Дивный новый мир

Почему механизм CBAM заставит промышленность насторожиться, а Украину изменить экополитику


Запуск Евросоюзом механизма CBAM с 2021 г., изначально предложенного еще бывшим французским президентом Жаком Шираком, окажет огромное влияние на Украину, так как ЕС — наш основной торговый партнер. Украина, скорее всего, попадет под действие данного инструмента экополитики, если правительство не выпросит определенные привилегии, как участник ассоциации с ЕС и как страна, подающая надежды и страдающая от агрессии коварной соседки.

Виталий КОРНИЕНКО

Европейский Союз в рамках реализации плана Зеленой климатической сделки, так называемого The European Green Deal, уже со следующего года, но не позднее 2023 г., планирует принять один из инструментов данной климатической политики, который называется Carbon Border Adjustment Mechanism (CBAM), или механизм регулирования углерода на границе с ЕС (такой себе завуалированный вид пошлины при импорте в еврозону).

Суть механизма заключается в том, что углеродоемкие товары (при производстве которых были вызваны значительные выбросы CO2 в атмосферу), импортируемые в ЕС из других стран, которые не имеют аналогичной европейской системы торговли выбросами (EU ETS), либо имеют слишком низкий налог на CO2, будут облагаться дополнительной "пошлиной". Ведь в аналогичных товарах, произведенных в ЕС, цена на тонну выбросов СО2 заложена в себестоимость (по состоянию на 8 января 2021 г. составляет EUR 34.9/т).

Президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен в своем обращении о положении дел Евросоюза 16 сентября 2020 г. заявила буквально следующее:

"Мы должны настаивать на справедливости и равных условиях. Европа будет двигаться вперед — в одиночку или с партнерами, которые хотят присоединиться. Углерод должен иметь свою цену, потому что природа больше не может платить эту цену, и этот механизм регулирования углерода на границе должен мотивировать иностранных производителей и импортеров ЕС сокращать свои выбросы углерода, обеспечивая при этом равные условия игры, совместимые с ВТО способом", — подчеркнула она.

Кстати, по оценкам Европейской комиссии, пограничный налог на выбросы углерода может принести доход от EUR 5 до 14 млрд — сейчас это очень широкий диапазон, который станет более ясным в зависимости от масштабов и структуры механизма.

На данный момент в Брюсселе рассматривается несколько вариантов, в том числе налог на импорт на границе с ЕС для продуктов из секторов, подверженных риску утечки углерода, и расширение схемы торговли выбросами ЕС (EU ETS) на импорт.

Последний вариант обяжет иностранных производителей или импортеров покупать квоты по схеме, что окажет влияние на резерв стабильности рынка.

Конечно, кроме банального фактора политики протекционизма в отношении собственных производителей, ЕС благодаря такому инструменту также ставит целью поощрять и уменьшать углеродоемкость продукции, а, следовательно, и выбросы СО2 в третьих странах, желающих попасть на его высокомаржинальный рынок.

Что нам стоит

Еще в стратегии низкоуглеродного развития Украины до 2050 г., принятой Министерством экологии два года назад, было определено, что "декарбонизация энергетики Украины" является ключевым направлением по сокращению выбросов парниковых газов, ведь 65% всех парниковых газов (ПГ) приходится именно на энергетику, а если добавить сюда выбросы, которые образуются в секторе "промышленные процессы", то все это вместе составляет уже 82% от общего объема ПГ по стране.

При этом на 2015 г. показатель углеродоемкости валового внутреннего продукта (ВВП) Украины в 1.9 раз превышал мировой показатель, в 2.4 раза — показатель стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), и в 3.3 раза — показатель 28 стран ЕС, а как не сложно догадаться, за пять лет в нашей стране на самом деле мало что изменилось.

Все это как бы намекает нам на то, что украинские товары в процессе производства требуют значительно большей эмиссии углекислого и других парниковых газов, которые обычно, при прочих равных условиях, будут уступать тем товарам, что произведены внутри ЕС.

Если же начать разбираться более детально, то по данным аналитического агентства "GMK Сenter", почти во всех украинских экспортных товарах углеродоемкость выше, чем у "made in EU" аналогов. Одна из крупнейших разниц по данному показателю характерна для карбамида (азотное удобрение): в Украине выбросы СО2 на тонну карбамида в 2.2 раза выше, чем в ЕС (2 т СО2 /т продукции, в ЕС — 0.9 т СО2 /т продукции).

В это же время углеродоемкость производства электроэнергии в Украине составляет 1.1 т CO2 /МВтч, а в ЕС — 0.3 т CO2 /МВтч, что почти в 3 раза меньше.

Агентство "GMK Сenter" подсчитало, что в результате запуска в ЕС механизма CBAM, дополнительные расходы украинских компаний при экспорте в данную торговую зону, могут увеличиться на EUR566 млн в год. При этом почти 94% от этой суммы придется заплатить предприятиям металлургической промышленности и электроэнергетики.

Ровнее ровни

Несколько торговых партнеров ЕС уже выразили озабоченность или даже возражение насчет внедрения такого механизма, основные среди них — Китай (19% от всего импорта в ЕС в 2019 г.), США (12%) и Россия (7%).

"Мы чувствуем, что на Западе был толчок к созданию этого пограничного механизма без должных усилий на переговорах, это вызовет большой отпор со стороны Азии", — заявил в ноябре 2020 г. Паоло Франкл, руководитель отдела возобновляемых источников энергии в Международном энергетическом агентстве (МЕА).

Он указал, что проблема будет не только в более высоких расходах для компаний, экспортирующих в ЕС, но и что это может быть "восприято как большая несправедливость" со стороны тех, кто находится за пределами Европы.

