Наш старый сайт

Украинский титан: между безвременьем и новым временем

Украинский титан: между безвременьем и новым временем

09.12.2021

Украина имеет потенциальные возможности для развития титановой отрасли

В Украине достаточно большие залежи титана, но они до сих пор питают российскую военную промышленность, а до недавних пор — еще и обогащали некоторых избранных в украинском бизнесе. Но теперь многое может измениться , и  месторождения титановых руд, возможно, наконец начнут работать на Украину.

Почему на Россию?

Российские элиты и СМИ вдруг "обнаружили", что по поставкам такого стратегически важного металла, как титан, Россия полностью зависит от Украины. Вот дословная цитата с одного из заседаний "Никитского клуба": "Многие, наверное, знают о существовании российской металлургической компании ПАО "Корпорация ВСМПО-АВИСМА", известного производителя титана. Так выяснилось,  у него уже нет собственных источников руды в России, он получает руду из Украины. И потому, что это фактически американская компания, санкции не играют роли".

Да, все обстоит именно так. АВИСМА 100% своей руды получает из Украины, плавит из нее титан, который отправляет в "агрессивные страны НАТО" для их авиастроения. Да и саму Россию Украина продолжает обеспечивать титановым сырьем: в 2018-2020 гг. наша страна обеспечивала поставку в РФ 82.9% всего сырья для титана, 51.2% циркония и 70% каолина.

В 2019 г. в России добыли 446 тыс т TiO2 (диоксид титана, двуокись титана), однако практически в полном объеме его потеряли — извлекли всего 3.1 тыс т TiO2. Поэтому 75 тыс т титанового пигмента и 45.9 тыс т губчатого титана произвели из иностранного (украинского) сырья, указывается в государственном докладе Минприроды РФ.

Российское ПАО "Корпорация ВСМПО-АВИСМА" — крупнейший в мире производитель титана. В числе его клиентов — самые значимые двигателе- и авиастроительные компании, такие как Boeing и Airbus. В России титановая продукция используется в основном в авиакосмической промышленности (около 60%), судостроении и строительстве нефтегазовых платформ (16%). Также титан применяют в машиностроении, цветной металлургии, химической промышленности и медицине. Все сырье для производства титана "ВСМПО-АВИСМА" импортирует из Украины.

"С 2015 г. российский импорт титановых (в основном ильменитовых) концентратов составляет не менее 220 тыс т в год. В 2019 г. он увеличился на 13% по сравнению с показателем предыдущего года и составил 304.5 тыс т. Главным поставщиком (85% поставок) оставалась Украина, поставлявшая ильменитовый концентрат с месторождений Малышевское (61-63% TiO2), Волчанское (64-66% TiO2), Иршанской группы (55-57% TiO2), а также рутиловый концентрат (94-95% TiO2) с Малышевского месторождения. Поставки из других стран оказались сравнительно невелики и краткосрочны", — отмечалось в госдокладе Минприроды РФ.

Украинские месторождения до недавних пор по большей части контролировали Group DF и АО "ОГХК". Первая принадлежит опальному олигарху Дмитрию Фирташу, который уже много лет живет в Австрии, откуда американские власти требуют экстрадировать его в США. Второй же добытчик с 2019 г. находится в управлении Фонда госимущества Украины.

Сама "ВСМПО-АВИСМА" в 2012 г. приобрела 75% акций группы Limpieza, которая владеет лицензией на добычу ильменит-циркониевых песков Волчанского месторождения в Днепропетровской области. В финансовом отчете корпорации за 2020 г. говорится, что добыча на месторождении началась в 2016 г. Запасы этого украинского месторождения оцениваются на уровне 5 млн т ильменита, рутила, циркония и прочих полезных ископаемых.

Титан в Украине: ресурсы и переработка

Как заявлял еще в сентябре 2020 г. тогдашний вице-премьер — министр по вопросам стратегических отраслей промышленности Олег Уруский, Украина имеет существенные залежи титана. По некоторым оценкам — до 900 млн т титановых руд, ильменита и рутила, что соответствует 30% зафиксированных мировых запасов.

При этом Украина — одна из пяти стран-производителей концентратов титановых руд в мире. На ее территории – 40 титановых месторождений (из которых одно уникальное, 13 — крупных, 12 — разведанных, пять — разрабатываемых). В СССР доля Украины в производстве ильменитовых концентратов составляла 90%.

На своем титане Украина потенциально может зарабатывать в разы больше, чем зарабатывает сейчас. Если алюминий называли "металлом ХХ века", то "металлом ХХI века" становится титан. Сейчас быстро расширяется сфера применения изделий из титана, который используется в различных модификациях и видах в самой разнообразной продукции. Украине было бы выгодно создать замкнутый цикл в титановой отрасли: от добычи сырья до производства готовой продукции из самого металла. Тем более, что наша страна имеет все потенциальные возможности для этого.

Однако сегодня у титановой отрасли есть фундаментальная проблема: несмотря на то, что ежегодно в Украине производится до одного миллиона тонн титансодержащих концентратов, их основной объем не перерабатывается, а идет на экспорт в качестве сырья. Эта продукция поставляется в Россию, страны Европы, Азии и Северной Америки. Экспортная ориентированность — поставки концентрата и полуфабрикатов, а также продукции с невысокой добавленной стоимостью — обусловлена тем, что в Украине нет достаточных перерабатывающих мощностей в титановом производстве.

Здесь важно понимать несколько моментов.

Во-первых, из титановой руды производят не только металлический титан, хотя это самый дорогой продукт. Для выплавки металла используют лишь около 10% добытого сырья. В основном ильменит и рутил применяются в химической промышленности, чаще всего — для получения двуокиси титана, которая используется как краситель.

Во-вторых, добывающие активы играют в титановой промышленности незначительную роль, почти вся добавленная стоимость формируется на металлургических предприятиях. Максимальную прибыль и в химической, и в металлургической промышленности получают предприятия, выпускающие конечную продукцию. Так, химическое сырье — пигментная двуокись титана — стоит около 2 $/кг, а уже металлический полуфабрикат — титановая губка — около 22 $/кг. Готовый металл, в зависимости от чистоты, намного дороже.

В-третьих, при распаде СССР Украина лишилась существенного звена в технологической цепочке получения металлического титана — производства титановых слитков. И добывающие предприятия (Вольногорский и Иршанский ГОКи, Запорожский титано-магниевый комбинат —ЗТМК) стали в основном поставщиками сырья за рубеж. Комбинат производит до 1 тыс. тонн титановой губки в год и есть может увеличить производсто, но для этого необходимы инвестиции в прокатный стан. Их необходимо будет сделать либо собственнику (читай - государству), либо придеться искать инвестора и опять таки, создавать привлекательне условия.

Со временем отдельные компании начали развивать собственное титановое производство — вплоть до выпуска конечной продукции. Так, сегодня в Украине изготавливаются титановые лопатки для турбин АЭС, идет серийная 3D-печать элементов ракетных двигателей. Но это все некрупные производства.

Госстат не публикует данных об объеме добычи титаносодержащих руд и производстве концентрата в Украине, но дает информацию по поставкам за рубеж. Крупнейшие покупатели украинского титанового сырья — Египет, Чехия, Россия и США.

В Украине мощности производителей титаносодержащих руд и концентрата значительно превосходят мощности и спрос внутренних потребителей. Основные внутренние потребители титанового сырья в виде ильменита — Запорожский титано-магниевый комбинат и "Сумыхимпром" (производство диоксида титана). Проектная мощность ЗТМК — 20 тыс т губчатого титана в год. Однако из-за износа производственных фондов предприятие может выпускать только 10 тыс т.

Потребитель рутила — компания "ПлазмаТек" (производство сварочных электродов). Также работает производитель титановых труб — ООО "ВСМПО Титан Украина", которое является "дочкой" российской компании "ВСМПО-АВИСМА". Предприятие выпускает бесшовные трубы авиационного и общего назначения.

На первый взгляд, перспективы Украины в титановой отрасли выглядят блестяще, но  если придут иностранные инвестиции. В земле полно титановой руды, а на рынке титана сырье стоит в 10-16 раз меньше готовой химической или металлургической продукции. Если перерабатывать хотя бы половину добываемой титановой руды, украинская экономика получит в десятки раз больше денег, чем от простого экспорта сырья.

Все сложнее, если посмотреть на мировой рынок. В 2020 г. результатом коронакризиса стала стагнация авиа- и судостроения, так что цены на титановый прокат и сырье для его производства резко упали. Ряд международных проектов с высоким уровнем потребления высококачественного титана были пересмотрены в сторону сокращения или вовсе отложены,  как и запуск новых титаноемких проектов. В первую очередь речь идет об авиастроительной отрасли, в которой даже такие гиганты, как Boeing и Airbus, были вынуждены отложить строительство новых лайнеров.

Правда, в 2021 г. ситуация заметно улучшилась благодаря восстановлению мировой экономики и началу "сырьевого суперцикла". Однако теперь аналитики заявляют, что 2022 г. будет непростым для промышленных металлов. Уровень промышленной активности Китая сильно упал в этом году, и с лагом в 11 месяцев отразится на ценах на ключевые металлы. Возможно, мы приближаемся к переломному моменту, и в 2022 г. Китай запустит в мире настоящий промышленный спад.

Еще один крупный потребитель титана — атомная энергетика, в которой данный металл используется для производства теплообменников для АЭС. Но и она вряд ли обеспечит производителям высокий уровень сбыта продукции: Европа уже пошла путем отказа от атомной энергетики, а в перспективе тем же путем пойдут и другие страны.

Есть еще рынок титана качеством похуже — не такого, как нужен для авиакосмической или атомной индустрии. Речь идет о спортивном инвентаре (например, клюшках для гольфа), титановых деталях для автомобилей и катеров, медицинском оборудовании, бронежилетах и многом другом. Но этот сегмент рынка уже захватил Китай.

Так что после "перекройки" рынка украинским производителям придется предложить либо высокое качество при умеренной цене, либо "китайские" цены при умеренном качестве. Ни того ни другого сегодня в Украине в должном количестве нет, а есть лишь относительно востребованное сырье. Конечно, появляются новые ниши: например, титан выходит в лидеры среди материалов для быстро набирающей обороты индустрии 3D-печати. Но объемы тут невелики, да и продукция совсем не такая дорогая, как титановый прокат для авиационного производства.

Остается такой товар, как недорогой диоксид титана. Он используется для изготовления лакокрасочных и целлюлозно-бумажных товаров, пластмасс, резины, стройматериалов, а также для производства шин. Там добавленная стоимость не столь высока, но благодаря высокому спросу в наиболее выгодном положении из всех участников рынка в Украине оказываются ГАК "Титан" и "Сумыхимпром" — производители диоксида титана. Но эта продукция, мягко говоря, не относится к числу высокотехнологичных.

Рынок на двоих

В середине ноября Фонд государственного имущества (ФГИ) Украины направил в Кабинет Министров проект распоряжения о предоставлении дополнительных гарантий победителю конкурса по продаже ГП "Объединенная горно-химическая компания" (ОГХК), назначенного на 20 декабря, чтобы повысить конкуренцию и обеспечить успешную продажу.

Договоры о конфиденциальности с Фондом подписали 29 заинтересовавшихся ОГХК компаний, в том числе 16 — иностранных. Напомним, что ФГИ уже дважды в этом году пытался продать ОГХК на конкурсе со стартовой ценой 3.7 млрд грн — 31 августа и 29 октября, однако безрезультатно, так как оба раза лишь одна заявка удовлетворяла всем условиям.

В любом случае приватизация ОГХК станет символическим началом "нового времени" для титановой индустрии Украины. Готовит ОГХК к приватизации группа "BDO корпоративные финансы" (это консорциум Baker McKenzie, Baker Tilly Ukraine и Asset Expertise), договор с которой был подписан в сентябре 2018 г. Подготовка ОГХК к аукциону стала настоящим вызовом. Новым (назначенным ФГИ) руководителям предприятия поджигали автомобили, угрожали, похищали технику, была попытка рейдерского захвата и диверсии.

Напомним, что ГП "Объединенная горно-химическая компания" начало фактическую деятельность с августа 2014 г., когда правительство Украины приняло решение о передаче ему в управление имущественных комплексов Вольногорского горно-металлургического комбината (ВГМК, Днепропетровская обл.) и Иршанского горно-обогатительного комбината (ИГОК, Житомирская обл.). Ранее эти комбинаты были в аренде у структур Фирташа. Затем предприятие было преобразовано в ПАО, а после — в ЧАО.

ОГХК реализует продукцию более чем в 30 стран мира и является одним из крупнейших в мире производителей титанового сырья, занимая 4% мирового рынка. Основные рынки сбыта — ЕС, Китай, Турция, а также США и страны Африки. Компания добывает руду для производства 20 тыс т титана в год.  И это главный вопрос для инвесторов - наличие у компании сырьевой базы для развития производства.

Среди финансовых условий приватизационного конкурса - инвестировать не менее 400 млн грн в модернизацию предприятия. Среди других условий - не увольнять работников в течение шести месяцев и обеспечить социальные гарантии  работникам, предоставлять воду коммунальным предприятиям-потребителям.

Много лет главным игроком на титановом рынке Украины был Дмитрий Фирташ, работавший с рядом российских и европейских партнеров. Именно интерес к титану стал роковым для Д. Фирташа: он попытался купить одно из месторождений в Индии. Сделка не состоялась, а против Д. Фирташа ФБР США выдвинуло обвинения в попытке дачи взятки индийским официальным лицам.

Но с рынка он не ушел, и к 2018 г. построил новый ГОК в Днепропетровской области, а также нарастил экспорт украинского титанового сырья компаниями своей группы. Это вертикально интегрированный холдинг Group DF, которому принадлежат (либо им контролируются) многие сырьевые и производственные активы этой отрасли. Правда, по оценкам экспертов, у них устаревшее оборудование, высокое энергопотребление и не всегда понятный юридический статус. В частности, к Group DF относятся ООО "Валки-Ильменит" и Междуреченский ГОК, Мотроновский ГОК (Днепропетровская обл.) и Стремигородский ГОК (Житомирская обл.).

Также, по данным Радио "Свобода", до 2016 г. Д. Фирташу принадлежал "Крымский титан" на оккупированном полуострове, сейчас же он перешел к его бизнес-окружению.

Вошедшие в состав ОГХК Вольногорский горно-металлургический (ВГМК) и Иршанский горно-обогатительный комбинаты (ИГОК) также ранее арендовал Д. Фирташ (а потом долгое время сохранял контроль над ними). Тогда они были ориентированы на поставки сырья российской "Корпорации ВСМПО-АВИСМА". Но в 2014 г. по понятным причинам сотрудничество прекратилось.

Еще один игрок на рынке — Запорожский титано-магниевый комбинат (ЗТМК), в котором до недавнего времени 51% акций принадлежал государству, а оставшиеся 49% — одной из компаний Д. Фирташа. Но, после того как СНБО ввел санкции против Д.Фирташа, решением суда комбинат возвращен в собственность государства, впрочем, это решение еще может быть оспорено. Наконец, завод "Сумыхимпром" официально почти полностью принадлежит государству, однако, по данным СМИ, его контролируют структуры Д. Фирташа.

В разрезе всего вышесказанного надо понимать: аукцион по продаже ОГХХ имеет еще и политическое значение, как символ отстранения властью дискредитировавшего себя Фирташа от титановой "кормушки" в интересах народа Украины.

Но вернемся к ОГХК. В 2020 г. ОГХК получила рекордные 600 млн грн чистой прибыли, что в шесть раз больше, чем показатели 2018 г. и 2019 г. Компания, по ее собственной информации, добывает в год более 500 тыс т рудных концентратов, входит в топ-100 налогоплательщиков Украины, у нее более 5800 сотрудников, а за последние четыре года она инвестировала в производство 1.248 млрд грн.

В декабре 2020 г. компания объявила об обнаружении вдвое больших запасов титаносодержащих рудных песков на ВГМК, чем ожидалось. Это значительно увеличило инвестиционную привлекательность компании и ее рыночную цену, а также, судя по всему, обострило имущественный конфликт вокруг предприятия.

ОГХК реализует продукцию более чем в 30 стран мира. Основные рынки сбыта — ЕС, Китай, Турция, а также США и страны Африки. При этом иностранные контрагенты периодически меняются в зависимости от того, под чьим контролем находится ОГХК.

8 декабря 2016 г. госпредприятие было преобразовано в ПАО "ОГХК", 26 декабря 2018 г. — в ЧАО. С 2019 г. ОГХК находится в управлении Фонда госимущества и готовится к приватизации. Долгое время смена собственников сопровождалась настоящей кадровой чехардой в руководстве ОГХК, и только в последний год ситуация стабилизировалась.

Еще в 2016 г. Кабмин отнес ОГХК к списку компаний, подлежащих приватизации в 2017 г. Однако потом приватизацию несколько раз откладывали, в том числе в связи с коронакризисом и карантином. По неофициальной информации — из-за противодействия со стороны прежних бенефициаров.

Возникает вопрос: если ОГКХ неплохо зарабатывает, то зачем ее продавать? Подход здесь вполне нелиберальный, чем меньше у государства предприятий,  тем меньше возможности для коррупции, в том числе по обслуживанию присасывающихся к крупным госкомпаниям финансово-промышленных групп (ФПГ). К тому же в будущем относительно хорошие показатели сегодняшнего дня тоже могут измениться, особенно если у государства не будет достаточно денег для инвестирования. При этом считается, что частный собственник захочет и сможет больше вкладывать в добычу. Не стоит забывать еще про один фактор: любому правительству деньги нужны "здесь и сейчас", и 3.7 млрд грн на дороге не валяются.

В разрезе грядущей приватизации важно понимать, что вместе с компанией новому акционеру перейдут и действующие лицензии на добычу этих полезных ископаемых. Они принадлежат АО "ОГХК" и входят в его стоимость. Новому собственнику придется платить рентную плату за пользование недрами, а также выкупать лицензии на новые недра, которые сейчас открываются.

Сейчас в резерве ОГХК — около 4.5 тыс т ильменита и несколько тысяч тонн рутила и циркона, но это не предел возможностей. Запасы рудных песков Вольногорского ГМК, судя по всему, могут вырасти в два раза: с 15.9 тыс куб м до 31.6 тыс куб м.

Рыночная стоимость только запасов ильменита компании превышает $1 млрд. Отношение скорректированной выручки к прибыли компании — около 20%. Это означает, что прибыль от только имеющихся резервов ильменита может превысить $250 млн.

Есть у компании и долги, причем разобраться с ними непросто. За последние годы в ОГХК со скандалами и противоборством разных силовых структур сменилось несколько команд управленцев, и каждая из них обвиняет другую во всех смертных грехах, включая вывод средств с предприятия.

Традиционная мантра многих промышленников: в свое время в СССР была очень тесная кооперация между предприятиями из разных республик. Добычей рудного сырья занималась Украина, производством губчатого титана — Украина, Россия, Казахстан… В результате украинские горно-обогатительные комбинаты технически очень сильно завязаны на традиционных российских потребителей. Им очень сложно выходить на западные рынки. Продолжение сотрудничества жизненно важно для этих украинских предприятий, для этих городов.

Вот и получается, что до сих пор "титановая" политика Украины во многом определяется в Москве — даже в ситуации, по факту, войны между двумя странами. Но на 31-м году независимости Украины, наверное, пора уже выстраивать политику самостоятельно.