике, погашение задолженности и корпоратизация главного производителя электроэнергии должны были бы стать основой плана Минэнерго по стабилизации и недопущению кризисных явлений в энергетике. У нас все генерирующие компании ведут деятельность в акционерной форме, все атомные компании мира ведут деятельность в статусе Корпораций. И только НАЭК "Энергоатом" в форме унитарного госпредприятия, интересы которого слабо защищаются, напротив, оно используется чиновниками для "затыкания дыр". Уже более 15 лет компанию называют "дойной коровой" для тепловой энергетики, теперь уже для альтернативной. Без защиты акционеров главного производителя электричества могут окончательно разорить специальными обязанностями на безоплатной основе, запретами и ограничениями на производство дешевой электроэнергии, блокированием допуска к экспорту и развитию. С другой стороны, статус Корпорации дает равные возможности в законодательном поле с другими участниками, и он более понятен инвесторам.

    Проведение аукционов позволило бы правильно оценить перспективы ВИЭ на 15-25 лет. Затем выработать адекватные решения на законодательном и нормативном уровне для приведения их в соответствие с мировыми практиками для стимулирования дальнейшего прогресса в получении доступа отечественных потребителей к дешевой э/э. За основу можно было бы взять опыт Казахстана по строительству новых станций, опыт Испании с предложением несогласным собственникам выкупа и возврата вложенного инвесторам в среднесрочной перспективе на условиях значительно лучших, нежели банковские ставки в евровалюте. Аукционы срочно необходимы еще вчера.

    В ближайшей перспективе полезно разрешить всем генерирующим компаниям, а не только частным, строить, выкупать/продавать СЭС, ВЭС, строить газовые станции. Что позволит крупным энергетическим компаниям формировать комплексное предложение электроэнергии всех видов генераций. Это общемировой опыт, разрешенный у нас только частным компаниям.

    Ввести одинаковые условия конкуренции, в том числе и на рынке двухсторонних договоров (ДД), для всех участников энергорынка, независимо от формы собственности, статуса, доли государства в акционерном капитале, вида генераций, как это происходит, к примеру, в США, Франции. Либо по корпоративным стандартам или же через аукционы, обязательные для всех, по единым правилам, а не только для государственных компаний.

    Разрешить заключение двухсторонних договоров (ДД) на 1-2-3 года с привязкой к евро, пересчитываемому на гривню в момент отпуска э/э, как это сделано для ВИЭ. Увеличить долю ДД до 80-85 % в общих продажах электричества.

    Формировать не прогнозные балансы, а графики готовности несения нагрузки генерациями, исходя из набранных ДД и модели обеспечения работы РСВ, ВСР для нужд других потребителей.

    Для очень энергоемких потребителей, имеющих стратегическое значение для экономики и бюджета страны (рудники, металлургия, железная дорога, трубопрокатчики, метро, химия и др.), под патронатом Кабмина предложить прямые договора с государственными энергетическими компаниями ("Энергоатом", "Укргидроэнерго"). Вопрос цены транзита решить, исходя из конкурентных цен на электроэнергию для аналогичных предприятий в странах-конкурентах. Это общемировая практика поддержки собственных экономико- и бюджетообразующих предприятий.

    Целесообразно государственную поддержку ВИЭ обеспечить, используя механизмы льготного кредитования домохозяйств на закупку крышных СЭС, есть полезный опыт Германии. Аналогично обеспечить и поддержку в установке тепловых насосов, что позволит снизить потребления угля и газа для отопления, увеличить использование электричества у конечного потребителя. Тогда страна будет в мировом тренде.

    Форсировать интеграцию с Европой, в том числе посредством строительства вставок постоянного тока на границе с Польшей и/или на границе с Бурштынским энергоостровом, или даже выделенных линий постоянного тока от крупных генераций. Для вставок постоянного тока полезен опыт Литвы, для линий постоянного тока — опыт скандинавских стран, Великобритании, США.

    Наладить экспорт в Европу избытков э/э АЭС, как это происходит в соседней Словакии или Франции.

    Налоги и часть дивидендов государственных энергетических компаний вполне можно направлять на выплату целевых добавок к пенсиям для оплаты по экономически обоснованному тарифу (рыночным ценам) нормированного количества электроэнергии (к примеру, 100 кВтч в месяц на каждого пенсионера). Похожим способом обеспечиваются стабильные возрастающие доходы в Пенсионный фонд Норвегии от продаж газа, правда, с вложением доходов от добычи газа в акции прибыльных компаний и перечислением дивидендов в Пенсионный фонд. Это и механизм обратной связи для ценовой политики государственных компаний.

    В общем, стоит смотреть на мир шире, максимально использовать международный опыт во благо потребителей: промышленности, бизнеса, населения — акционеров государственных компаний. Не стоит превращать большую по размерам и потенциалу страну в "остров невезения…", покрытый станциями с дорогим "зеленым" электричеством, в то время как в мире строятся и уже эксплуатируются станции ВИЭ с ценой в 3-4 цента/кВтч.

    Досье "ЭнергоБизнеса"

    Олег Рогожников

    Родился в 1964 г.

    Образование: Обнинский институт атомной энергетики (1987 г.), Украинская инженерно-педагогическая академия (1994 г.).

    Карьера: заместитель директора сервисного предприятия "Энергоатомконтроль-сервис" в системе АО "Энергоатом" (1994-2000 гг.); заместитель генерального директора по экономике ОП "Запорожская АЭС" (2000-2004 гг.); заместитель директора Дирекции по экономике (2004-2005 гг.); заместитель генерального директора по экономике обособленного подразделения "Атомэнергомаш" ГП НАЭК "Энергоатом" (2006-2010 гг.); генеральный директор ОП "Атомэнергомаш" (2010-2014 гг.).

    Семейное положение: женат

    Хобби: футбол, спорт.

  • Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2021. Все права защищены
    расширенный поиск
    Close

    ← Выберите раздел издания

    Искать варианты слов
     dt    dt