Майк Мелхинг, один из ведущих ученых по экологической политике в США, а также заместитель директора Центра энергетической и экологической политики Массачусетского технологического института (MIT) считает, что пограничный налог на выбросы углерода в ЕС, несомненно, вызовет споры у торговых партнеров, но в то же время и взаимодействие со стороны США с иностранными заинтересованными сторонами значительно изменилось за последнее десятилетие.

При этом и наш восточный агрессивный сосед забеспокоился, осознав, что же предлагают на европейской повестке дня. Так, министр экономического развития России Максим Решетников предупредил, что планы ЕС ввести налог на выбросы углерода на границах блока не будут соответствовать правилам Всемирной торговой организации (ВТО).

"Мы видим опасность в этом, в том числе в инициативе по созданию механизма регулирования выбросов углерода, который может фактически превратиться в новые пошлины", — заявил российский министр М. Решетников.

В Китайской государственной прессе также можно все чаще встретить тезисы, что данная политика должна соответствовать правилам ВТО. Но еще лучше, если начать применять её именно при импорте электричества в ЕС (ведь Китай в таком случае ничего не теряет, в отличие от Украины и других стран-соседей ЕС), аргументируя это тем что именно при производстве электроэнергии легче всего подсчитать выбросы парниковых газов, да и вообще начинать надо с малого, а не рубить сплеча. Поэтому китайскую сталь (Китай выплавляет половину всей стали в мире) можно и не заметить в рамках данной политики, или поставить в последнюю очередь.

Поразмыслив над всем этим, украинские политики решили поискать свой путь, а именно добиться исключения Украины из действия механизма CBAM как подписанта уже другой сделки — об ассоциации с ЕС, в рамках которой нам необходимо создать свою систему торговли выбросами. Именно поэтому в последнее время премьер-министр Денис Шмыгаль ведет переговоры с исполнительным вице-президентом Европейской Комиссии Франсом Тиммермансом, который непосредственно отвечает за реализацию Зеленого соглашения, чтобы Украина была в стороне от этой инициативы.

Такого же мнения придеживается и менеджер департамента по регуляторным вопросам Д.Трейдинг Марцелина Голембевская (группа ДТЭК, является крупнейшим экспортером электроэнергии в ЕС).

"Обоснованным ожиданием является неприменение CBAM к странам, которые в рамках договоренностей с Европейским Союзом взяли на себя обязательства ввести соответствующие европейские механизмы ценообразования на выбросы СО2 — прежде всего схему торговли квотами на выбросы парниковых газов (cap-and-trade, ETS)", — заметила М. Голембевская.

Что же делать

В контексте запуска рынка торговли выбросами, речь идет также и об Украине, которая должна внедрить механизм ценообразования на выбросы диоксида углерода на основании Соглашения об ассоциации с ЕС (Директива №2003/87/CC об установлении системы торговли квотами на выбросы парниковых газов).

В ходе круглого стола депутатов Верховной Рады в июле 2020 г. по этой теме отмечалось, что на сегодня этим инструментом охвачено 35 стран. Для Украины такая система является абсолютно новым инструментом реализации государственной политики в сфере изменения климата, поэтому ее внедрение потребует значительных преобразований и создания целого ряда правовых, институциональных и организационных предпосылок. А на данный момент торговля выбросами в Украине находится на этапе начала измерений данных выбросов на предприятиях с 2021 г.

Нужно напомнить, что текущая система налогообложения углерода в Украине представлена в виде налога на выбросы СО2, ставка для которого с 2019 г. установлена в размере 10 грн/т диоксида углерода. И хотя уже депутаты вместе с министрами регистрируют законопроекты, в которых предлагается поднять данный налог в 3 раза — до 30 грн/т, все равно это и близко не уровняет наших эмитентов с европейскими, где в рамках Европейской системы торговли выбросами предприятия платят сейчас примерно EUR30-31/т (в 30 раз больше, чем в Украине).

Как известно, в нашей стране на самом деле сложно найти более действенный стимул для внедрения любой политики, механизма или законопроекта и т.д., чем предоставление той или иной выгоды/экономии для определенных секторов экономики, бизнеса (в частности, для конкретных бизнес-групп, которые благодаря депутатам в парламенте до сих пор лоббируют свои интересы).

В результате введения системы торговли выбросами Украина выполнит соответствующее обязательство в рамках Соглашения об ассоциации с ЕС и станет еще на шаг ближе к вступлению в такой желанный и необходимый нам Союз 27 стран. А как в украинских реалиях данная система будет реализована и кто будет арбитром в возможных спорах — это вопрос ...

В то же время крупные экспортеры получат "индульгенцию" на свою продукцию в виде приобретенных на внутреннем рынке квот и в дальнейшем смогут продавать товары на экспорт, но без таких обременительных европейских инструментов.

А поэтому экология — безусловно, в первую очередь, но на ней пока сильно не заработаешь, а вот сэкономить — можно попытаться. А потому пока принцип Win-Win актуален, как никогда.

Конечно, одновременно с этим необходимо будет и дальше привлекать кредиты и гранты под модернизацию отечественного производства от таких европейских и международных доноров, как ЕБРР, ЕИБ, МБРР и др. Ведь международные и частные деньги предприятий остаются самым существенным источником финансирования экологизации производств в Украине.

Возможно, при разработке системы торговли парниковыми газами правительство примет во внимание интересы лишь некоторых предприятий, особенно тех, у кого есть свои представители в парламенте. Впрочем, хотелось бы надеяться, что для всех будут равные условия, а политики в ЕС не смогут найти повода, чтобы упрекнуть нашу страну в недостаточной борьбе против изменения климата, а наших производителей в демпинге за счет низкой платы за углерод.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2021. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt