Наш старый сайт

Блэкаут по-китайски

Блэкаут по-китайски

№42 (1235) от 19.10.202122.10.2021

Как энергетический кризис в Китае отразится на мировой экономике в целом и Украине в частности

В "глобальной фабрике" отключили электричество. Почти половина регионов Китая не достигли целевых показателей энергопотребления, установленных Пекином, и теперь они вынуждены ограничивать потребление энергии. Но проблема куда глубже, а решать ее придется через кардинальную перестройку всей экономики страны.

Без электричества

С начала сентября множество предприятий и целых жилых районов в больших городах Китая остались без энергоснабжения, а во многих — оно подается лишь несколько дней в неделю. Среди наиболее пострадавших регионов — Цзянсу, Чжэцзян и Гуандун, на эти три промышленных центра приходится почти треть экономики Китая. Во многих регионах (в основном на севере) останавливаются производства, от энергоснабжения отключают огромные заводы и жилые районы.

В целом, как сообщает Jiemian News, в 20 провинциях КНР введены ограничения на потребление электроэнергии, касающиеся как промышленных предприятий, так и жилых домов.

Хотя в самом Китае официальные власти наличие энергокризиса не признают, налицо две причины отключений электроэнергии: экологические проблемы и цены на уголь и газ. Хотя Китай в последнее десятилетие был мировым лидером по темпам роста "зеленой" энергетики, уголь до сих пор остается основой его энергорынка. На угольные электростанции с января по август этого года приходилось 56.14% из 2.28 млрд кВтч электроэнергии, произведенной в стране.

Цены на уголь и газ в Поднебесной рекордно выросли из-за того, что правительство искусственно ограничивает добычу. Лицензии многих предприятий по добыче угля закончились, а новые они не могут получить уже около года, поэтому им пришлось остановить работу. Кроме того, сократились поставки импортного угля из-за перебоев, связанных с пандемией и карантинными мероприятиями на таможне. Также по политическим мотивам Китай продолжает запрещать поставки угля из Австралии. Между тем природный газ в Европе и Азии подорожал до сезонных максимумов, поскольку страны пытаются перебить цену друг друга, соревнуясь за запасы, которые быстро истощаются.

За последний месяц тонна энергетического угля на бирже Чжэнчжоу подорожала на 40%, до $192.4 — это новый рекорд за 8 лет. По сравнению с прошлым летом цены взлетели вдвое.

Но цены на электроэнергию в Китае регулируются государством, и электростанции не в состоянии покрыть свои расходы. Из-за того, что работают государственные регуляторные механизмы, производители электроэнергии вынуждены получать все меньшую и меньшую маржу, пока смысл работать не потеряется полностью.

Кроме того, сами власти в провинциях ограничивают использование электроэнергии, чтобы выполнить цели по выбросам СО2 в атмосферу. Дело в том, что северные провинции КНР получают электроэнергию в основном от угольных станций (южные также, но в меньшей степени), и многие из них превысили свои квоты, которые введены в стране с 2019 г. и регулярно пересматриваются в сторону уменьшения.

Эти квоты — нефиксированные, ежегодно Пекин определяет их индивидуально для каждой провинции, а там уже местные власти распределяет их по конкретным предприятиям и электростанциям.

"Зеленый" поворот и методички "культурной революции"

5 октября стало известно, что Китай поручил банкам увеличить финансирование угольных и тепловых компаний для преодоления энергетического кризиса. Такое заявление сделала Комиссия по регулированию банков и страхования Китая. Банки должны отдать приоритет кредитованию этих отраслей, в частности шахт и генерирующих компаний. Это поможет увеличить добычу угля, а значит — и производство электроэнергии.

Для того, чтобы поддержать ценовую стабильность, банковские займы запрещено использовать для спекуляций с углем, сталью и другими металлами. Однако все понимают, что это — лишь временная мера, разновидность ручного управления ради краткосрочного преодоления энергетического кризиса.

Китай взял на себя обязательство соблюдать стандарты качества воздуха ВОЗ для проведения Зимних Олимпийских игр 4-20 февраля 2022 г. в Пекине, когда он еще впервые подал заявку на их проведение в 2014 г. С тех пор Пекин, ранее известный своим страшным и непреходящим ядовитым смогом, все больше становится "зеленым" городом. Можно даже сказать, что уже сейчас Пекин наиболее быстрыми темпами "зеленеет" среди всех мегаполисов мира. Правда, расплачивается за это китайская промышленность и экономика в целом. Хотя за последнее десятилетие Китай был мировым лидером по темпам внедрения "зеленой" генерации, всех предпринятых мер оказалось недостаточно, чтобы избежать нынешнего кризиса и обеспечить не то что промышленность, хотя бы коммунальный сектор энергией от ВИЭ.

Китай планирует снабдить все площадки Олимпийских игр в Пекине и Чжанцзякоу электричеством на основе возобновляемых источников энергии, и более 85% общественного транспорта будет обеспечиваться за счет экологически чистых транспортных средств, включая электрические, работающие на природном газе и водороде.

По данным Национального управления энергетики, город Пекин уже сократил потребление угля до 1.73 млн т в 2020 г. с пикового значения в 30 млн т несколько лет назад. А доля чистой энергии, включая природный газ, в его общем энергобалансе увеличилась до 98.1%. На природный газ приходится более 34% общего потребления энергии в Пекине.

В городе Чжанцзякоу в соседней провинции Хэбэй было построено шесть сетей газопровода с годовой пропускной способностью газа 3.2 млрд куб м, реализовано пять проектов по производству водорода. Запуск 16 заправочных водородных станций ожидается к концу нынешнего года.

Власти также принимают активные меры в отношении небольших угольных котельных, вырабатывающих тепло. Объекты, питавшиеся от них, переводят на природный газ или на электричество. Например, в Жаньгоу планируется поэтапно отказаться от 6100 угольных котельных с потреблением угля на каждой 35 т/час.

Город Таншань, один из крупнейших металлургических центров в Китае в провинции Хэбэй, планирует сократить производство стали на 57% во второй половине 2021 г., закрыть все угольные котельные и переключить 209 тыс домохозяйств на другие источники тепла, но пока получается это плохо. От малых угольных котельных отказываются также в провинциях Шаньдун и Шаньси — там переведут на другие источники тепла 917 тыс домохозяйств.

Ожидается, что кроме "позеленения" (выраженного в улучшении качества воздуха), эти меры приведут к увеличению потребления природного газа в Китае. Цены на СПГ уже взлетели до небес: в пересчете на 1 тыс куб м такой газ в приморских провинциях Китая стоит уже около $900.

В этой статистике по избавлению от угольной генерации в Китае заключен ответ на вопрос, почему в этой стране сейчас происходит энергетический коллапс посильнее, чем в Европе. Да потому, что Китай вообще активнее Европы входит сейчас в "зеленую" экономику, что грозит обрушением значительной части секторов его промышленности, а значит и экспорта, и ВВП.

Происходящее в Китае — еще и прекрасный пример того, как будет реализовываться "зеленая" повестка в авторитарном формате – в виде шоковой терапии, а не постепенной эволюции, как на Западе. Сегодня в Китае попросту закрывают огромные заводы и фабрики ради "улучшения глобального климата".

Запад настолько серьезно продвигает свою "зеленую" повестку, что Китаю некуда деваться — приходится просто тормозить свою индустрию ради сокращения выбросов парниковых газов.

Энергичный энергопереход

На самом деле нынешний энергетический коллапс в Китае был предрешен прежней политикой местной власти — активным включением в "зеленую" повестку. Причем Компартия Китая заявила о предстоящем "зеленом" переходе в энергетике страны еще более десяти лет назад.

Особенно актуальными климатические реверансы Китая стали в начале 2020 г. в свете перспектив скорого принятия странами ЕС дискриминирующих ввозных пошлин на продукцию с высоким углеродным следом. Дело в том, что в декабре 2019 г. был принят т. н. "Зеленый пакт для Европы", ставящий целью достижение к 2050 г. климатической нейтральности. Для его выполнения в рамках европейской климатической политики и вводятся пограничные сборы на компенсацию выбросов углерода.

Подобные защитные меры должны стать важным компонентом Green Deal, поскольку позволят поставить барьеры на пути в Евросоюз дешевым товарам из стран, где отсутствует ценообразование на выбросы углерода. Очевидно, что такое решение самым негативным образом может отразиться на целом ряде торговых партнеров Евросоюза и, в частности, Китая. Ведь именно КНР в настоящее время является главным мировым эмитентом парниковых выбросов антропогенного происхождения. В Китае находятся 23 города из 25 больше всего выбрасывающих СО2 и другие загрязняющие газы.

Выбросы СО2 и других загрязняющих газов

Выбросы СО2 и других загрязняющих газов

Поэтому можно предположить, что новая заявка Пекина на климатическое лидерство на самом деле имела конъюнктурную внешнеполитическую и внешнеэкономическую подоплеку. Дело в том, что Китай, особенно на фоне торговых войн с США, заинтересован в укреплении торговых связей с Европой, где климатическая повестка поставлена во главу угла. Соответственно, взятие на себя новых обязательств по выбросам представляет собой отличный ход для укрепления связей с Евросоюзом. Но нельзя сбрасывать со счетов и то, что из-за выбросов в атмосферу крупные китайские города быстро становятся буквально непригодными для жизни.

Еще в 2008 г. руководством КНР была выдвинута концепция построения новой "экологической цивилизации", которая затем вошла для китайского правительства в число ведущих стратегий развития страны. В результате, к сегодняшнему дню внедрение чистой энергетики и инновационных "зеленых" технологий было признано важным условием перестройки национальной экономики под новый экологический курс. При этом важнейшую роль здесь играет поддержка ВИЭ. К примеру, китайское правительство на протяжении долгого периода времени проводит политику поощрения местных властей с целью развития выработки солнечной энергии. Согласно же Закону о возобновляемых источниках энергии, принятом в 2005 г. и обновленном в 2009 г., гарантируется приобретение выработанной за счет ВИЭ энергии электроэнергетическими компаниями.

Помимо экологических соображений и, в частности, необходимости сократить вредные выбросы, вызванные масштабным использованием угля, внимание к вопросам ВИЭ объясняется тем, что с помощью "зеленой" энергетики в КНР надеются сократить значительную зависимость Китая от импорта энергоносителей, в частности, того же угля. Одна из причин нынешнего энергокризиса — то, что китайские власти рассорились с правительством Австралии и перестали закупать там уголь.

Чтобы добиться выполнения поставленной цели по выбросам парниковых газов, Китаю необходимо в 11 раз увеличить мощности ветровой и солнечной энергетики, а также мощности систем накопления энергии (СНЭ). Для этого Китаю потребуются огромные инвестиции в размере более $5 трлн.

Еще в сентябре 2020 г. был представлен план китайского Института энергетики, окружающей среды и экономики Университета Цинхуа, который тесно сотрудничает с Министерством экологии и окружающей среды КНР, относительно разработки стратегических ориентиров развития. Ожидается, что использование угля в электрогенерации в Китае прекратится к 2050 г., а объемы потребления природного газа сократятся с 2025 г. по 2060 г. на 75%. Инвестиции, необходимые для достижения целевых показателей, могут составить 100 трлн юаней ($15 трлн) в течение следующих 30 лет.

План китайского правительства по энергопереходу к 2060 г. (в угольном эквиваленте)

Источник энергии 2025 г. 2060 г. %
Уголь 2.86 млрд т 110 млн т -96
Природный газ 560 млн т 140 млн т -75
Нефть 980 млн т 340 млн т -65
Гидро 440 млн т 660 млн т 50
Биомасса 110 млн т 220 млн т 100
Ветер 240 млн т 1.07 млрд т 346
Атомная энергия 170 млн т 820 млн т 382
Солнце 150 млн т 1.03 млрд т 587

ИСТОЧНИК
Bloomberg

Уроки Китая для Украины

Нобелевский лауреат по экономике Ангус Дитон в своей книге "Великий побег. Здоровье, богатство и истоки неравенства" пишет, что Китай всю свою историю балансирует между двумя проблемами, которые ведут к его разрушению. Первая — это открытость миру. Если ее мало — Китай стагнирует в своей "капсуле", если ее много — Китай разрушается под напором иностранных государств. Вторая — система управления государства бюрократией. Если чиновничество монополизирует власть, то страна сначала погружается в ужасающую коррупцию, а затем приходит к восстанию. Если отпускает власть, страна разрушается.

И сегодня Китайская компартия балансирует эти две проблемы, не давая им качнуться в одну или другую сторону. Но одно из последствий такой балансировки — разлад в энергетической системе, которая явно не вписывается в реалии современного мира.

Экономики Китая и Украины устроены слишком по-разному, чтобы нам можно было применять у себя какие-то "типично китайские" решения. Однако главный урок мы уже получили. Руководство Китая поняло: мало смысла в богатстве, если ради него приходится дышать отравленным воздухом, пить загрязненную воду. Иначе говоря, если раньше Китай жертвовал экологической ситуацией ради экономического роста, то сейчас он больше не намерен этого делать. "Лица, определяющие политику страны, похоже, готовы согласиться с медленным ростом до конца этого года, чтобы достичь целевого показателя выбросов углерода", — пишет в своем аналитическом обзоре Ларри Ху, глава отдела экономики Китая в Macquarie Group.

Экономисты Nomura Тинг Лу, Лишэн Ван и Цзин Ван считают: "Беспрецедентная решимость Пекина ввести ограничения на потребление энергии может дать долгосрочные выгоды, но краткосрочные экономические затраты будут значительными". Последствия могут быть настолько серьезными, что они даже ухудшили годовой прогноз роста ВВП страны с 8.2% до 7.7%.

Официальный Пекин отлично понимает, что нынешний энергетический кризис, наложившись на кризис строительной отрасли и катастрофу с цепочками поставок китайских товаров потребителям, способен не просто остановить рост экономики Поднебесной, а и вовсе повлечь затяжную стагнацию. Давайте не будем забывать, что китайское руководство, в отличие от всего остального мира, получает достоверную информацию о реальном экономическом положении страны.

Скорее всего, там решили, что экономический спад неизбежен. А значит, самое время добиться достижения экологических целей — во-первых, это уже не сделает хуже экономике, а во-вторых, можно будет показать свою "добрую волю" всему человечеству.

Но главное — понять, что действительно не стоит приносить чистый воздух и воду в жертву химере экономического роста. И если электричество будет стоить в три-четыре раза дороже, чем сейчас, — это повод реорганизовать свое потребление и повысить энергоэффективность, а не снижать качество жизни. И задача эта, мягко говоря, не из легких.

Фото: Washington Post