Наш старый сайт

"Энергичный" блокчейн

"Энергичный" блокчейн

№44 (1237) от 02.11.202108.11.2021

Технология блокчейн получила наибольшую известность в финансовой сфере, и она же легла в основу такого феномена, как криптовалюта

Блокчейн уже начал использоваться и во многих сферах бизнеса, в том числе в блокчейн-платформах для торговли нефтью и газом, электроэнергией, углеродными квотами и т.д. Также блокчейн позволяет сделать инфраструктуру рынка возобновляемой энергии более безопасной, устойчивой и экономически эффективной.

Основа — распределенный реестр

Технология блокчейн (цепочки блоков, она же — технология распределенного реестра) способна в любой сфере применения обеспечить прозрачность, неизменность информации, а также автономность работы с цифровыми записями вне зависимости от их содержания. К тому же современные блокчейн-решения обычно не имеют проблем с масштабированием. Так что их использование в бизнесе компаний различных индустрий, в том числе энергетики, позволяет подходить к решению задач с помощью недоступных ранее инструментов.

Как правило, на блокчейне создается три класса решений. Первый класс — децентрализованная альтернатива традиционным (централизованным) продуктам и услугам. Например, децентрализованные бизнес-направления, подразделения или даже децентрализованные организации: социальные сети без компании-владельца, платежные системы без банков или покупка электроэнергии без сбытовых компаний.

Второй класс — решения по автоматизации бизнес-логики и бизнес-процессов с помощью умных контрактов, оракулов и распределенной сети верификации записей. Системы на основе блокчейна могут эффективно автоматизировать бизнес-логику и обеспечивать автономность бизнес-процессов. Например, автоматически собирая данные со счетчиков электроэнергии в регионе, блокчейн-система может формировать прозрачную оценку фактического спроса на электроэнергию и детальные предсказания уровня спроса на следующие периоды без вмешательства сотрудников.

И, наконец, третий класс — верифицируемая база данных. За счет настройки специальных узлов просмотра и верификации даже частные распределенные реестры могут предоставить возможность просмотра записей для третьих лиц (например, аудиторов или органов государственной власти). Неизменность записей и транзакций облегчает процесс аудита и позволяет его автоматизировать.

Торговля на блокчейне

Еще в 2018 г. Всемирная торговая организация (ВТО) опубликовала отчет "Будущее мировой торговли", где заявила: цифровые технологии добавят до 34% к темпу роста мировой торговли в период до 2030 г. благодаря снижению издержек и повышению продуктивности.

Управляющий директор ВТО Роберту Карвалью ди Азеведу, представляя этот отчет, констатировал, что новые технологии могут полностью трансформировать торговлю: "Интернет вещей, искусственный интеллект, 3D-печать и блокчейн могут полностью трансформировать способы осуществления торговой деятельности и ее состав".

Одной из причин того, что блокчейн-технологии приведут к росту международной торговли, является, согласно отчету, то, что они могут помочь "избавиться от ненужных процессов, ускорить процессы декларирования и регистрации, предоставить прозрачность". Также использование смарт-контрактов "позволит автоматизировать многие процессы, такие как оплата таможенных сборов".

Международная торговля, в том числе торговля энергоносителями и электроэнергией, стала одной из первых отраслей, в которых начали применять блокчейн-технологии. Причем делали это в том числе страны и компании, которые сами очень настороженно относились к криптовалютам.

Рынок торговли сырой нефтью объемом почти в два триллиона долларов просто не мог остаться в стороне от освоения блокчейна. Первый всплеск интереса к этой сфере наблюдался в 2017 г. Тогда компании Natixis, IBM и Trafigura запустили пилот торговой платформы для продаж нефти в США. А компания Mercuria протестировала поставки нефти из Африки в Китай через европейскую торговую платформу Easy Trading Connect, созданную банками ING и Societe Generale. Эксперимент показал значительное увеличение скорости проведения сделки и снижение транзакционных издержек. Для трейдеров эффективность выросла на 33%.

Также в 2017 г. британская нефтегазовая корпорация BP совместно с итальянской нефтяной компанией Eni и австрийской Wien Energie запустили эксперимент, в рамках которого проводили финансовые операции на блокчейне одновременно с традиционными торговыми системами. По словам Дэвида Эйтона, технологического директора BP, блокчейн позволил ускорить проведение и проверку транзакций на нефтяном рынке.

