Наш старый сайт

Александр СЛОБОЖАН: "Прекращение ПСО сейчас будет коллапсом для коммунальной энергетики"

Александр СЛОБОЖАН: "Прекращение ПСО сейчас будет коллапсом для коммунальной энергетики"

№16 (1209) от 20.04.202120.04.2021

Долги, монополизм и непоследовательность решений правительства не дают запустить рынок

Исполнительный директор Ассоциации городов Украины Александр Слобожан убежден, что ПСО для коммунальной сферы можно отменять не раньше, чем через год, и то в случае решения долговых проблем.

Александр КУРИЛЕНКО

— Готов ли рынок, а прежде всего украинские города, к свободному ценообразованию в коммунальной сфере?

— МВФ требует рынок, а как мы его сделаем — это уже наша проблема. Да, ПСО должно закончиться в мае этого года, и затем все мы ныряем в неизведанные воды. Рынка газа у нас для предприятий теплоснабжения пока нет. Наша позиция: прекращение ПСО сейчас будет коллапсом для коммунальной энергетики. Она пока к этому не готова, так как альтернативы НАК "Нафтогаз Украины" еще не существует, кроме того, существующая задолженность в 55 млрд грн просто не позволит предприятиям уйти от этого монополиста.

— В чем проблема?

— Для перехода на рынок надо или решить вопросы, которые сейчас продолжают быть открытыми, или "обнулить" всю историю. Поэтому, на мой взгляд, ПСО будут пытаться отсрочить еще на год, пока не будет готов рынок.

— А что мешает муниципалитетам "войти" в рынок?

— Первое: у отрасли существует задолженность за газ в размере 55 млрд грн. Причем никто не ставит под сомнение то, что тарифы на тепло не всегда устанавливались экономически необоснованные.

Второе: структура долга. Из чего состоит долг? Есть прямой долг, когда услуга и товар продаются дешевле себестоимости. Но есть и вторая часть, а это около 10 млрд грн пени и штрафов НАК "Нафтогаз".

Кроме того, есть еще третья составляющая долгов: несвоевременный расчет населения. На сегодня она составляет около 25 млрд грн. До карантина принудительное взыскание было слабоэффективным, взыскивалась задолженность только в 10% принятых решений о взыскании. После введения карантина, запрещено насчитывать пеню и штрафы, что никак не стимулирует должника погашать долги.

Я не хочу сказать, что "Нафтогаз" и облгазы плохие. Они действуют, как бизнес. Им не платят, они идут в суд. Если вы не платите — вам насчитывают пеню и штрафы. Но проблему задолженности нужно решать. И это признают все, кроме Минфина.

— Почему?

— Потому что Минфину нужно будет платить за ту часть проблемы, которая появилась не по вине муниципалитетов и ТКЭ. Проблема возникла тогда, когда государство вовремя не поднимало тарифы, вовремя не компенсировало разницу в тарифах, не перечисляло деньги за субсидии, заблокировало возможность пересмотра тарифов.

— Как это решить?

— Есть законопроект №3508 (не проголосован еще и в первом чтении. — Ред.), где прописан алгоритм решения: основную часть долга реструктуризировать на определенный период, а пени и штрафы — списать, поскольку они появились не по вине муниципалитетов. А еще законопроект предусматривает погашение государством задолженности по разнице в тарифах перед ТКЭ и водоканалами.

Второй момент: транспортировка газа. Мы не сторонники возвращения транспортной инфраструктуры в коммунальную собственность, но и когда тариф на транспортировку вырастает втрое, какой это рынок? Это накрутка с маржи. Тут еще нужно помнить о том, как формировались эти сети?

— А как?

— Когда происходила газификация, люди создавали кооперативы и вкладывали свои средства в газификацию. Затем к ним приходили облгазы и говорили: дайте нам на баланс, а мы будем за это вам пожизненно поставлять газ без платы за транспортировку.

Это что-то вроде ситуации, когда вы купили своему хорошему знакомому автомобиль, а за это договорились, что он раз на месяц будет возить вас на работу. Затем приходит ваш друг и говорит: знаешь, все хорошо, автомобиль хороший, но за то, что я тебя вожу — вот такой тариф! Первый месяц вы думаете: ну, ладно уж, я все понимаю: амортизация, инфляция. Но через месяц ваш друг снова говорит: тариф теперь такой, а потом еще трижды поднял цены на перевозки. Это нормально?

— Как это решить?

— Есть подземная труба, по которой поставляется газ. Землю над этой трубой и рядом с ней сейчас нельзя использовать для строительства и многого другого, законом установлены жесткие ограничения. На этой трубе, и соответственно на земле, газовики зарабатывают. Но! За использованную для получения прибыли землю они в местные бюджеты не платят ни копейки. Если бы города имели возможность использовать эту землю, скажем, сдать под социальную парковку, социальную аптеку или хлебопекарню, как это делается в нормальных странах, тогда за использование этой земли деньги бы шли в городской бюджет. Или, как вариант, газовики могли бы платить в бюджеты за использование коммунальной земли. А из этих средств по социальной программе город мог бы компенсировать потребителям часть тарифа. Но этого никто не хочет делать! Думаю, никто и не сделает. Это тоже проблема вхождения в рынок.

Еще один момент, который мешает бизнесу зайти в рынок ТКЭ — структура тарифа: электричество, стоимость газа, минимальная заработная плата работников и т.д. Например, вот растет минималка, а тариф нельзя пересмотреть! Почему это до сих пор невозможно? Потому что Президент не подписывает законопроект №2458 "О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно урегулирования отдельных вопросов в сфере предоставления жилищно-коммунальных услуг", за который проголосовала Верховная Рада, направила президенту, а Офис ничего не делает. Потому что Закон о карантинных ограничениях от 30 марта 2020 г. №540-IX заблокировал перезаключение договоров, а соответственно, и использование новых тарифов.

Еще один момент касается постановления правительства №867, которое гласит: вы заплатили за газ 100 грн, которые попали на счет ТКЭ, но до 100% этих денег автоматически, в принудительном порядке может перечисляться на счета "Нафтогаза" независимо от позиции предприятия. Таким образом, НАК "Нафтогаз Украины" взыскивает текущую задолженность. Но газ в структуре тарифа разве занимает намного меньше! Там есть еще заработная плата, там есть электричество, налоги, другие составляющие…

Это все проблемы, которые нужно решать.

— Но пока все перекошено в пользу НАК "Нафтогаза"?

— Да. Но не НАК "Нафтогаз" устанавливал эти правила. Это законодательство, национальный регулятор и постановления Кабмина. Вот почему нужен законопроект №2458! Приняли новый закон о ЖКХ. Там есть проблема с механизмом подписания договоров на жилищно-коммунальные услуги, он заблокирован.

Следующая ситуация: не перечислило вовремя правительство муниципалитетам субсидию, и что делать? Облгазы это не волнует. У нас сейчас потенциально исков на миллиарды к муниципалитетам за долги, связанные с несвоевременным перечислением им субсидий. Это помимо тех 10 млрд грн, о которых я уже говорил.

— Города настроены на то, чтобы на год отсрочить ПСО?

— Если на год не отсрочить, отопительный сезон в следующем году просто не начнется. Ситуация со Смелой, Суходольском, Алчевском будет по всей стране.

Как со Смелой решили вопрос? Там проблема ни в мэре или местных депутатах. У них денег нет, но есть долги. "Нафтогаз" не дает номинацию, потому что есть долги. По Кодексу они и не должны давать номинацию, поскольку есть долги. Как решили вопрос? Дал Президент Украины (Петр Порошенко в 2018 г. — Ред.) поручение сорвать пломбу, открутить вентиль, чтобы это видела вся страна. А Смеле предоставили 30 млн грн беспроцентного кредита, чтобы погасить задолженность перед "Нафтогазом". С кого же эти долги взыскивать, с Президента Украины?

Ну хорошо, там был вопрос на 30 млн грн долгов. Но и сейчас у нас "доброе" правительство говорит, что не будет повышать тарифы. Но Президент Украины не подписывает законопроект№2458, и у местных властей нет возможности утверждать тарифы, не говоря уже об их уменьшении или повышении.

Вся проблема, которую может решить Кабмин, связана с постановлением №867, т.е. гарантией компенсации. Вот образуется долг из-за разницы тарифов. Кто-то должен компенсировать. И когда премьер говорит, что нет возможности, МВФ против ... Фонду это не важно, не надо МВФ прикрываться.

Кстати, уже сам "Нафтогаз" предлагает пути решения, в частности относительно ОВГЗ. Почему для кого-то можно ОВГЗ, а для "Нафтогаза" — нет. Тогда компания будет поставлять газ ТКЭ по цене 6.99 грн за куб м, а те по заниженному тарифу поставлять населению. Разница будет покрываться за счет ОВГЗ. Тоже вариант.

Второй вариант: НАК "Нафтогаз Украины" выплачивает 22 млрд грн дивидендов. Так в чем проблема? "Нафтогаз" говорит, давайте мы разницу посчитаем в убытки предприятия, тогда дивиденды будут меньше. К примеру, не 22 млрд, а 5 млрд грн. Тоже вариант.

— Слышит ли кто-то такую аргументацию, варианты?

— Кабинет Министров Украины, НКРЭКУ, "Нафтогаз" и мэры городов подписали Меморандум по урегулированию проблемных вопросов относительно поставок тепла и горячей воды.

Но суть не в наших желаниях, а в том, что без решения проблем все остановится. Идея рынка хорошая, потребитель должен выиграть. Но из-за того, что в Украине нет законодательной базы, в частности не подписан законопроект №2458, не решены предыдущие проблемы, этот рынок заработает в минус для людей и громад. Никто не выиграет, если закроются предприятия ТКЭ.

— Если таким образом сейчас запускать, то останемся без централизованного отопления?

— Да, безусловно, при такой ситуации оно не запустится на следующий год.

— А есть города, тот же Ивано-Франковск, которые готовятся перейти от централизованного отопления на автономное, в Ужгороде, например, его фактически ликвидировали. В райцентрах и многих малых городах Украины нет централизованного отопления уже давно. Что лучше?

— На Закарпатье — да. Это горная местность. Но мир сейчас переходит к централизованному теплоснабжению, потому что это экологичнее и дешевле, а мы, наоборот, отключаемся. Про экологию тоже надо думать, про архитектурный облик городов, безопасность, ведь это пожары. Нарушили точку росы в доме — все, он "схлопнулся" через какое-то время. Поэтому, кстати, мы против частичного утепления и врезки котлов.

— Какой выход, ведь в Киеве тоже можно увидеть лоскутное утепление домов: там утеплили кусок, там — нет?

— Исключительно запретом. Это единственный выход. И сохранить систему централизованного теплоснабжения. И "Нафтогазу" легче работать с городом, чем с миллионом абонентов. Плюс нужны годичные контракты.

— В чем суть таких контрактов?

— Суть в том, что мы летом заключаем соглашение на год, по которому покупаем газ по фиксированной цене, скажем, 6.99 грн. И вот месяц мы покупаем по такой цене. Если не купили, то там формула "бери или плати". Все застрахованы от рисков, в том числе от биржевых колебаний. Зимой выросли цены, а города все равно покупают газ по 6.99 грн. Но может быть и минус, когда теплая зима, цена на газ упала до 4 грн. Такое может быть, ведь это рынок. Но у нас годовой контракт и все должны его выполнять, поэтому покупаем по 6.99 грн! Вот это цивилизованный рынок и методы хеджирования рисков, а когда у нас прописано в законодательстве, что номинации на газ не имеют права те, кто имеет долги, какой же это рынок?

— И "Нафтогаз" не против таких форвардных контрактов?

— Эта исполнительная ветвь не хочет вводить систему взаиморасчетов, они не хотят проводить через парламент законопроекты. Допускаю, что там есть частные интересы, но это все в плоскости ответственности правительства. Предыдущие правительства планировали в бюджете компенсацию в тарифах, постепенно ее тушили. Это речь о 3-4 млрд грн. Но у нас парламент Украины выделяет 1 млрд грн на компенсацию в тарифах, а Минфин не провел платежные поручения, сидит на этих деньгах…

— Как это?

— Что делает Минфин? Кладет деньги на долларовый депозит, а затем возвращает. Минфину выгодно, чтобы на конец года все распорядители средств не использовали деньги. Он спишет их обратно в бюджет, покажет, какой он "хороший". И поэтому у нас во всем проблемы. В прошлом году 5 млрд грн областные государственные администрации вернули, потому что не использовали на дороги. В позапрошлом году вернули 1 млрд грн на инсулин. Вы же не думаете, что у нас стало меньше больных сахарным диабетом?

Что происходит. Бюджет принят! Кто разрабатывает порядок использования средств — Минфин. Порядок разработали в марте, уже три месяца прошло. Затем в июне сделали роспись. Довели ее, а там август — надо отдыхать. В сентябре дали указание Казначейству. Там свои процедуры, и уже октябрь месяц. В октябре сбросили на области, те сбросили на города, районы, села и поселки. А как они успеют? Никак.

А потом вопрос: где дороги, где закупки инсулина? Затем приходят к премьер-министру и говорят: вот как хорошо, инсулин никому не надо.

Знаете, что происходит за этот период в стране. Губернаторы пишут письма мэрам, чтобы те дали своих денег или попросили у местного бизнеса, чтобы те дали помощь, пока на верхах согласование. А сидит один человек в Минфине и давит на "кнопочки". И так во всем: инсулин, гемодиализ, онкобольные, дороги и, разумеется, разница в тарифах.

Здесь нет вопросов к Президенту Украины, потому что это зона ответственности правительства. Но это только один момент, который я затронул и о котором знаю. Возможно, в Офисе президента сейчас не хотят подписывать законопроект, потому что идут протесты. Но премьер должен собрать Минфин, Минсоцполитики и "Нафтогаз", дать им четкое указание: ребята, вы работаете на государство! Поэтому это вопрос к премьеру и его умению выстраивать работу.

— Сейчас этого нет, уже понятно. А с предыдущим премьером?

— Гончаруком или Гройсманом?

— С Гройсманом…

— Правительство Гройсмана этим не занималось.

— Но уже с 2016 г. поднимали тему местных бюджетов, расширения их полномочий, дескать, не умеют правильно тратить деньги, а в 2019 г. Минфину даже запретили класть деньги на депозиты...

— Почему эти деньги появляются на депозитах? Бюджетная сфера не работает по предоплате, а по факту. Бюджетные организации не действуют через банки, для органов местного самоуправления банком является Государственная казначейская служба.

Представьте, что у вас банковская карточка, которой вы расплачиваетесь, а тут вам говорят: во-первых, молоко фирмы "Е", а не фирмы "Б", поэтому мы не пропустим! Во-вторых, что значит шоколад в чеке? Шоколада тебе нельзя! Ну хорошо, возьму, что разрешено. Но опять не проходит. Почему? В банке говорят: управляющий уехал на Мальдивы, ему денег не хватило, поэтому ты подожди! То есть стандартная проблема "единого котла".

Что выходит с депозитами? Это для того, чтобы казначейство не использовало принцип "единого котла", деньги делают законтрактованными заранее, на какие обязанности надо их потратить. Вот это и причина депозитов!

— Если резюмировать, что надо сделать?

Первое: продолжить ПСО.

Второе: подписать законопроект №2458.

Третье: принять законопроект №3508, а потом его подписать.

Четвертое: провести реструктуризацию долгов и списание пени и штрафов, погасить разницу в тарифах.

Пятое: ввести годовые контракты.

Шестое: решить вопрос с сетями, это очень важный вопрос.

Седьмое: перейти на новые модели услуг по Закону о жилищно-коммунальных услугах.

Восьмое: иметь действенные инструменты взыскания средств с недобросовестных плательщиков.

Было бы желание. Все это можно было сделать до конца апреля, если есть желание. Пока я не вижу политической воли и слаженного взаимодействия между исполнительной и законодательной ветвями власти. И здесь вопросы к премьеру и его способностям организовать надлежащую работу подчиненных ему ведомств.

— Вопрос тарифов и ПСО может прямо перейти в политическую плоскость?

— Надо же понимать, что сейчас все держится на авторитете мэров. Люди митингуют, перекрывают дороги и врываются в кабинеты к мэрам, но они мэров знают, им верят. Пока!

Но если люди придут к мэру первый, второй, третий раз, что мэры будут говорить людям? Как мэр объяснит, почему это за три дня были найдены деньги для компенсации для электрогенерирующих компаний, в том случае парламент быстро проголосовал и правительство быстро нашло деньги, а в этом случае денег нет. Хорошо, там было сильное политическое лобби, которое стимулировало правительство к действиям. Но и здесь же нужно найти политическую волю. Потому что люди придут снова к мэрам, а те ничего не смогут ответить, тогда люди пойдут под Кабмин. И тогда парламент снесет это правительство!

Досье "ЭнергоБизнеса"
Александр СЛОБОЖАН, исполнительный директор АГУ.

Родился: в 1983 г. в Измаиле.

Образование: исторический факультет Измаильского государственного гуманитарного университета, 2005 г.; Тернопольский государственный экономический университет, магистр госуправления, 2006 г.; Национальная академия государственного управления при Президенте Украины, 2010 г.

Кандидат наук по государственному управлению, диссертация "Формирование и организация деятельности юридических служб органов местного самоуправления", Университет экономики и права "КРОК", юрист, 2016 г.

Карьера: декабрь - сентябрь 2006 г. — координатор отдела сотрудничества с органами власти, Тернопольская городская молодежная общественная Ассоциация защиты прав и свобод молодежи "Дружба"; июнь - сентябрь 2006 г. — практикант в Управлении аналитики и прогнозирования внутренней политики Тернопольской ОГА; октябрь 2006 г. - ноябрь 2007 г., декабрь 2010 г. — юрисконсульт, и.о. начальника юридического отдела секретариата исполнительного комитета Измаильского горсовета; ноябрь 2008 г. - июль 2009 г. — интерн Программы содействия Парламенту ИИ (USAID), департамент местного самоуправления и административно-территориального реформирования Минрегионстроя и ЖКХ; декабрь 2009 г. - декабрь 2012 г. — научный сотрудник НАГУ при Президенте Украины (Институт проблем государственного управления и местного самоуправления); август - ноябрь 2010 г. — консультант Центра правовой помощи АГУ, проект ДИАЛОГ, USAID; январь 2011 г. - сентябрь 2013 г. — эксперт по вопросам бюджетной политики АГУ, проект ДИАЛОГ, USAID; октябрь 2013 г. - сентябрь 2014 г. — аналитик Аналитического центра АГУ, проект ДИАЛОГ, USAID; октябрь 2014 г. - август 2015 г. — директор Центра анализа и разработки законодательства, заместитель Исполнительного директора АГУ, проект ДИАЛОГ, USAID; август - октябрь 2015 г. — директор Центра анализа и разработки законодательства АГУ, проект ДИАЛОГ, USAID; октябрь 2015 г. - январь 2016 г. — старший эксперт по вопросам бюджета Центра развития и внедрения проектов АГУ, проект ДИАЛОГ, USAID; январь - май 2016 г. — руководитель проекта "Прозрачный, подотчетный, эффективный бюджетный процесс в Украине" (ПБП, ЕС); январь 2016 г. - по настоящее время — старший эксперт по политическому диалогу Ассоциации городов Украины, Проект ПУЛЬС, USAID; август 2015 - апрель 2017 г. — первый заместитель Исполнительного директора АГУ; с 24 апреля 2017 г. — исполнительный директор АГУ.