Бюджетная компенсация

Во сколько может обойтись госбюджету вмешательство в рынок газа

1 февраля 2021 г. бытовые потребители (население) начали использовать газ по цене 6.99 грн за куб м, кипевшие страсти поутихли, сломанные в словесных баталиях копья отправились в оружейные мастерские для ремонта, и пришло время спокойно поразмыслить о том, в какую сумму может вылиться государственному бюджету вмешательство в рынок газа.

Олег БАКУЛИН, юрист

Государство всегда стремилось регулировать цены на газ. Достаточно вспомнить о граничных ценах для промышленных потребителей и производителей тепловой энергии, регулируемых тарифах для поставщиков, розничных ценах для населения, оптовых ценах для добычных компаний с государственной долей в уставном капитале.

Такое регулирование предусматривалось Законом "О ценах и ценообразовании" в разных его редакциях и было обусловлено социальной значимостью газа и соответственно его цены. С принятием в 2010 г. Закона "Об основах функционирования рынка природного газа" бытовым потребителям устанавливали розничные цены, одновременно определив для них круг гарантирующих поставщиков, т.е. тех, которым был установлен регулируемый тариф. С вступлением в 2015 г. в силу Закона "О рынке природного газа" хотя и было задекларировано наступление эпохи рыночного ценообразования, но регулируемую цену газа для бытовых потребителей оставили, хотя сделали это своеобразно — с привязкой к импортному паритету, но об этом немного ниже. Одновременно предусмотрели, что установление цены возможно только в соответствии с законом о рынке газа.

В духе европейского энергетического законодательства такое ценовое регулирование назвали возложением специальных обязанностей на субъектов рынка газа на определенных условиях и на определенный срок. Любой срок имеет свойство заканчиваться, что под победные радостные возгласы произошло минувшим жарким летом.

С 1 августа 2020 г. бытовых потребителей отпустили в свободное ценовое плавание без предоставления поставщикам свободного доступа к дешевому ресурсу газа АО "Укргаздобыча", зато практически с безграничным доступом к дорогому импортному газу. В результате получилось то, что получилось. Пришлось государству в лице уполномоченных органов срочно тушить ценовой пожар, ломая не родившийся рынок газа "через колено". Так появилось легендарное постановление Кабмина №25 от 18 января 2021 г. о влиянии вируса на газовое ценообразование.

Каким же образом воспользовался Кабинет Министров, принимая это постановление? Законом "О ценах и ценообразовании". Это юридическая проблема. Ведь мы помним, во-первых, что цены между потребителями и поставщиками газа этот закон не регулирует, а во-вторых, устанавливая цену, нужно было экономически обосновать ее размер — 6.99 грн за куб м. Ведь любая государственная регулируемая цена на товар должна соответствовать затратам на его покупку и прибыль в соответствии с тем же законом о ценах.

Кто-то слышал о таком обосновании? Кажется, никто. Широко известно только то, что поставщики покупают газ по цене выше, чем 6.99 грн за куб м и по воле Кабинета Министров вынуждены продавать его бытовым потребителям ниже 6.99 грн. То есть идет речь о реальных убытках таких поставщиков.

И теперь существует возможность в полном соответствии с законом взыскать из государственного бюджета эти убытки. Конечно, каждый из поставщиков будет решать сам, учитывая все свои риски и обосновывая их размер. Но не менее широко известно, что не у всех поставщиков будут реальные убытки. Ведь не все компании покупают газ дорого и продают его дешево. Есть счастливое исключение, когда газ покупается дешево у АО "Укргаздобыча", а продается населению дороже. Даже если его цена не выше 6.99 грн.

Более того, эти самые компании еще и предлагают покупать газ другим поставщикам, у которых есть договоры с бытовыми потребителями. В бурном газовом море эти компании плывут одной красивой группой — группой НАК "Нафтогаз Украины".

Казалось бы, реальных убытков у них нет, объемы реализации газа растут, о чем рапортуют уполномоченные лица, и государственный бюджет может спать спокойно — эти компании компенсацию требовать не будут. Но почему-то историческая память, очень короткая, напоминает, что не все так просто и шанс притронуться к госбюджету все-таки существует. Шанс не иллюзорный, а вполне осязаемый.

О чем это? О Законе от 17 ноября 2020 г. №1006-IX, которым были внесены изменения в бюджет 2020 г. Если выборочно читать этот закон вслух и с надлежащим моменту пафосом, то звучит приблизительно так: "В связи с выполнением особо важного государственного задания на рынке газа в соответствии со статьей 11 Закона "О рынке природного газа" и понесенными при этом значительными потерями, выплатить НАК "Нафтогаз Украины" из государственного бюджета компенсацию! О желании получить такую компенсацию заинтересованные лица говорили давно, года так с 2017. Но что-то не ладилось, и только в 2020 г. судьба наконец-то широко "улыбнулась на 32 зуба" и даже чуточку больше - на 32. 2 млрд грн.

К великому сожалению, из текста закона и его обоснования понять откуда взялась такая компенсация и почему определена именно такая сумма, простым умом постичь невозможно. Ведь в соответствии со статьей 11 Закона "О рынке природного газа", специальные обязанности очень почетны и, возможно, обременительны для субъектов рынка. Поэтому если они действительно обременительны, в первую очередь финансово, то за это субъектам выплачивается компенсация.

Так прямо и написано в законе: если на тебя, уважаемый субъект, возложили эти обязанности, то у тебя возникает право на компенсацию экономически обоснованных затрат, уменьшенных на доходы, с учетом допустимого уровня прибыли к этой самой компенсации. И такой порядок должен утвердить Кабмин. Единственным объяснением почему он не торопился утверждать этот порядок может быть только то, что доходы НАК "Нафтогаз Украины" превышали затраты. Подтверждением чему может служить широко освещаемая выплата в бюджет дивидендов, которые рассчитываются с чистой прибыли.

Простая формальная логика говорит, что только в том случае, если затраты превышают доходы, у субъекта есть реальные убытки, то возникает право на компенсацию, а наличие чистой прибыли говорит как раз об обратном. Тут стоит пояснить, что убытки бывают реальными — это когда у субъекта существуют материальные потери. Например, купили газ дорого, а вынужденно продали дешево, как в результате действий Кабмина. А бывают убытки в виде упущенной выгоды — это когда можно было получить доходы на обычных условиях, но их в силу определенных обстоятельств не получили.

Статья 11 Закона "О рынке природного газа" говорит о реальных убытках, как основании для компенсации, а где же их нашли у НАК "Нафтогаз Украины" при выполнении специальных обязанностей? И тут на помощь приходит объяснительная записка к Закону от 17 ноября 2020 г. №1006-IX, которая целенаправленно отсылает стремящихся к познанию индивидов к административному делу №826/6064/17.

Номер дела, в свою очередь, ведет к реестру судебных решений, неисчерпаемому кладезю юридической мудрости и полезной информации для эстетствующего юриста. Оказывается, в этом административном деле НАК "Нафтогаз Украины" обязал Кабинет Министров утвердить порядок компенсации за выполнение специальных обязанностей в соответствии с постановлением №758 от 1 октября 2015 г. Ну, обязал и обязал. Платить же не заставил.

Но неожиданно поиск в этом же реестре направляет к административному делу №826/6066/17. И в нем НАК "Нафтогаз Украины" обязал Кабинет Министров утвердить порядок компенсации, но уже по постановлению №187 от 22 марта 2017 г. И снова суд не заставлял Кабинет Министров платить.

А дальше все тот же реестр приносит неожиданный сюрприз. Административные дела были только присказкой, а сказка впереди — хозяйственные иски о взыскании той самой компенсации. Впечатляет. Хозяйственный суд г. Киева рассматривал дело №910/13084/18 по иску НАК "Нафтогаз Украины" к Кабинету Министров о взыскании 6.63 млрд грн, дело №910/11141/19 по иску НАК "Нафтогаз Украины" к Кабинету Министров о взыскании 15.48 млрд грн и дело №910/13174/18 по иску АО "Укргаздобыча" к Кабинету Министров о взыскании 56.79 млрд грн.