В 2018 г. Национальная нефтяная компания Абу-Даби (ADNOC) объявила о сотрудничестве с IBM в рамках пилотного блокчейн-проекта по управлению цепочкой поставок сырьевых товаров. Система позволяла отслеживать добычу нефти и газа, перемещение сырья от нефтяных скважин до конечных потребителей, а также управлять поставками нефтепродуктов.

Однако самым заметным и результативным оказался запущенный в конце 2018 г. стартап Vakt Global. Созданная Vakt блокчейн-платформа для торговли сырьевыми товарами, в частности, нефтью и газом, позволяет оцифровывать энергетические сделки для повышения их скорости и снижения стоимости. Платформа также позволяет заменить бумажный документооборот на смарт-контракты в торговых сделках.

В состав консорциума, стоящего за Vakt Global, входят добывающие компании Shell, BP, Statoil, торговые — Gunvor, Koch Supply&Trading и Mercuria, а также банки — ABN Amro, ING и Societe Generale. Партнерами проекта стали компании Deloitte и ThoughtWorks.

Реальный прорыв произошел в январе 2020 г., когда нефтяная компания Saudi Aramco приобрела акции Vakt на $5 млн. Тогда же было объявлено, что дочерняя компания Saudi Aramco — Aramco Trading — будет использовать блокчейн-платформу Vakt для повышения объемов торговли. По словам управляющего директора европейского подразделения Saudi Aramco Ханса Миддлтона, блокчейн-решение Vakt упрощает ведение документооборота и расчетно-клиринговых операций, которые раньше приходилось осуществлять вручную. Также блокчейн повышает эффективность взаимодействия с продавцами и покупателями нефти, поскольку вся информация сохраняется в распределенном реестре.

Рынок электроэнергии

Блокчейн может достаточно сильно помочь реорганизовать эту сферу. Когда правительство Японии разрешило розничным продавцам продавать избытки "зеленой" энергии, число клиентов энергетической компании Tokyo Electric Power упало на 15%. Тогда крупнейший поставщик вложил инвестиции в блокчейн-проект Electron, занимающийся использованием технологии распределенного реестра для модернизации инфраструктуры энергетической отрасли с целью эффективного разделения мощности с большой экономией средств.

"На этапе трансформации возобновляемой энергии миллионы новых активов будут объединяться в энергетические сети на уровне передачи и распределения. Существует огромная потребность в создании надежной общей инфраструктуры, которая может идентифицировать и записывать свойства этих активов", — поделился своим видением применения блокчейна гендиректор Electron Пол Эллис.

Используя блокчейн Ethereum, проект Electron продемонстрировал платформу, имитирующую данные из 53 млн точек измерения в отдельных домах от 60 поставщиков энергии, и доказал, что переключения поставщика энергии могут быть выполнены в 20 раз быстрее, чем прежние скорости коммутации.

Но первый проект на блокчейне в истории энергетики стартовал все же в США. Это Brooklyn Microgrid, разработанный компаниями LO3 Energy и ConsenSys. Цель проекта — протестировать, как можно использовать смарт-контракты в проведении операции по продаже электроэнергии от солнечных батарей между соседями.

"Все проекты, над которыми мы работаем, четко сфокусированы на появлении распределенной экономики, концепции Peer-to-peer (P2P), на распределении и децентрализации активов в сообществах, руках людей, новой экономике будущего", — говорит сооснователь LO3 Лоуренс Орсини.

Фотоэлектрические энергетические системы, установленные на крышах множества зданий, участвующих в проекте, преобразуют солнечную энергию в электроэнергию. Все объемы электроэнергии, которые не используются непосредственно самими зданиями, продаются соседним домохозяйствам. Все здания объединены в традиционную электросеть, а управление транзакциями и хранение данных о них осуществляется с использованием децентрализованной блокчейн-системы.

Теперь компания LO3 предлагает в разных странах проект свой, масштабируемый Transactive Grid. Иначе говоря — технологию для децентрализованной торговли электроэнергией в микрогридах. Ее конкурент в этой сфере — австралийская компания Power Ledger, которая еще в 2019 г. привлекла $24 млн для создания многофункциональной площадки для обеспечения P2P-транзакций. Кроме распределенной торговли электроэнергией, компания также запускает виртуальные электростанции.

Всего же в мире сегодня насчитывается несколько сотен блокчейн-проектов в сфере энергетики. Причем решения на базе распределенного реестра в энергетике предлагаются преимущественно в продуктах, подразумевающих прямой контакт с потребителем. Технология предоставляет инструмент автоматизации бизнес-логики через внедрение смарт-контрактов. При наличии среды исполнения (необходимого уровня автоматизации процессов), это позволяет уменьшить роль посредника или полностью устранить его, тем самым сокращая транзакционные издержки и вероятность человеческой ошибки для конечного пользователя.

