Владислав ИНОЗЕМЦЕВ: "Немцы всегда хотели быть крупным распределителем газа"

Почему у Европы не получается нажать на Россию

О том, почему для Москвы было куда выгоднее договариваться с Украиной о приемлемых условиях транзита, но она предпочла инвестировать в "Северный поток-2", о перспективах ликвидации монополии "Газпрома" на экспорт газа, а также о том, что ожидает мировую экономику в период постковидного восстановления, в интервью “ЭнергоБизнесу” оппозиционного российского экономиста Владислава Иноземцева.

Александр КУРИЛЕНКО

— Расскажите, пожалуйста, почему так долго тянется эта странная история с "Северным потоком-2", санкции ведь введены давно, а теперь вот еще Европарламент призывает ввести санкции из-за отравления и ареста Алексея Навального?

— Ничего странного в этом нет. Наиболее странно то, что российская сторона достаточно бездарно вела себя раньше, в том плане, что в 2018-2019 гг. было много задержек по строительству, которые были связаны не с европейскими регуляторами, а с плохой работой российских подрядчиков. Можно подозревать, что в Кремле сейчас крайне недовольны руководством "Газпрома" из-за того, что газопровод не был завершен до ввода американских санкций, что, на мой взгляд, было вполне достижимо.

Что касается коммерческой стороны проекта, она всегда выглядела понятной — тут надо иметь в виду два обстоятельства.

С одной стороны, это коррупция и "распил" бюджетных средств: стоимость трубы была завышена в несколько раз, и интерес российской стороны заключался в увеличении издержек для "Газпрома" и наращивании прибыли для близких к Владимиру Путину подрядчиков.

С другой стороны, это интересы Германии: немцы всегда хотели быть крупным распределительным центром газа. Компании, работающие с "Газпромом", многократно выражали заинтересованность в этом проекте, тогда как политические обстоятельства и безопасность Украины их никогда не волновали.

В результате "Северный поток-2" выглядел привлекательным и для россиян, и для немцев, которые были вовлечены в проект — пусть и по разным причинам.

Конечно, для Москвы было куда выгоднее договариваться с Украиной о приемлемых условиях транзита, так как окупится "Северный поток-2" не быстро.

Но в России, если дело оказывается связанным с Украиной, рациональность сразу же заканчивается. Мне кажется более странной как раз позиция Киева: ведь газовые конфликты начались еще при В. Ющенко, и если Украина понимала свою зависимость от российских поставок, она могла давно переключиться на альтернативные пути поставок, построить регазификационные терминалы на Черном море и так далее. Иначе говоря, не зависеть от врага в этом вопросе, а по возможности оперативно снять эту проблему.

— По Вашему мнению, как будут в этом вопросе действовать США при новом президенте?

— Сложно сказать. Ответ зависит от того, насколько Байден будет готов менять европейскую политику ради диалога с Европой. Если он решит, что улучшение отношений с Евросоюзом, и прежде всего с Германией, важнее санкций, тогда глаза на достройку этого проекта могут быть закрыты.

Фундаментально, однако, это не изменит газовый баланс в Европе. Я не вполне понимаю, почему Европа так переживает по поводу зависимости от российского газа. Да, он занимает значительную долю на рынке ЕС (в среднем около 40% импорта за 2015-2020 гг.), но надо понимать, что доля ЕС в российском экспорте газа вдвое выше — около 80%.

У Европы сейчас резервные мощности регазификационных терминалов превышают объемы импорта из России — так что в случае любой неожиданности европейцы могут начать поставки с других рынков, а россияне гонят газ по трубам, которые никуда невозможно переориентировать. В газовом вопросе, как это ни смешно, Россия больше зависит от Европы, чем Европа от России. Но европейцы никогда, насколько мне известно, не пытались нажать на Россию с точки зрения ограничения потребления.

В принципе, неплохой стратегией было бы дать росиянам построить как можно больше газопроводов в направлении ЕС, а потом шантажировать Москву возможностью изменения цен и объемов поставок — но это никогда не практиковалось.

— Возможно ли ликвидировать монополию "Газпрома" на экспорт газа?

— Конечно, возможно. Даже необходимо в нынешних условиях. Более того, эта идея уже обсуждается в Кремле. На одном из недавних совещаний по "Северному потоку-2", который, как считают в Москве, может быть еще построен, вставал вопрос относительно европейской директивы, не позволяющей загрузить трубопровод, идущий в Европу, газом от одного поставщика. Ответом на это требование в Москве считают вариант, при котором половина поставок по новому маршруту может обеспечиваться газом "Роснефти". Да, это такая же госкорпорация, как и "Газпром", но формально это два разных поставщика, уже конкурирующих на внутреннем рынке. Если это произойдет, то ради наполнения "Северного потока-2" Кремль отменит закон, гарантирующий "Газпрому" экспортную монополию (кстати, она и сейчас уже подорвана разрешением коммерческим компаниям экспортировать сжиженный газ, чем занимается, например, "Новатэк").

— На Ваш взгляд, как будет действовать новый президент США, в программе которого "Новый зеленый курс"? Как это повлияет на Америку и на Европу, где есть свое "Зеленое соглашение"? Будет ли Байден двигаться в этом направлении или притормозит?

— Двигаться будет. Мы знаем о том, что Байден одним из первых своих указов вернул США в Парижское соглашение по климату. Практически в тот же день он остановил строительство нефтепровода Keystone XL. Но я не очень понимаю, к чему это может привести в глобальном масштабе. Сегодня США энергетически самодостаточны, они обеспечивают себя и нефтью, и газом. И если они будут поддерживать все экологические инициативы, то это не означает, что они нарастят импорт энергоносителей, из-за чего могли бы подняться цены на них. Как экспортер газа США проводят вполне рыночную политику, не будучи замечены в монополизации рынка. Поэтому я не вижу тут больших проблем. Российскому присутствию на топливном рынке Европы в будущем угрожает не Америка, а развитие возобновляемой энергетики непосредственно в европейских странах.

— В 2020-х годах может быть введен "зеленый барьер" ЕС. Понятно, где деньги на модернизацию "грязных" предприятий возьмет Польша, Литва и Румыния — уже есть фонд Союза, а в целом ЕС намерен потратить триллион евро на осуществление "Зеленого соглашения". Но где брать деньги Украине, да и как готовится Россия?

— Я наблюдаю за российской ситуацией. Мне кажется, что Россия вообще этому не придает значения. Хорошо это или плохо, но никаких особых подвижек с точки зрения развития ВИЭ там нет. Напротив, "Газпром" объявляет о дополнительных инвестициях, которые позволят завершить к 2030 г. газификацию большинства российских регионов. Москва идет по очень традиционному пути.

Если говорить про Украину, то здесь заметны странные тренды. Еще в 2000-е годы введены специальные тарифы на "альтернативную" электроэнергию для стимулирования ВИЭ. Я бы даже сказал, что поставленные цели отчасти были излишне амбициозными, что спровоцировало стремительный рост этого сектора за счет того, что закупочные цены оказались выше, чем в большинстве европейских стран. Это оказывает давление на бюджет и домохозяйства, и сейчас заметно явное противостояние регулятора и занятых в данном секторе компаний. Однако пока это направление в Украине развивается очень динамично.

— На ваш взгляд, какие будут тенденции на рынке нефти в ближайшее время?

— Тренд на сохранение цен на нефть сейчас более-менее устойчив, я не жду повторения провалов прошлого года. Мировая экономика несомненно вырастет в 2021 г., ОПЕК сможет немного повышать добычу, что не позволит ценам расти, но в целом мировая экономика нашла оптимальный уровень между ценой $45 и $60 за баррель. У крупных добывающих стран нет мотивации менять этот уровень в любую сторону. Да, есть экологическая политика, она будет важной, но вряд ли она, а не постковидное восстановление, будет определять тенденции мировой экономики в этом и следующем годах.

— А что может быть главным фактором из всех остальных?

— Сегодня все вопросы с ценами, в частности на энергоносители, могут быть сильно подвержены влиянию масштабной эмиссии, которая осуществляется в развитых странах, прежде всего в США. Пока эта эмиссия продолжается, а судя по всему, первый пакет экономического стимулирования "от Байдена", оцениваемый в $1.9 трлн, не будет последним — и при таком количестве денег и очень низких процентных ставках вряд ли рынку commodities грозят существенные провалы.

— Да, там вливают триллионные суммы в пакете помощи от Байдена!