Суммы, поданные к взысканию, думаю, сразу впечатляют своей фундаментальностью и размером. Что объединяет все эти хозяйственные дела, кроме административных дел? Объединяет их одно: НАК "Нафтогаз Украины" и примкнувшее к нему АО "Укргаздобыча" хотят взыскать єти суммы с государственного бюджета, поскольку специальными обязанностями их лишили упущенный выгоды. То есть они ничего не потеряли, им просто не дали заработать еще больше.

По логике истцов, государство, возложив обязанности и установив ограничение цены, в том числе на уровне импортного паритета, лишило их возможности заработать те самые миллиарды гривен. А ведь они, истцы, могли продавать газ по какой-то там им известной цене, которая выше импортного паритета и вообще она самая красивая.

Какой удивительный пассаж! Оказывается, когда государство обеспечило АО "Укргаздобыча" 100 процентов продажи объема газа без лишних затрат, а НАК "Нафтогаз Украины" — исключительным доступом к дешевому ресурсу газа и его 100-процентную реализацию с торговой наценкой, оно лишило эти достойные компании возможности этот ресурс продать еще подороже и заработать еще больше.

А вот если бы государство этого не сделало и специальных обязанностей на них не возложило, существовала бы у этих компаний вообще возможность продать весь газ и получить какие-нибудь деньги? Может да, а может нет. Хозяйственная деятельность — это деятельность на свой страх и риск.

Вот, к примеру, НАК "Нафтогаз Украины" управляет государственным пакетом акций АО "Укртрансгаз" без всяких специальных обязанностей. Никто ему не мешает и ни в чем не ограничивает. И каков результат хозяйственной деятельности бывшего оператора газотранспортной системы? Убытки, реальные убытки, а не упущенная выгода.

Одно, что греет, так это то, что в стране действует конституционный принцип разделения власти, и суды, как органы отдельной ветви власти, обоснованно и законно отказали в удовлетворении исков страждущим получить компенсацию из государственного бюджета. Нет доказательств, что заявленные суммы истцы имели реальную возможность получить, не будь возложенных на них специальных обязанностей.

Но ведь не за горами рассмотрение апелляционных жалоб. Одна из них — уже в феврале. Остается только уповать на соблюдение принципа независимости судебной власти.

Мучает только закономерный вопрос, а что, собственно говоря, тогда за компенсация звучит в Законе №1006-IX, и что будет в случае удовлетворения судебных исков, какой общий размер компенсации, и насколько посильная эта ноша для бюджета?

А вот если перенести описанный выше опыт в нынешние условия, то перспективы для государственного бюджета становятся совсем не радужные. От слова "вообще".

Ведь цена 6.99 грн за куб м позволяет НАК "Нафтогаз Украины" заработать и, что важно, не позволяет заработать много. Все та же как будто утраченная выгода. А для поставщика "последней надежды" — ООО "ГК "Нафтогаз Украины" вообще сплошная печаль. Оно ведь в конкурсе победило, наверное, потратилось на активы, равные 3.514 млрд куб м газа, наценку 0% поставило, на формулу расчета своей цены с применением показателей немецкого газового хаба (NCG) согласилось, а его лебединую песню подрезали ценой 6.99 грн.

Имея перед глазами такой блистательный пример отстаивания своих денежных бизнес- интересов, ему прямая дорога за компенсацией. Упущенная выгода в наличии. Даже ее размер можно прикинуть. Ведь заявили, что бытовые потребители сэкономили 4-5 млрд грн при введении регулируемой цены. А если кто-то сэкономил, то кто-то теоретически не получил выгоды.

Самое интересное, что все шансы ООО "ГК "Нафтогаз Украины" выиграть судебный процесс, если такой будет, есть. Выиграет ли от этого государственный бюджет? Нет. И с этой мыслью нам всем остается жить, уплачивая налоги, в тот самый бюджет.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2021. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt