Уголь с отсрочкой

Польша решила посягнуть на национальное достояние и постепенно отказаться от угля

В начале февраля Совет министров Польши одобрил обновленную версию Польской энергетической политики — программного документа, который определяет основные направления правительственных инвестиций и регуляторных усилий в энергетике до 2040 г.

Катерина ПРИЩЕПА, Варшава

Документ, работа над которым длилась семь лет, официально подтвердил решение польских властей присоединиться к общеевропейскому "зеленому" повороту в энергетике и потратить на эти цели до 1.6 трлн злотых до 2040 г. Большая часть из этой суммы должна поступить из бюджета ЕС — по программам, связанным Инструментом восстановления и устойчивости (специального механизма ЕС для компенсации экономических потерь, связанных с пандемией коронавируса). "ЭнергоБизнес" рассмотрит планируемые изменения в энергетическом секторе Польши в серии материалов, первый из которых относится к угольному вопросу.

Крутой поворот

Новая энергетическая политика Польши заявляет три главные цели. Первая — справедливая энергетическая трансформация экономики регионов, которая зависит от угледобычи, - это ограничение энергетической бедности, наращивание энергогенерации за счет возобновляемых источников энергии и развитие атомной энергетики в стране. Вторая заявленная цель — сокращение выбросов парниковых газов предусматривает дальнейшее строительство станций ветровой энергогенерации (с их выносом с суши на прибрежные воды), опять же развитие атомной энергетики, инвестиции в локальные энергетические установки (тепло- и энергогенерации на основе биомассы), инвестиции в создание так называемых просьюмеров — индивидуальных пользователей, которые как потребляют электроэнергию из сети, так и производят ее "на дому" за счет индивидуальных установок. Третья цель — улучшение качества воздуха будет достигаться за счет перехода на новые виды топлива в теплогенерации, инвестиций в публичный электротранспорт и в энергонейтральность строений.

Реализация всех трех заявленных целей может повлиять на угольную отрасль в Польше даже без формулировки самой большой цели польского правительства — было объявлено о том, что все угольные шахты в стране должны будут закрыться к 2049 г. Учитывая, что в 2018 г. Польша отвечала за 86% угледобычи в ЕС, выполнение этого плана будет означить чуть ли не полный отказ ЕС от угледобывающей промышленности на своей территории.

Решение об окончательном сворачивании угольной промышленности в Польше было продиктовано целым рядом факторов, включая ужесточение экологической политики ЕС и проблемы с рентабельностью польской угледобычи, а также критики правительственных планов, в частности близких политических союзников-соперников партии власти PiS (Право и Справедливость). Кроме перипетий политической борьбы, выполнение заявленных планов будет зависеть от способности польских властей обеспечить для страны бесперебойный доступ к альтернативным источникам энергии.

Международный контекст

Еще в декабре 2017 г. премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий, выступая в Сейме, заявил, что уголь является основой для польской энергетики и отказываться от него Польша не может и не собирается. А в начале 2021 г. правительство Польши под руководством того же Моравецкого заявило о планах по сокращению доли угля в электрогенерации Польши с нынешних 80% до 11% к 2040 г. А к 2049 г. вся угледобывающая отрасль в стране должна будет закрыться.

В декабре 2020 г. Европейский Совет (политический орган управления ЕС, состоящий из глав государств-членов Союза) утвердил цель по сокращению на 55% по сравнению с базовым 1990 г. выбросов парниковых газов в ЕС к 2030 г. Бывший министр энергетики Польши Кшиштоф Тхужевский в комментариях для СМИ добавил, что после победы на президентских выборах в США Джо Байдена и его объявлении о возврате США к выполнению Парижского соглашения по климату, стало окончательно ясно, что среди глобальных игроков не осталось сил, которые бы действовали вразрез с политикой "зеленого" перехода в энергетике.

Срок закрытия шахт обусловлен планами ЕС, который к 2050 г. планирует достичь состояния климатической нейтральности (исключив либо компенсировав антропогенные выбросы парниковых газов). Для Польши отказ от угольной промышленности не будет означать достижение состояния климатической нейтральности. Независимые центры просчитали, что для того, чтобы выполнить международные обязательства по сокращению выбросов, Польша должна полностью отказаться от угля в энергетике уже к 2030 г. Однако, как считают комментаторы, сам факт решительных изменений в такой чувствительной отрасли будет считаться достаточно весомым достижением.

В предисловии к документу, опубликованному Министерством климата и окружающей среды, говорится о том, что развитие польской энергетической сферы на ближайшие десятилетия будет определено политикой Европейского Союза, который планирует достичь состояния климатической нейтральности (добиться нетто нулевых выбросов парниковых газов) к 2050 г.

Уголь становится проблемой для Польши по нескольким причинам. Из-за исчерпания легкодоступных пластов угля себестоимость его добычи в Польше растет. Импортный уголь уже несколько лет дешевле добываемого в стране, а польские угледобывающие предприятия демонстрируют убытки.

Вопрос состоит в том, что планы польского правительства могут не получить достаточной поддержки ЕС. Согласно данным газеты Rzecz Pospolita, статус весомого достижения должен был бы помочь польским властям в переговорах с Еврокомиссией по поводу дополнительной финансовой помощи на закрытие шахт. Однако по данным газеты, никаких предварительных консультаций по этому поводу польские власти в Брюсселе не вели. Таким образом, денег из ЕС на закрытие шахт может оказаться значительно меньше, чем хотелось бы в Варшаве.

Экологические аргументы

Последние несколько лет Польша стабильно является негативным лидером ЕС по качеству воздуха. В холодную пору года крупнейшие польские агломерации стабильно попадают в мировые рейтинги городов с наиболее загрязненным воздухом.

Любая добывающая промышленность является источником выбросов парниковых газов. Однако уголь в смысле выбросов парниковых газов — это ископаемое двойного действия. Кроме выбросов метана в процессе его добычи, он является мощным источником загрязнения углекислым газом.

На сегодня более половины выбросов углекислого газа в Польше — результат сжигания угля. В 2019 г. суммарные выбросы углекислого газа в стране составили 322 млн т, 183 млн т из них угольного происхождения (на втором месте со значительным отрывом - нефтепродукты с 87 млн т выбросов). По данным Европейского агентства по окружающей среде, по состоянию на 2017 г. польские электростанции на буром угле делили с немецкими лавры главных производителей выбросов углекислого газа в ЕС. При этом электростанция в польском Белхатове названа главным загрязнителем воздуха среди энергокомпаний ЕС.

В период 2013-2030 гг. энергокомпании в восьми странах-членах ЕС (включая Польшу) получают квоты на бесплатные выбросы углекислого газа в рамках политики смягчения стоимости трансформации. Согласно исследованию эффективности такой системы бесплатных квот, опубликованному Euractive, в 2013-2017 гг. Польша была ее главным бенефициантом в ЕС. При этом польское правительство неоднократно принимало решение о продаже выделенных в распоряжение страны бесплатных квот в европейской системе торговли эмиссиями. Большинство средств, полученных за счет бесплатных квот на выбросы, были при этом направлены на переоборудование имеющихся электростанций, работающих на буром и каменном угле. Так что выходит, что поблажки от ЕС ранее, переходу Польши с угля на другие источники энергии не сильно способствовали.

Несколько лет назад, обсуждая планы относительно будущей энергетической политики, правительство Польши прогнозировало рост цен эмиссии углекислого газа до EUR40 за т к 2040 г., но эта планка, вероятно, будет преодолена значительно раньше. Однако рост цен на эмиссии стал серьезным поводом задуматься о будущем. Рост цен за тонну выбросов парниковых газов в системе торговли квотами на эмиссии в ЕС примерно с EUR7-8 за т в 2015 г. до EUR38 в феврале 2021 г. означает, что уголь для Польши дорожает одновременно по нескольким направлениям. В результате, в Польше начали отказываться от угля еще до официальных объявлений правительства. В феврале стало известно об отказе строительства нового угольного блока на электростанции в Остроленке (120 км от Варшавы). Разговоры о строительстве этого блока велись с 2009 г. Планируемая стоимость строительства — 6 млрд злотых.

Дорогая отрасль

Экологические аргументы против угля — не единственные. Добыча угля в Польше достигла своего пика — примерно 200 млн т в год — к 1980 г., и с тех пор стабильно снижалась. На сегодня объем годовой добычи составляет менее трети от былых рекордных показателей. В 2019 г. угольная отрасль добыла 61.6 млн т каменного угля. Главные причины сокращения добычи — истощение действующих шахт и рост стоимости добычи.

По расчетам польских экспертов, запасов угля большинства действующих шахт хватило бы в среднем на 15-20 лет. Таким образом, сокращение угледобычи к 2049 г. достигалось бы простой выработкой ресурса действующих шахт с постепенным выводом их из эксплуатации. Еще в 2018 г., до утверждения европейского green new deal, эксперты прогнозировали, что к 2040 г. в Польше останется не более 10 действующих шахт.

Уже с середины 2000-х в Польше наращивали импорт угля из России, в результате чего эта страна стала главным поставщиком угля из-за границы. После некоторого спада в начале 2010 г., в 2015 г. наступил скачок объемов импорта из России. В 2018 г. импорт достиг около 13.5 млн т.

Проблемой польских угольщиков было то, что уголь из России стоил заметно ниже произведенного в Польше. Стоимость польского угля для энергоотрасли в 2019 г. достигла 261 злотого за т. При этом, по данным польских журналистов, российский уголь покупался по цене даже в 170 злотых за т. И пока объемы импортируемого угля росли, росли и запасы на складах польских шахт. Доходило даже до того, что шахтеры блокировали железнодорожные ветки на границе с Калининградской областью, по которым должны были поступить составы с углем.

На сегодня угольная отрасль в Польше дотационная. По подсчетам Форума гражданского развития, организации Лешека Бальцеровича, в 2016-2018 гг. государство потратило в Польше около 4 млрд злотых на дотации угольной отрасли. С 2019 г. вступили в силу ограничения на помощь для угольной отрасли со стороны ЕС, что, по мнению Фонда, привело к укрывательству дотаций. Вместо бюджета помощь для угольной отрасли перечисляют государственные энергогенерирующие компании (в частности, за счет завышенных закупочных цен на уголь). Форум приводит цифру 427 млн злотых убытка государственного концерна Польская угольная группа в 2019 г.

Сокращение добычи сопровождалось снижением количества ее работников. Около 300 тысяч человек ушло из угольной отрасли в Польше за последние 30 лет — по собственному желанию и в результате реорганизации отрасли. На сегодня в ней работает около 60 тыс человек. Однако, благодаря высокой организованности горняцких профсоюзов и долговременному образу горняков как героев движения "Солидарность", а также политической ценности голосов горняков и их семей на всех значимых в стране выборах, сокращение добычи и трудоустройства в отрасли происходило значительно медленнее, чем того хотели многие политики.

Уголь и большая энергетика

Кроме аргументов политической целесообразности, быстрому сворачиванию угледобычи в Польше препятствовала структура энергогенерации в стране. Энергосистема Польши на сегодня критически зависит от угля, поскольку большинство энергогенерирующих мощностей в стране до сих пор работают на угле. В 2019 г. Польша потребила 169.3 ГВтч электроэнергии, большая часть из которой была произведена в стране.

По данным Агентства регуляции энергетики, в 2019 г. 75% электроэнергии в Польше произвели станции на буром (41.5 ГВтч) или каменном (78.2 Гвтч) угле. Теперь же было заявлено, что уже к 2040 г. уголь должен будет уйти из электрогенерации.

Структура энергогенерации в Польше в 2019 г., ГВтч

Каменный уголь 78190 49.3%
Бурый уголь 41502 26.1%
Газ 12099 7.6%
Промышленная генерация 10178 6.5%
Гидроэнергетика 2454 1.5%
Ветрогенерация 13903 8.7%
Другие возобновляемые источники 441 0.3%
Всего 158767  

По данным URE (Бюро регуляции энергетики)

Обеспечить такой скачок в безугольное будущее должны будут инвестиции в ветрогенерацию. Хотя себестоимость угольной электроэнергии уже сейчас выше, чем себестоимость энергии из некоторых возобновляемых источников, это не отменяет проблемы нестабильности "зеленой" энергии. Поэтому еще одним важным направлением работы объявлено строительство в стране атомных электростанций. Бывший министр энергетики Польши Кшиштоф Тхужевский заявляет, что правительство успело уже провести большую подготовительную работу по строительству АЭС, в частности, добившись позитивных решений органов самоуправления всех административных единиц, земли которых рассматривались как потенциальная площадка для реакторов. Однако в Польше также знают, что долгие задержки со строительством атомных электростанций – это реальность. Тут кивают на опыт Финляндии, где запуск в работу третьего энергореактора на атомной электростанции Олкилуото состоялся с опозданием на 10 лет.

Социальная составляющая

Кроме большой индустрии, уголь в Польше еще и социально чувствительное топливо. По данным портала Euroheat and Power, по состоянию на 2017 г. около 40% домохозяйств в стране были подключены к централизованному теплоснабжению. Из оставшихся 60% примерно две трети использовали для отопления уголь. Особенно важно, что от угля зависят наибеднейшие польские граждане, живущие в условиях энергетической бедности.

На сегодня в ЕС не функционирует единый критерий энергетической бедности. В Польше к энергетически бедным относят граждан по совокупности двух критериев — доходы на уровне 60% и ниже от медианных по стране плюс расходы на энергоресурсы на уровне выше медианных по стране. По официальным оценкам, таких в стране на сегодня около 14-15%. Большинство из энергетически бедных граждан живут в частных домах, не оборудованных современными энергетическими установками (в старых домах в сельской местности). Для таких людей угольные печи и котлы являются одними из основных источников отопления. В связи с этим, переход в новое "зеленое" будущее потребует значительных инвестиций в льготные кредиты либо программы утепления и переоборудования частных жилищ. Согласно правительственным планам, предполагается, что индивидуальные хозяйства в городах откажутся от угля уже к 2030 г. (в том числе благодаря подключению до 1.5 млн из них к сетям централизованного теплоснабжения), а в сельской местности к 2040 г.

На сегодня в Польше уже есть опыт государственных программ переоборудования частных домов. Несколько лет действовала программа субсидий на закупку фотовольтаических батарей для частных домов. На сегодня действует программа субсидий на замену котлов. Однако главными бенефициантами таких программ на сегодня остаются представители среднего класса — люди, которые могут разобраться с формами и заявками на льготные кредиты и субсидии. Кроме того, программы субсидий на замену отопительных котлов продемонстрировали кучу бюрократических "узких мест". Заявки принимали только в одном месте на каждое воеводство, что сильно замедлило их рассмотрение и освоение средств.

Никуда без политики

Кроме всех институциональных и финансовых ограничений, выполнение некоторых планов может затормозиться из-за политических перипетий. После объявления о принятии польской энергетической политики, партия Солидарная Польша, которая представлена в парламенте и правительстве как партнер по избирательному блоку главной правящей партии PiS, заявила о том, что ее представители в правительстве новую политику не поддержали. Главный повод — официальные планы по сокращению роли угля в национальной энергетике.

Яцек Оздоба, заместитель министра климата (в ведомстве министерства сейчас пребывает энергетика) и одновременно депутат парламента, уже через несколько дней после оглашения о целях новой энергетической политики Польши в публичном интервью заявил об ошибочности целей по сокращению угледобычи в Польше.

Не обошлось без многозначительных кивков в сторону ЕС: "В 2020 г. из Брюсселя привезли два чемоданчика. Один с пометкой "700 млрд злотых", другой — "минус 1.6 трлн злотых", — заявил Я. Оздоба в комментарии для польского портала Energetyka24. Озвученные цифры — это прогнозируемые поступления в польский бюджет из фондов ЕС по разнообразным программам энергетического переоборудования и борьбы с изменениями климата (700 млрд) и прогнозные расходы на мероприятия, предусмотренные новой энергетической политикой Польши. Я. Оздоба даже заявил, что внедрение всех планов правительства в энергетике будет означать для поляков 100% рост стоимости жизни из-за удорожания энергии и усиления зависимости Польши от импорта российского газа — если не напрямую (учитывая отказ Польши от продления контракта с "Газпромом" после 2022 г.), то через Германию.

Я. Оздоба при этом не единственный действующий чиновник, который заявил о своем несогласии с программой правительства. На прошлой неделе замминистра государственных активов Януша Ковальского отправили в отставку. Как пояснил он сам, из-за того, что он "защищал энергетический суверенитет Польши". Я. Ковальский тоже критиковал согласие польского правительства на окончательные параметры фонда реконструкции ЕС, который страны-члены союза согласовали с целью поддержать экономику в борьбе с коронакризисом. Основой этого фонда стали обещанные инвестиции в разнообразные программы "зеленой" энергетики и другие инициативы по борьбе со сменой климата.

Такой "разброд и шатание" в рядах партии власти объясняется спецификой конструкции избирательных списков правящей партии PiS на парламентских выборах 2019 г. На этих выборах PiS выдвигала кандидатов формально по партийным спискам (в отличие от ряда оппозиционных партий, которые на выборы создали 2 избирательных блока — центристского и левого толка). Однако во многих округах лидеры PiS включили в свои избирательные списки представителей других "нишевых" правых политических партий (на парламентских выборах в Польше партии выдвигают кандидатов "открытыми" списками в многомандатных избирательных округах). Маневр с включением в свои списки представителей других политических сил разрешен польским законодательством. А для PiS выдвижение таких кандидатов "со стороны" помогло улучшить свои результаты в округах, где такие кандидаты имели высокий персональный рейтинг, что и помогло победить в общенациональном масштабе. Таким образом, в составе нынешнего парламента и правительства (в Польше правительство формируется парламентским большинством и депутаты могут совмещать парламентский мандат с постом в правительстве) оказались члены "идейно близких" PiS партий, которые одновременно являются их прямыми конкурентами за голоса избирателей.

Глава Солидарной Польши Збигнев Зьобро, совмещающий посты генпрокурора и министра юстиции, уже некоторое время видит себя новым лидером правого фланга польской политики и вероятно рассматривает возможность самостоятельного участия своей партии в следующем раунде выборов в Польше (местные и парламентские выборы состоятся уже в 2023 г., хотя в Польше периодически возникают слухи о досрочных парламентских выборах, собственно, из-за конкуренции внутри правящей коалиции). Учитывая сильные позиции профсоюза горняков в Польше и его хорошие рабочие отношения с профсоюзным объединением "Солидарность" (наследником той самой Солидарности, что добилась падения коммунистического режима в Польше), всегда существует риск, что планы по закрытию шахт будут выполняться с отсрочкой.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2021. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt