Наш старый сайт

Cтанция раздора

Cтанция раздора

№13 (1206) от 30.03.202130.03.2021

Белорусская АЭС стала причиной одного из крупнейших конфликтов в Восточной Европе

Запущенную в эксплуатацию в ноябре 2020 г. Белорусскую АЭС (точнее, ее первый блок, который только он пока работает) раз за разом приходится отключать от сети. Последний раз это случилось 25 марта 2021 г.

По официальной версии, отключение блока происходило для проведения испытаний и регламентных работ в рамках опытно-промышленной эксплуатации. До этого энергоблок отсоединяли от сети 10 марта для проведения исследований ксеноновых переходных процессов в реакторной установке и снова подключили к сети 15 марта.

Впрочем, в Беларуси мало кто верит в официальные версии отключения АЭС: эта стройка давно считается "несчастливой". Да и эксплуатация ядерного реактора не задалась с самого начала. Уже на следующий день после запуска, 8 ноября, на станции просто сгорели закупленные в Италии трансформаторы напряжения. К 19 ноября их заменили, и первый энергоблок БелАЭС вновь был включен в энергосистему страны.

1 декабря Минэнерго Беларуси сообщило, что на первом энергоблоке БелАЭС "продолжаются комплексные испытания", в телеграм-каналах же говорили о самых разных проблемах первого энергоблока. 3 декабря энергоблок пришлось и вовсе отключить, а реактор — остановить. Тестирование всех систем и оборудования длилось до 21 декабря. А уже 16 января 2021 г. Минэнерго сухо сообщило: "В 19:02 первый энергоблок БелАЭС отключен от сети после срабатывания системы защиты генератора".

Одним словом, прошло уже почти полгода после официального запуска, а Белорусская АЭС до сих пор не работает в штатном режиме.

Грустная история строительства

Беларусь — страна, наиболее сильно пострадавшая от аварии в Чернобыле в 1986 г. До сих пор часть территории на юге непригодна для проживания и имеет статус закрытой зоны; 1/5 часть белорусских земель настолько загрязнена радионуклидами, что не может использоваться для земледелия. В республике до сих пор действует густая сеть радиационного контроля.

Еще десятка полтора лет назад трудно было себе представить, что в Беларуси вообще возможно строительство атомной станции. Хотя бы с чисто моральной точки зрения. Но Александр Лукашенко решил АЭС все же построить, тем более что Россия под это дело давала большой кредит, отдавать который можно было уже после начала работы станции.

Хотя белорусское общество четко раскололось на противников и сторонников АЭС (первых было заметно больше), строительство началось. Площадку под строительство, правда, выбрали очень странно: БелАЭС (ее также называют "Островецкая АЭС") построили в Гродненской области в 18 км от городка Островец и в 50 км от столицы Литвы — Вильнюса. Станция будет состоять из двух энергоблоков суммарной мощностью до 2400 МВт. Ввод в эксплуатацию блока №1 был запланирован на 2019 г., второго — на 2020 г. (По факту первый запустили в конце 2020 г., второй еще не закончен). АЭС строили по тому же проекту, что и Нововоронежскую: под реактор типа ВВЭР-1200. Главный подрядчик — российская компания "Атомстройэкспорт", плюс ряд других структур "Росатома". Стоимость строительства — $11 млрд, из них $10 млрд РФ выделила как долговременный кредит Беларуси.

Озабоченность и белорусского общества, и соседних стран с самого начала вызывал тот факт, что строительство АЭС велось на площадке, которую более 20 лет назад забраковали ученые Академии наук. Причина: в этом месте пересекаются разломы земной коры; именно там в 1908 г. произошло землетрясение в 7 баллов по шкале Рихтера, в историю региона оно вошло как Гудогайское землетрясение. А позже стало также известно, что атомная станция строится рядом со старыми могильниками, в которых захоронен умерший от сибирской язвы скот. Одно из захоронений оказалось у самого края строительной площадки, где происходили огромные выемки и перемещение грунта. Была вероятность того, что в результате работ так изменится движение грунтовых вод, что споры из могильников попадут в скважины для питьевой воды. Но всю информацию об этом белорусские власти оперативно засекретили.

Однако беды только начинались. Хотя все происходящее на стройке было засекречено, многочисленные происшествия, в том числе связанные с гибелью людей, все равно становились достоянием гласности. По словам местных жителей и общественных активистов, с начала строительства станции погибло около 15 человек (официальные данные — 3 человека).

Почти с самого начала строительство БелАЭС отставало от графика. Квалифицированные кадры покидали площадку из-за сильно падающих зарплат — в среднем в два раза в 2014 г. Белорусские власти пытались компенсировать нехватку рабочих рук, отправляя на строительство АЭС студенческие стройотряды. Качество их работы, разумеется, оставляло желать лучшего.

Также регулярно происходили инциденты с корпусом первого реактора. Сперва его уронили при установке: 330-тонный агрегат упал с высоты нескольких метров и треснул. Несколько недель это скрывали, но потом информация все равно попала в прессу и вызвала большой скандал. Белорусские власти надавили на "Росатом", настояв на замене поврежденного корпуса. Однако новый, присланный на замену, тоже стукнули — при перевозке по железной дороге (его везли без защитного кожуха) он снес бетонный столб. Заменять его (корпус реактора, а не столб) уже не стали.

Отдельная тема — вопрос безопасности генераторов российского производства. В ноябре 2016 г. 6-й энергоблок Нововоронежской АЭС (аналогичный белорусскому) был отключен от сети из-за отказа электрического генератора — он проработал на номинальной мощности всего две недели. Подробности сообщило издание "Блокнот Воронеж": "Отключению энергоблока №6 предшествовал взрыв, который разворотил турбинный цех. На шестом блоке в турбинном цехе сгорел генератор, который не подлежит восстановлению. Также взорвался трансформатор, сгорела электрика". После этого в "Росатоме" заявили, что на БелАЭС сперва установят аналогичные генераторы, а потом прямо на месте их модернизируют.

Наконец, реакторы для БелАЭС делали люди, которые никогда прежде этим не занимались. Под белорусский заказ в России с нуля было создано новое производство ядерного оборудования под старой маркой. Официально производитель белорусского реактора — "ВолгодонскАтоммаш" — в СССР был крупнейшим предприятием атомного энергетического машиностроения: его построили в 1978 г. специально для производства ядерного оборудования. Но в 90-х он обанкротился и был приватизирован. Новый собственник распродал оборудование, а здание сдал в аренду фирмам, не имевшим отношения к ядерной энергетике.

Под белорусский заказ "Росатом" выкупил здание бывшего "Атоммаша", дал ему прежнее имя и с нуля создал там новое производство. Как признает "ВолгодонскАтоммаш", для него реактор для БелАЭС стал первым, выпущенным за последние 30 лет. Других клиентов на свои реакторы предприятие пока не нашло даже в РФ.

Строительство первого энергоблока завершилось с опозданием более чем на год. Атомную электростанцию в Островце 7 ноября 2020 г. торжественно открыл Александр Лукашенко. Дата не случайная: Беларусь — единственная страна в мире, где день 7 ноября остался государственным праздником и выходным днем.

Церемония открытия прошла в учебно-тренировочном центре БелАЭС. Чиновники доложили главе Беларуси о работах по вводу станции в эксплуатацию и ее интеграции в экономику, а также перспективах сотрудничества Беларуси с "Росатомом".

"Все так буднично, как будто метро построили. Исторический момент: страна становится ядерной державой", — сказал А. Лукашенко. Далее, разумеется, состоялся торжественный митинг.

Что интересно, на тот момент готовность первого энергоблока БелАЭС оценивалась в 99%. Строительно-монтажные работы на втором энергоблоке станции были выполнены на 75%.

Экономическое обоснование

Белорусские чиновники обосновывают необходимость АЭС просто: это дешевая электроэнергия и намного меньшая зависимость от российского газа. Сегодня Беларусь потребляет 21 млрд куб м газа в год, что обходится примерно в $2 млрд. Строительство АЭС должно позволить сократить потребление газа на 3-3.5 млрд куб м. Экономия составит $250-300 млн в год.

Когда принималось решение о строительстве, белорусские власти рассчитывали на возможность экспорта электроэнергии с БелАЭС в Прибалтику и Польшу. Тогда никто не ожидал, что эти планы сорвутся уже в начале 2017 г.

Экономические аргументы сторонников строительства оказались спорными. Еще в 2006 г. в Академии наук была создана рабочая группа для подготовки экономического обоснования строительства АЭС. Но оно не появилось и до сих пор.

В свою очередь, независимые экономисты доказывают, что после запуска БелАЭС электроэнергия для белорусов, наоборот, подорожает, причем в три раза. В цену на электричество будет включена "инвестиционная составляющая", то есть средства для возврата российского кредита. Также населению придется оплачивать строительство электрокотельных и новых ЛЭП, обеспечение безопасности АЭС (возле нее уже создана новая военная база), покупку электроплит.

Интересная история: накануне 26 апреля 2018 г. А. Лукашенко вдруг заявил, что не знает, как будет встроена в экономику Беларуси АЭС в Островце. Обращаясь с очередным посланием к народу и парламенту, А. Лукашенко выдал неожиданный пассаж на тему строящейся АЭС: "Безответственное планирование, отсутствие глубоких технических знаний современных производств, слабые директора — вот составляющие проблемы. БелАЭС - более масштабного проекта в Беларуси нет и не будет. На него выделены миллиарды долларов. Бери деньги — не хочу. Иди работай, зарабатывай. Работают сотни ученых, тысячи специалистов системы Минэнерго, Минстройархитектуры — а мне до сих пор внятно никто не доложил, как станция будет встроена в экономику страны".

Литва и Польша — против

Построенная в Беларуси за российские деньги атомная электростанция стала камнем преткновения в белорусско-литовских отношениях с самого начала, с тех пор, как в качестве площадки для ее строительства был выбран г. Островец: он находится в 15 км от границы с Литвой и в 40 км — от Вильнюса.

Литовское правительство раз за разом называло строительство БелАЭС угрозой своей национальной безопасности: "Позиция Литвы по поводу БелАЭС четкая и принципиальная: строительство БелАЭС не может продолжаться. С самого начала это строительство сопровождается серьезными нарушениями и инцидентами, не соблюдались и до сих пор не соблюдаются ни требования ядерной безопасности, ни международные природоохранные требования".

А министр энергетики Литвы призывал к введению эмбарго на поставки электроэнергии из Беларуси — вплоть до физического отключения. 20 апреля 2017 г. парламент Литвы принял закон, призванный обезопасить республику от угроз, исходящих от АЭС других стран. Его суть — в запрете импорта электроэнергии с небезопасных атомных электростанций, и прежде всего с БелАЭС. Ранее аналогичный документ был принят в Польше.

7 февраля 2019 г. по итогам совещания сторон Конвенции ЭСПО в Женеве предоставленная Беларусью информация о выборе площадки для строительства АЭС была признана недостаточной. Получилось, что страна не соблюдает требования конвенции.

СПРАВКА

Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенция ЭСПО) вступила в силу 10 сентября 1997 г. Подписавшие ее страны обязались оценивать воздействие на окружающую среду на ранних стадиях планирования проектов, уведомлять и консультироваться друг с другом по всем крупным проектам, которые могут значительно воздействовать на окружающую среду вне их границ.

Украина — за

Министр энергетики Литвы Жигимантас Вайчюнас назвал принятое в Женеве решение "историческим": по его словам, страны признали, что Беларусь при строительстве БелАЭС нарушила международные соглашения и конкретно Конвенцию ЭСПО.

Ситуация сложилась парадоксальная: с одной стороны, Литва видит в Беларуси для себя прямую явную угрозу. По многим причинам — от регулярных масштабных российско-белорусских военных учений до Белорусской АЭС на геологическом разломе на самой границе.

С другой стороны, в экономическом плане Литва очень сильно зависит от Беларуси. Страна зарабатывает на белорусском экспортном транзите: в основном через порт в Клайпеде в Европу, Индию, Китай и Латинскую Америку поставляются белорусские нефтепродукты, химические волокна, калийные удобрения, тракторы, грузовики и металлопрокат. Доля белорусского грузопотока в общей структуре перевалки через Клайпедский порт составляет почти 40% и постоянно растет. Если Беларусь прекратит перевалку грузов через Клайпеду, потери Литвы составят более $3.5 млрд, а безработных станет больше на 15 тыс человек.

Так или иначе, в начале сентября 2020 г. страны Балтии окончательно договорились, что после запуска АЭС в Островце прекратят покупки электроэнергии у Беларуси. Что и произошло 3 ноября, когда первый энергоблок БелАЭС был включен в объединенную энергосистему страны.

А вот Украина до сих пор не отказалась, несмотря на то, что считает Литву одним из главных своих союзников в регионе. Из-за нестабильной работы собственных станций, нехватки угля, долгосрочного снижения атомной генерации, обмеления рек, питающих ГЭС, да и еще по массе других причин Украине пока никак не удается отказаться от закупок э/э в Беларуси и даже в РФ.

По данным НЭК "Укрэнерго", импорт электроэнергии из Беларуси за последнюю неделю января 2021 г. составил 80.3 млн кВтч, а в целом за январь — около 180 млн кВтч, что равно 1.2% месячного потребления электроэнергии Украиной.

В Верховной Раде уже не раз обсуждался вопрос о том, чтобы законодательно закрепить запрет на импорт электроэнергии из РФ и Беларуси. Но уже 1 февраля объем импорта э/э из Беларуси составил около 10 млн кВтч, из РФ — 1 млн кВтч.

Проблема отходов

Белорусские официальные пропагандисты с самого начала строительства БелАЭС заверяли, что ядерные отходы из Островца будут вывозиться на территорию РФ. Но примерно за год до окончания строительства выяснилось, что на самом деле в межправительственном соглашении идет речь лишь об отправке ОЯТ в Россию на переработку. После переработки (извлечения ценных изотопов), высокорадиоактивные отходы будут отправляться обратно в Беларусь. Просто законодательство РФ требует возврата отходов переработки отработавшего топлива в страну происхождения. Того же требует мировая практика, зафиксированная в документах МАГАТЭ.

Это значит, что Беларуси в ближайшие годы потребуется создать еще и инфраструктуру для хранения не подлежащих дальнейшему использованию радиоактивных материалов и веществ. Такая инфраструктура долговременного обращения с ОЯТ обошлась, к примеру, скандинавским странам в EUR 6-9 млрд. Для Беларуси затраты экспертами оцениваются от $2.5 до $3.5 млрд.

Результат многолетнего строительства АЭС — долг перед РФ на $10 млрд, наглухо испорченные отношения с Литвой, четкие аналогии с Чернобылем внутри страны. К тому же независимые экономисты уже давно доказали, что после запуска АЭС в Беларуси, электричество не подешевеет, а подорожает.

Не получилось и ожидаемого пропагандистского эффекта. А. Лукашенко хотел запустить АЭС перед президентскими выборами, набрать голосов эффектным ходом. Не вышло — российские подрядчики не уложились в сроки. А теперь повестка в Беларуси совсем другая.