Наш старый сайт

Давайте (не)нагнетать!

Давайте (не)нагнетать!

№45 (1238) от 09.11.202112.11.2021

"Зеленая" повестка становится главным фактором, который обещает в корне изменить не то что энергетику, а всю мировую экономику

Впервые в истории новая экономическая повестка совершенно открыто провозглашает сокращение экономики и не улучшение, а сознательное ухудшение качества жизни.

Один из основоположников философии глубинной экологии и левого биоцентризма, норвежский философ Арне Нейсс еще в 1973 г. предупреждал, что ради спасения планеты человечеству придется как минимум законсервировать текущее экономическое состояние. А более лучший вариант — общее обеднение.

"Зеленая" экономика — это как раз и есть первое в истории человечества предложение сделать жизнь существенно хуже, беднее и с меньшим количеством прав. До этого все социальные движения обещали человечеству лучшую жизнь. В самом деле, сокращение энергопотребления — это всегда регресс, ведь эволюция человечества прямо связана с ростом энергопотребления.

Хотя, конечно, остается надежда на то, что развитие технологий позволит нам сменить эту парадигму.

Рис. 1. Энергопотребление на душу населения в 2004-2019 гг.

Рис. 1. Энергопотребление на душу населения в 2004-2019 гг.

Во всех этих странах Западной Европы (рис.1) за последние 15 лет наблюдался значительный экономический рост. И во всех — снизилось энергопотребление на душу населения. С одной стороны — благодаря развитию технологий. С другой — благодаря тому, что промышленные производства переносятся в страны "третьего мира". Так что насколько это снижение энергопотребления "настоящее", а насколько "фальшивое" (за счет роста в других странах) — большой вопрос.

Конференция в Глазго

С 1 по 12 ноября 2021 г. в Глазго проходит 26-я конференция сторон Рамочной конвенции ООН (COP26) об изменении климата. Участники конференции - главы государств и правительств более чем 120 стран, включая Президента США Джо Байдена. (Правда, Владимир Путин и Си Цзиньпин демонстративно не приехали, хотя США, Китай и Россия признаны историческими лидерами по выбросам углерода).

Главной темой саммита стало подведение итогов за последние шесть лет, то есть с момента подписания Парижского климатического соглашения. Ну и, конечно, обсуждались вопросы глобального потепления. А также меры, которые планируется принять для снижения парниковых выбросов и достижения углеродной нейтральности.

А буквально накануне мировые лидеры на саммите "Большой двадцатки" (G20) в Риме признали, что потребуются "конструктивные и эффективные действия" для смягчения последствий климатического кризиса. В G20 входят 19 стран и Евросоюз — на них в совокупности приходится около 80% выбросов парниковых газов в мире.

Напомним, что в рамках Парижского соглашения 2015 г. почти 200 стран согласились прилагать усилия для ограничения глобального потепления до 1.5°C. Правда, тогда еще предполагалось, что будет достаточно трансформировать мировую энергетику, отказавшись от ископаемых источников углеродного топлива.

Но теперь становится понятно: придется вообще "повернуть вспять" мировую экономику (прежде всего — промышленность), а также значительно сократить потребление. Именно так, потому что исследования показывают: мировой уровень углеродных выбросов снова растет после снижения в период коронакризиса. Во многом рост обусловлен китайской экономикой, где объемы потребления угля как топлива восстанавливаются до прежних значений. Причем это происходит на фоне недавних договоренностей многих стран о снижении выбросов.

Как заявила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен на COP26 в Глазго, ЕС обязался к 2030 г. свести к нулю выбросы парниковых газов в 100 или более городах Европы. Кроме того, в Глазго были приняты три декларации:

  • о лесах и землепользовании;
  • о сокращении выбросов метана на 30% к 2030 г.;
  • о внедрении передовых "зеленых" технологий.

При этом Россия, Китай, Индия и Иран не поддержали декларацию о сокращении выбросов метана.

Также почти 50 стран на COP26 объявили, что в будущем откажутся от угля. Но среди них нет США, России, Китая, Индии и Австралии. А ведь именно эти страны — крупнейшие потребители угля. При этом подписались такие страны, как Южная Корея, Индонезия, Вьетнам, Польша и Украина. Эти страны входят в ТОП-20 по потреблению угля в мире.

В заявлении были указаны две цели:

  • Развитые страны возьмут на себя обязательства отказаться от угля к 2030 г. с пометкой, как можно быстрее.
  • Развивающиеся страны — к 2040 г. с той же пометкой.

В целом же, что касается углерода, Индия объявила о сокращении выбросов до нуля к 2070 г., Китай достигнет углеродной нейтральности до 2060 г., а Вьетнам взял на себя подобные обязательства достичь к 2050 г.

Наконец, в Глазго лидеры сотни стран пообещали остановить вырубку лесов до 2030 г., а чтобы защитить и восстановить леса могут выделить не менее $20 млрд частных и государственных средств.

Уже не поможет

Профессор Питер Стотт из британского Метеорологического бюро заявил в интервью BBC, что шансы на экстремальные погодные явления по всему миру продолжают расти, и если не удастся обуздать глобальное потепление, то к 2100 г. нужно ожидать прихода в Европу раз в три года "тепловых волн Люцифера", когда температура летом будет подскакивать до 50°C.

"Чем быстрее мы сократим выбросы парниковых газов, тем с большей вероятностью сможем избежать серьезных последствий изменения климата, — заявил ученый. — Необходимо сократить такие выбросы практически до нуля к 2050 г., чтобы избежать повышения температур на 1.5°C и предотвратить эти катаклизмы".

Тепловые волны получили название "люциферовых" (Lucifero) в Италии в 2017 г., когда во всей Южной Европе стояли необычайно высокие температуры, превышающие 40°C. В августе 2021 г. в Италии и вовсе был побит рекорд европейских температур — 48.8°C.

При этом данные нового исследования Программы развития ООН (ПРООН) свидетельствуют: ежегодно в мире расходуется $423 млрд на субсидирование ископаемого топлива для потребителей (нефть, газ, уголь). Это в четыре раза превышает сумму, которую призывают выделить в помощь бедным странам для преодоления климатического кризиса.

"Пандемия COVID-19 выявила устаревшие аспекты глобальной экономики. Одним из них является тот факт, что мир продолжает тратить миллиарды долларов на субсидирование ископаемого топлива. В то же время сотни миллионов людей живут в нищете, а климатический кризис набирает обороты. Учитывая все это, мы должны задать себе вопрос: является ли субсидирование ископаемого топлива рациональным использованием государственных средств?" — отмечает глава ПРООН Ахим Штайнер.

Причем субсидирование ископаемого топлива не только неэффективно, но и несправедливо. По данным МВФ, в развивающихся странах около половины объема государственных ресурсов, которые тратятся на поддержку потребления ископаемого топлива, приносят выгоду 20% самого богатого населения.

При этом до сих пор на энергетический сектор приходится 73% антропогенных выбросов парниковых газов. Реформирование системы субсидирования ископаемого топлива способствовало бы сокращению выбросов двуокиси углерода и оказало бы положительный эффект на здоровье и благосостояние людей, считают эксперты ООН.

Исследование ПРООН включает анализ историй успеха "зеленой" энергетики, собранных в нескольких странах в разных регионах, а также предлагает "набор инструментов" для законотворцев для поддержки реформирования системы субсидирования и ценообразования на энергоресурсы. Этот набор позволит применить поэтапный подход, который будет справедливым и равноправным, а также включает в себя защиту доходов и компенсацию для уязвимых групп населения.

Впрочем, есть пожелания ООН, а есть нoвый пpoгнoз Упpaвлeния энepгeтичecкoй инфopмaции CШA (EIA). Ecли вepить экcпepтaм EIA, oпepиpующим peaльными цифpaми и paбoчими мaтeмaтичecкими мoдeлями, никакой углepoднoй нeйтpaльнocти дocтичь к 2050 г. нa Зeмлe нe пoлучитcя. Haпpoтив, к этoму вpeмeни EIA нe видит вooбщe никaкиx ocнoвaний для пpoxoждeния пикa пoтpeблeния ни пo oднoму из иcкoпaeмыx видoв тoпливa.

Рис. 2. Глобальное потребление первичной энергии по источникам энергии, квдрлн БТЕ

Рис. 2. Глобальное потребление первичной энергии по источникам энергии, квдрлн БТЕ

To ecть дaжe через З0 лeт пoтpeблeниe нeфти и угля нa плaнeтe никaк нe измeнитcя. Пpaвдa, общее пoтpeблeниe энepгии выpacтeт нa 50%, и вecь этoт cпpoc будeт пoкpывaтьcя зa cчeт гaзa, нeфти и вoзoбнoвляeмыx иcтoчникoв энepгии (BИЭ), причем доля последних будет расти. EIA удeлилo бoльшoe внимaниe и aтoмнoй энepгeтикe: пo мнeнию eгo экcпepтoв, oнa будeт игpaть вaжнeйшую poль нa пpoтяжeнии вcex этиx лeт (рис.2).

Пpoгнoз EIA выглядит дoвoльнo нeoжидaннo нa фoнe нapacтaющeгo вo вceм миpe "зeлeнoгo" тpeндa, oднaкo cпopить c ним дocтaтoчнo cлoжнo, ocoбeннo нa фoнe тoгo, чтo пpoиcxoдит ceгoдня в миpoвoй энepгeтикe. При этом экcпepты aгeнтcтвa идут eщe дaльшe, пpoгнoзиpуя нe aбcтpaктныe климaтичecкиe измeнeния, a, пo cути, глoбaльный энepгeтичecкий кpизиc. Oни указывaют, чтo ceгoдняшняя тpaдициoннaя энepгeтикa работаeт благодаря инвecтициям, cдeлaнным дo принятия куpca нa "зeлeный" энepгопepexoд и пaндeмии. Ceгoдня жe вклaдывaть cpeдcтвa в cтpoитeльcтвo ТЭС и paзвeдку нoвыx мecтopoждeний углeвoдopoдoв как-то не принято. А значит, в cкopoм вpeмeни, пo мepe иcчepпaния этиx инвecтиций, экcплуaтиpуeмыe нынe мecтopoждeния пpoйдут пики дoбычи пpи oтcутcтвии нoвыx.

Это станет настоящим кошмаром для традиционной энергетики. Если раньше пpичинoй энергокризиса пророчили иcчepпaниe иcкoпaeмыx pecуpcoв тoпливa, то теперь — то, чтo пpи недостаточности aльтepнaтив чeлoвeчecтво caмо дoбpoвoльнo peшaет oткaзaться oт углeвoдopoдoв в кaчecтвe тoпливa.

Измeнить эту cитуaцию уже будет очень сложно. Paзвeдкa нoвыx мecтopoждeний углeвoдopoдoв нeдoинвecтиpoвaнa, чтo делaeт неизбежным иx дeфицит. BИЭ peшить эту пpoблeму нe в cocтoянии из-зa низкoгo KПД и зачастую oтpицaтeльнoй экoнoмичecкoй эффeктивнocти. Так что дeфицит энepгopecуpcoв нeизбeжeн, кaк и peзкий pocт цeн нa ниx.

O тoм, чтo пpoгнoзы EIA — нe пуcтыe измышлeния, cвидeтeльcтвуют пocлeдниe coбытия в Eвpoпe и Kитae. Пpaктикa пoкaзaлa, чтo BИЭ пока нe в cocтoянии зaмeнить тpaдициoнную энepгeтику. Oднaкo приверженцы "зeлeнoгo" тpeндa, наиболее сильного в Европе и США, вpяд ли будут гoтoвы oт нeгo oткaзaтьcя. Этo oзнaчaeт, чтo peшeниe энepгeтичecкoй пpoблeмы будeт тoлькo oднo — cнижeниe пoтpeблeния. И cнижeниe этo будeт нeшутoчным.

"Зеленая" экономика и degrowth

Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева считает, что тариф на выбросы углерода в мире следует поднять в 25 раз к 2030 г. По оценке экспертов МВФ, нынешняя среднемировая цена на углерод в размере $3 за тонну не является адекватной.

Но понятно, что т.н. "углеродные квоты" — лишь один элемент того нового мира, в котором нам теперь предстоит жить. А раз так, давайте попробуем разобраться в сущностных характеристиках "зеленой" экономики.

Для начала главный тезис: это первое социальное движение, обещающее более низкий материальный уровень. Проще говоря, ради спасения планеты люди будут жить беднее.

Что очень показательно, апологеты "зеленой" экономики также утверждают, что она является антикапиталистическим движением (другое дело, что капитализм очень пластичен, и он подминает этот тренд под себя). Социолог Бен Аггер в книге Blokbuster Marxism говорит о том, что марксистская теория экономического кризиса устарела, так как не может объяснить продолжающееся существование капитализма. А значит, марксистам нужно оформить критику капитализма на новом уровне — экологического кризиса, который обусловлен кризисом потребления и перепроизводства, порождаемым капитализмом.

В свою очередь, философ Карстен Штруль в книге "Марксизм и экологический социализм" (2008) говорит, что следует модифицировать марксистское видение социализма в социалистически-экологическое, которое понимает ограниченность ресурсов и перспектив для развития производительных сил.

Китайские коммунисты, что интересно, также движутся в этом направлении. Как отмечают Ван Чжихэ, Хе Хойли и Фан Мэйцзун, сейчас актуально развитие экологического марксизма — основы для построения экологической цивилизации в Китае. По мнению Ван Чжихе, положительный эффект экологического марксизма состоит в сочетании традиционного марксизма и современной экологической теории. Китайский ученый уверен, что марксизм утратит свою "жизненность", если не обратится к экологическому кризису XXI века.

Несмотря на уже весьма большую вовлеченность масс в "зеленую" повестку, многие до сих пор не знают важных ее моментов. Пройдемся кратко:

  • Первое и главное. Даже если человечеству удастся резко уменьшить объемы выбросов парниковых газов, концентрация СО2 в атмосфере (примерно 420-450 ppm) не уменьшится еще столетия. Не только нам, но детям, внукам и, скорее всего, правнукам придется жить при повышении глобальной температуры еще на два градуса. Приспосабливаться к новым климатическим параметрам все равно придется.
  • ВИЭ тоже имеют большой углеродный след. Например, ветровой турбине надо работать 15-25 лет, чтобы компенсировать углеродные затраты на ее производство и обслуживание (сталь, медь, углепластик, ремонтные и профилактические работы). Это примерно весь срок работы турбины без капитального ремонта. Похожая ситуация и с солнечными панелями.
  • Рост концентрации СО2 в атмосфере дает 20-25% подъема урожайности. Углерод — одна из основ "тела" растений. Именно потому сельское хозяйство Украины в последние годы ставит рекорд за рекордом. Это относится ко всем сельхозкультурам — от кормовых трав и корнеплодов до плодовых. Тот же метод используют, кстати, в теплицах — закачивают в них углекислый газ, чтобы повысить урожайность.
  • Рост концентрации СО2 и потепление увеличивают и продуктивность лесов, которые улавливают СО2. Потепление морей увеличивает продуктивность фитопланктона, который выделяет до 40-50% всего кислорода планеты. Сейчас фитопланктон начинает смещаться в полярные моря. Так Земля запустила свой природный ответ на рост концентрации парниковых газов.

От теории к практике

Правда, реализация "зеленого" курса особо не вдохновляет. Вот пример: борьба с изменением климата уже входит в приоритет национальной политики Нидерландов. Поскольку на АПК приходится большая доля выбросов, потребуются многомиллиардные затраты для сокращения поголовья скота и уменьшения загрязнения аммиаком.

Но это вызывает протесты фермеров, которые заявляют о своих проблемах и разногласиях с голландским правительством. Барт Кемп, Agractie Nederland: "Люди обеспокоены, так как правительство намеревается отобрать у нас лицензии на ведение фермерского хозяйства, а также отобрать у нас земли".

Нидерланды с 17-миллионным населением — не такая уж маленькая страна, когда речь идет об агропромышленном комплексе. Там насчитывается 100-миллионное поголовье коров, свиней и домашней птицы. Нидерланды — крупнейший производитель и экспортер мяса в ЕС.

Однако политико-экологические организации хотя и сочувствуют фермерам, но призывают граждан меньше есть, а производителей — экспортировать меньше животной продукции. Ханнеке ван Ормондт, Urgenda Foundation: "Мы не знаем, что именно планирует правительство, но в одном мы уверены: сокращение поголовья скота необходимо для сохранения климата. Я считаю, что нужно однозначно уменьшить количество свиней, кур и коров. Можно сократить поголовье на фермах, а можно и сократить число фермеров".

Но это только начало, причем немного неуклюжее. А что будет дальше? 100-страничный "Климатический план Парижа до 2050 г." дает хорошее представление, как "зеленая" экономика повлияет на жизнь в крупных европейских городах.

Тезисно по основным его направлениям:

  • Углеродная нейтральность Парижа к 2050 г.
  • Запланировано в два раза снизить потребление энергии и перейти на 100% ВИЭ. 20% возобновляемой энергии должно производиться в самом Париже.
  • Под солнечные панели отдадут 20% крыш Парижа. Второй крупный источник ВИЭ — геотермальный, извлечение теплой воды с глубины 0.8-1 км. Вокруг Парижа также установят дополнительно 3 тыс ветряков.
  • Энергетическая реновация всего жилого фонда, прежде всего, — утечек тепла.
  • В Париже вводится запрет на передвижение по городу автомобилей на дизельном топливе к 2024 г., на бензине — к 2030 г. К 2050 г. машины будут потреблять только биогаз (40%) и электричество (60%).
  • Минимизация передвижения людей по городу, в первую очередь — работников. Компании будут стимулировать переводить людей на домашнюю работу или в коворкинги, до которых средний работник должен передвигаться пешком не более 20 минут.
  • Введение в школах и других госучреждениях как минимум одного в неделю "Дня без мяса". И вообще — стимулирование отказа от мяса.
  • Развитие новых систем распределения еды в магазинах — продажа на развес и без упаковки или в свою тару. Упаковочного пластика быть не должно.
  • Вещи и предметы должны выпускаться такими, чтобы их можно было переработать или отремонтировать.
  • 80% мусора должно перерабатываться, 20% сжигаться (а зола также должна использоваться).
  • Раздельный сбор мочи в туалетах (чтобы меньше азота и фосфора поступало на очистные сооружения, а также чтобы меньше использовать воды для слива). Человеческая урина пойдет на переработку в удобрения.
  • Из-за роста средней температуры на 2-3 градуса к 2050 г. планируется увеличение числа деревьев на одну треть (для большей площади тени в городе). Появится около 1 тыс общественных "островов холода" с кондиционированием, куда летом можно зайти с улицы и отдохнуть от жары. На одну треть больше станет и фонтанов.

Проанализируем эти тезисы.

Амбициозная цель — углеродная нейтральность. Достижима ли она?

В целом во Франции она уже достигнута (!) за счет прежде всего АЭС, которые сегодня вырабатывают примерно 75% электроэнергии в стране. А доля угля в топливном балансе составляет всего 3%. То есть угля в топливном балансе Парижа почти нет, а сокращение нефти будет зависеть от того, насколько быстро будет внедряться в городе электротранспорт. Опять же, имея профицит по электроэнергии (сегодня французы экспортируют часть произведенной на АЭС э/э) и полностью государственную атомную промышленность, нет большой проблемы внедрить и ВИЭ, и электрокары — перекрестное субсидирование за счет сравнительно дешевой атомной энергетики свое дело сделает.

В общем "парижское энергетическое чудо", скорее всего, состоится, но надо признать, что это чудо уже сегодня хорошо подготовлено. Правда, повторить опыт Парижа в других мегаполисах будет сложно.

Еще один интересный момент Парижского климатического плана — для предотвращения образования отходов планируется продажа продуктов и товаров на развес и без упаковки, борьба с образованием пищевых отходов, развитие городского компостирования. Вполне логичное и понятное течение Zero waste, которое активно набирает обороты по всему миру. По сути, новый принцип отношения к отходам потребления. В европейских странах есть как локальные магазины без упаковки, так и целые zero waste сети: во Франции это Day by Day, в Германии — Original Unverpackt, в Англии — Unpackaged. В их магазинах нет ни пластиковых, ни бумажных пакетов. Благодаря отсутствию упаковки товары стоят на 40% дешевле (!!!) по сравнению с обычными супермаркетами. Также во Франции уже много лет работают "Продуктовые банки" — организации, которые осуществляют сбор непроданных продуктов в магазинах и распределяют по локальным ассоциациям.

Наконец, известный английский промышленный дизайнер Майкл Янг говорит об одном новом (точнее, забытом старом) явлении "зеленой" повестки — долгосрочных вещах. Мир одноразовых дешевых вещей, на котором во многом держался глобализм (для чего и была раздута промышленная база в Китае), должен уйти в прошлое.

Но чтобы все это случилось, вещи снова должны стать очень дорогими, так как ручной труд по починке сейчас тоже очень дорог, и часто может быть дороже даже самой вещи (например, сломавшиеся фен или кофемолку сейчас проще выкинуть, так как труд по починке будет стоить столько же).

Давайте вспомним: в СССР простые джинсы стоили 2/3 медианной зарплаты (100-140 руб), а цветной телевизор — 4-5 медианных зарплат (около 700 советских рублей). Вот если "зелеными" пошлинами доведут привычные нам сейчас не очень дорогие вещи до примерно таких цен, то появится спрос на ремонт.

Уйдет и мир дешевого пластика. Уже уходит — в упаковке ему на смену идут биоразлагаемые материалы (например, на основе крахмала, или просто бумага и картон). И далее уйдет все из пластика. Заодно это резко снизит спрос на углеводороды, из которых это все и производится.

Перспектива для Украины

В 2015 г. экономисты Люк Шансель и Тома Пикетти выпустили исследование "Углерод и неравенство: от Киото до Парижа". В нем говорилось, что на долю каждого североамериканца и западноевропейца приходится соответственно 22.5 и 13.1 т углеродного эквивалента (CО2) в год, при том что средний мировой уровень составляет 6.2 т, а "устойчивый" (чтобы выполнить Парижское соглашение) — 1.3 т CО2. Впечатляющий разрыв, не правда ли? И он хорошо показывает, насколько людям предлагается сократить потребление.

Тут как раз Украина оказывается в выигрышном положении. Уровень потребления в нашей стране и так не слишком высокий — ну так и резко снижать его не доведется. Зато благодаря большой площади, качественным почвам и невысокой плотности населения Украина отлично подходит для безболезненной перестройки экономики в рамках модели с нулевым уровнем выбросов. Более того, как мы уже писали, Украина может стать настоящим "зеленым островом", производящим чистый воздух и водород для европейских потребителей, а также органические продукты, "зеленую" электроэнергию, чистую воду и многое другое, что будет востребовано человечеством уже в ближайшие годы.

А в плане идеологии нам важно понять: сегодня объединяющими значительную часть людей и выходящими за пределы идеологий ХХ века становятся взгляды, направленные не на строительство чего-то нового, а сохранение старого. Новый консерватизм — это не сторонники нравственности и церкви, а "зеленые", выступающие против технократии, за degrowth, то есть за сознательный разворот вспять экономического роста. Поэтому экополитика так легко стала мейнстримом в большинстве стран ЕС и активно продвигается в США. Под соусом прогрессивной повестки мы имеем дело с самой настоящей реакцией 2.0, играющей на базовых страхах людей.