Украина в этой сфере пока заметно отстает. Почему? Вовсе не из-за отсутствия грамотных технических специалистов или интересных разработок. И не из-за отсутствия развитого энергорынка. На мой взгляд, проблема в другом. Блокчейн делает любой энергетический бизнес, во-первых, полностью прозрачным, а во-вторых, любую информацию, внесенную в цепочку блоков, уже нельзя изменить, нельзя "отыграть назад" и поменять данные задним числом.

Все это закономерным образом востребовано там, где рынок открыт и прозрачен. Но Украина до такого энергорынка, похоже, еще просто не доросла.

Токенизация энергоносителей

Когда неформальный лидер в мировой нефтяной отрасли, госкомпания Saudi Aramco (крупнейший и самый рентабельный нефтедобытчик в мире) в лице своей "дочки" Saudi Aramco Energy Ventures стала совладельцем Vakt, стало понятно: распределенный реестр рано или поздно начнет использовать любой нефтяной бизнес.

Следующий уровень после перевода торговых сделок в блокчейн на смарт-контракты — токенизация энергетических ресурсов, проще говоря, превращение нефти, газа, электричества и других энерготоваров в цифровые активы.

Частично это уже реализовано: когда нефтегазовые компании используют блокчейн для покупки и продажи баррелей нефти, транзакции могут включать цифровые токены с названием Brent или WTI. Однако сейчас мы говорим о создании стейблкоинов — криптовалют с низкой волатильностью курса, обеспеченных сырьевыми товарами.

Первые попытки выпустить токены, обеспеченные нефтью, уже были — это проекты Oil Stable Token, Texas Oil Crypto Currency и другие. Но большого успеха они не имели.

Однако технологии развиваются, так что не за горами появление новых таких токенов, причем по инициативе нефтегазовых гигантов и обеспеченных их же запасами углеводородного сырья. Для нефтяных компаний выпуск криптовалюты, обеспеченной "черным золотом", это прежде всего новый источник ликвидности, застрахованный от всех сопутствующих рисков, связанных с расчетами в традиционных валютах. К тому же использование блокчейна поможет сэкономить на издержках, связанных с транзакциями и обработкой платежей.

С другой стороны, технология оцифровки прав на нефть или газ потребует значительной переработки бизнес-процессов, связанных с ее добычей и учетом, чтобы они были максимально прозрачными и легитимными. А это непросто и дорого. Выгоду здесь получат прежде всего инвесторы, которые будут покупать токены, обеспеченные нефтегазовыми активами.

Они смогут диверсифицировать свои портфели, получат возможность участвовать в управленческих решениях, использовать связки со смарт-контрактами страховых компаний или финансовыми продуктами. При этом у добывающих компаний будет возможность установить минимальный порог для торгов токенизированными активами, чтобы отсеять мелких инвесторов.

Другая сфера применения блокчейна — токенизация электроэнергии, выработанной на ВИЭ, либо биометана. И в том, и в другом случае такие продукты сложно "вычленить" из общего потока: в проводе "зеленое" электричество не отличишь от обычного, а метан, полученный от биогазовой установки, в общей трубе не отличается от метана, добытого из-под земли. С точки зрения экономики — отличается, так как дороже. С точки зрения государства — отличается, так как имеет т.н. "гарантию происхождения".

Следующий логичный шаг — токенизировать такие энергетические продукты. Скажем, производитель биометана поставляет его в общую "трубу", через государственное ведомство получает "гарантию происхождения" и выпускает токены на блокчейне. 1 токен, например, равен одному кубометру биометана. Покупатель, которому нужен именно биометан (например, чтобы не платить углеродный налог), покупает такие токены на нужный ему объем газа и спокойно забирает его из трубы, а может перепродать его на бирже.

Блокчейн предоставляет также возможность участия в микрофинансировании объектов генерации. Так, проект Gimede (победитель в отборе стартап-программы компании Enel) предложил модель полного цикла возврата инвестиций от объектов возобновляемой энергетики, так называемый BSO (Build, Sell and Operate).

Другие направления — проекты с экологическими ("зелеными") сертификатами и ведение реестров активов. Сюда относятся проекты, верифицирующие производство электроэнергии возобновляемыми источниками. Так, проект SolarCoin предоставляет онлайн-информацию о выработке солнечной электроэнергии, а также генерирует сертификаты за каждый МВтч выработки чистой энергии.