Наш старый сайт

Деньги из воздуха

Деньги из воздуха

№31 (1224) от 03.08.202106.08.2021

Новое законодательство, направленное на борьбу с выбросами СО2, создает не только проблемы, но и новые возможности

Когда многочисленные бизнес-коучи вдохновенно рассказывают, что наше время постоянно открывает новые уникальные возможности для бизнеса, они, как ни странно, правы. И этот бизнес касается не только обучения новых коучей.

Новое законодательство, направленное на борьбу с изменением климата, позволяет в прямом смысле извлекать деньги из воздуха. Точнее, из содержащегося в нем углекислого газа, который "свидетели глобального потепления" провозгласили главной проблемой современной цивилизации. С этим можно спорить или соглашаться, а можно просто использовать предоставленные возможности, чтобы заработать. В том числе и в Украине. Благо, что все нужное для этого у нас имеется, да и энергетическая составляющая тут тоже есть, как мы увидим ниже.

Как свидетельствуют расчеты Рабочей группы по масштабированию добровольных углеродных рынков (TSVCM), Института международных финансов IIF и McKinsey, оборот углеродного рынка к 2050 г. достигнет $100 млрд в год (рост в 10 раз).

Впрочем, для достижения целей Парижского соглашения рынок следует масштабировать даже в 15 раз. TSVCM уверена — достичь такого роста поможет лишь обширная система добровольных углеродных кредитов.

Обычные углеродные кредиты — это лицензии, позволяющие выбросить в атмосферу некий объем парниковых газов за определенную плату. Принцип прост: больше вредишь — больше платишь, загрязняя планету и дальше. Добровольные углеродные рынки функционируют иначе: компании пытаются сокращать углеродный след своими силами. Они вкладывают средства в уменьшение выбросов, а затем предоставляют углеродные кредиты коллегам.

Торговля сокращениями выбросов СО2 и базирующимися на них деривативами — это уже глобальный бизнес, объем которого в 2018 г. составил $164 млрд, а сегодня уже приближается к $300 млрд. Отдельная тема — такой себе прибыльный вопрос, как сбор углеродного налога, усиленно продвигаемый в последние годы Всемирным банком. Эти сборы могут достичь $5.4 трлн в год со всей планеты.

Но мы все же вернемся к тому, что в мире уже торгуются углеродные квоты на выброс парниковых газов, и процесс этот будет только нарастать. Хочешь, чтобы твой металлургический или нефтехимический комбинат работал — покупай углеродные квоты. Потенциально глобальный рынок квот — на триллионы долларов, сегодня же на нем вращаются многие миллиарды. И Украина может использовать эту ситуацию себе на пользу сразу по нескольким направлениям: получать природную ренту, рекультивировать свои земли (наши черноземы истощаются, и это печальный факт), диверсифицировать отечественную энергетику.

Суть этого бизнеса в том, что при высоких котировках на углеродные единицы или углеродные квоты некоторые территории выгоднее просто брать под управление как природную экосистему, чем вести там сельскохозяйственную деятельность, потому что с одного гектара земли, продавая эти углеродные единицы, вы заработаете не меньше (а вероятнее всего и больше), нежели выращивая там пшеницу, кукурузу или какую-либо другую агрокультуру.

Такой бизнес становится возможен в Украине в том числе и "благодаря" такой печальной тенденции, как сокращение численности населения и депопуляция сельской местности — активного переселения жителей регионов в крупные городские агломерации.

Да, в Украине огромные площади качественного чернозема, который активно используется в сельском хозяйстве. Мы привыкли к этому и стараемся не думать о другой тенденции: плодородные земли быстро деградируют. Но, по данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO) еще за май 2018 г., площадь деградированных и непродуктивных пахотных земель в Украине превышает 20% (более 6.5 млн гектаров) от общей площади пахотных земель. Из-за эрозии ежегодно теряется от 300 до 600 млн т почвы. В зависимости от уровня деградации, урожайность агрокультур уменьшается на 50% и более, а потери от отсутствия производства составляют более $759 млн в год. При этом сельскохозяйственный сектор Украины является причиной деградации от 35% до 40% окружающей среды в стране.

После подписания Конвенции ООН о борьбе с опустыниванием, Украина взяла на себя обязательство восстановить деградированные земли и почвы до 2030 г. Однако. кроме этого, по всей стране насчитывается более 1.1 млн га деградированных и техногенно загрязненных земель, подлежащих консервации или просто непригодных для сельскохозяйственного использования. А мероприятия по рекультивации таких земель осуществляются неудовлетворительно.

Но мы можем сделать так, что эти территории — с деградированным грунтом — будут зарастать лесами, превращаясь в планетарную кислородную ферму. Одновременно почва будет восстанавливаться, так как с нее не будут каждый год собирать выращенную биомассу.

Собственно, сейчас подобный процесс идет сам по себе: неиспользуемые земли уже зарастают мелколесьем. Без всякой прибыли. Но можно попробовать упорядочить этот процесс: включить это мелколесье в международную систему углеродных квот, высаживать на деградированных землях специальные сорта деревьев и кустарников — неприхотливых и способствующих восстановлению почвы, и с этих территорий нарабатывать и продавать углеродные кредиты.

Каждый гектар молодого леса поглощает в год 7-8 тонн углекислого газа. Одна тонна СО2 на рынке углеродных квот уже сейчас стоит около $40, а потенциально, при нарастании "зеленой экономики", — до $70-80. Т.е. уже сейчас фиксация углекислоты с одного гектара украинских лесов может стоить около $300 в год, а потенциально — до $600.

Однако целенаправленное ведение такого "углеродного" бизнеса подразумевает, что на этих заброшенных землях будут не только восстанавливаться природные экосистемы, но и искусственно высаживаться культуры, специально адаптированные к задачам поглощения парниковых газов. Например, лиственные деревья поглощают больше СО2, чем хвойные. Среди лиственных чемпионы - тополь, дуб и клен. Еще есть подлесок - в Украине это лещина, рябина и т.д.

На деградированных землях в нашей стране также можно выращивать т.н. "энергетические растения" — быстрорастущие деревья и кустарники, которые потом можно использовать как твердое растительное топливо, либо травянистые (одно- и многолетние) культуры, которые затем можно перерабатывать на биогаз, — это мискантус, просо прутьевидное, лесной орех, бодяк и коровяк.

Энергетические плантации биомассы предотвращают эрозию почвы, способствуют улучшению состояния окружающей среды. При сжигании биомассы на электростанции в атмосферу выбрасывается только тот СО2, который был поглощен растением во время роста.

Зарабатывать на углеродных кредитах уже планируют в России. Эксперты Сколково и ВШЭ (Высшей школы экономики) заявляют, что торговля углеродными квотами с карбонового земледелия может приносить России до $50 млрд в год. Для сравнения: от экспорта углеводородов за 2020 г. "Газпром" получил $25.25 млрд, а в 2019 г. — $41.63 млрд. По представленным в Москве планам, Нечерноземье фактически хотят превратить в одну огромную лесную ферму. Развитого сельского хозяйства на этих территориях не будет, заготовка леса сведется к минимуму, и только какое-то небольшое количество людей будет задействовано в простом уходе за лесами.

Впрочем, судя по всему, спрос на поглощение углерода из воздуха будет такой, что хватит всем, да и Китай поможет своими выбросами в атмосферу.

Выбросы CO2 в Китае росли самыми быстрыми темпами за более чем десятилетие
Выбросы CO2 в Китае росли самыми быстрыми темпами за более чем десятилетие

Выбросы углекислого газа в Китае росли самыми быстрыми темпами за более чем десятилетие, увеличившись на 15% в первом квартале 2021 г., как показывает новый анализ Carbon Brief. Изменения за предыдущие кварталы см. диаграмму. Эпидемия ковида лишь в одном квартале 2020 г. снизила выбросы СО2 в Китае.

Все усилия развитых стран по снижению выбросов парниковых газов бессмысленны при такой динамике производства "грязных" отраслей в Китае (электроэнергетика и металлургия на угле и производство цемента в первую очередь).

А вот обратная тенденция, характерная для США и в меньшей степени для Европы. Криптовалютная биржа Gemini потратила $4 млн на компенсацию выбросов углекислого газа из-за майнинга биткойна. Так, Gemini, крупная американская криптовалютная биржа, основанная братьями Кэмероном и Тайлером Уинклвоссами, решила помочь биткойну стать более экологичным активом. Компания приобрела углеродные кредиты на сумму $4 млн, чтобы компенсировать негативное влияние биткойна на окружающую среду.

Для реализации своей инициативы Gemini начала сотрудничать с некоммерческой организацией Climate Vault. Углеродные кредиты на сумму $4 млн, купленные ею, предотвратят выброс более 341 000 метрических тонн углерода в атмосферу нашей планеты. Это должно компенсировать невозобновляемую электроэнергию, которую потребляют майнеры биткойна. В рамках партнерства купленные кредиты аннулируются, и таким образом выводятся из обращения.

Как полагают авторы инициативы, покупка кредитов Gemini не дает другим участникам рынка использовать эти углеродные кредиты для выброса CO2 и тем самым сокращает общее количество углеродных выбросов. Именно так формируется рынок, на котором может начинать зарабатывать Украина. Если не опоздает, конечно.