— И это в условиях, когда последний пакет "от Трампа" в размере $900 млрд еще не дошел до экономики. Но дело в том, что в США многие бизнесы не работают, экономика останавливается (Байден уже отметил, что ситуация сейчас выглядит хуже, чем это казалось еще несколько месяцев назад), и деньги на поддержку потребительского спроса и на пособия безработным будут необходимы еще долго. Чтобы экономика не сорвалась "в штопор", нужно сохранять на стабильном уровне расходы домохозяйств, и поэтому деньги будут "печатать" и дальше. А если спрос не падает, то и рынок нефти остается фундаментально стабильным.

— Что такая эмиссия означает?

— В краткой перспективе понятно, что Запад так спасает себя. Если эта система окажется устойчивой, то мы "экономически" возвращаемся в "военно-политическую" ситуацию 1945 г., когда США единственные имели атомную бомбу. В финансовой сфере сейчас ровно такая же ситуация. Америка и Европа получили оружие, которому развивающимся странам нечего противопоставить. Это ставит под большой вопрос недавно казавшуюся очевидной перспективу доминирования Азии в целом и Китая в частности в мировой экономике. Я думаю, что многие прогнозы о скорой смене глобального экономического лидера окажутся несостоятельными.

— Как эта эмиссия повлияет на Украину и страны нашего региона?

— В целом для периферийных стран эта эмиссия означает начало больших сдвигов. Только прошлой весной было эмитировано денег столько, что баланс ФРС вырос на сумму, превышающую все валютные резервы Китая. КНР 20 лет копила то, что американцами было напечатано за пять недель. Китай, Россия, Саудовская Аравия, Южная Корея и многие другие страны долгое время, начиная с "азиатского" кризиса 1997-1998 гг., связывали устойчивость своих финансовых систем с большим объемом валютных резервов. Сегодня это уже мало что гарантирует.

Если говорить о малых странах, таких как Украина, то я не вижу в долларовой эмиссии ничего излишне опасного. Цены на сырье в такой ситуации могут стабилизироваться и пойти вверх, например, мы видим уже сейчас серьезное повышение цен на металлы, которые являются одним из важнейших украинских экспортных товаров. Вполне вероятно, что при такой эмиссии будут повышаться и цены на продовольствие, если в глобальном масштабе начнет расти инфляция. Экспортные возможности Украины на этом рынке известны, и это тоже удачный момент для ваших аграриев. Наконец, чрезмерное предложение долларов и крайне низкие процентные ставки на основных рынках повышают возможность перетока инвестиций в более высокодоходные юрисдикции, что является для вас еще одним шансом. Так что я бы не боялся новых трендов.

— Каков Ваш экономический прогноз на все десятилетие?

— Прогнозирую, что в 2020-е годы экономическая динамика в мире в целом будет позитивной. Мы вступаем в новые 1990-е. Я понимаю, что в России и Украине 1990-е — это самый тяжелый за последние полвека период, но мир оценивает то время иначе: доминирование Запада усиливалось, формировались основы информационной экономики, происходил мощный технологический прорыв, быстро росли фондовые рынки. Мне кажется, что для Запада и для тех стран, которые играют на его стороне, 2020-е годы будут, если так можно выразиться, временем процветания и нового бума.

Досье "ЭнергоБизнеса"

Владислав ИНОЗЕМЦЕВ, российский экономист, социолог и оппозиционный политический деятель.

Родился в 1968 г. в городе Горький (ныне Нижний Новгород).

Образование: в 1989 г. с отличием окончил экономический факультет МГУ имени М. Ломоносова; доктор экономических наук (Институт мировой экономики и международных отношений РАН), 1999 г.

Карьера: 1993-2003 гг. — заместитель и председатель правления коммерческого банка "Московско-Парижский банк"; 1996 г. — основатель, научный руководитель и директор автономной некоммерческой организации "Центр исследований постиндустриального общества"; с 1999 г. — заместитель главного редактора, в 2003-2011 гг. — главный редактор журнала "Свободная мысль".

Колумнист газет "Ведомости", "РБК-daily", "Московский Комсомолец", постоянный автор журналов "Профиль"иThe New Times".

Приглашенный научный сотрудник в Институте гуманитарных исследований (Institut fоr die Wissenschaften vom Menschen, Вена, Австрия) и Центра международных и стратегических исследований (Center for Strategic and International Studies, Вашингтон, США).

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2021. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt