Наш старый сайт

Газовые игры

Газовые игры

№04 (1248) от 25.01.202227.01.2022

Как мираж Транскаспийского газопровода возбуждает Москву и манит Европу

Взрывной рост цен на газ в прошлом году и зависимость Евросоюза от поставок из России обостряет проблему обеспечения экономики Европы энергетическими ресурсами, в частности, природным газом. Платежеспособный спрос европейского рынка и интерес к диверсификации поставок вполне может вдохнуть новую жизнь в проекты, которые не могли реализоваться уже достаточно долго.

В конце ноября прошлого года Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетил столицу Туркменистана, где подписал с туркменским коллегой Гурбангулы Бердымухамедовым ряд соглашений, среди которых и развитие сотрудничества в энергетической области.

Стратегически важным элементом энергетического сотрудничества между Турцией и Туркменистаном является, конечно, идея Транскаспийского газопровода (ТГК), который может открыть перед Турцией и Европой дорогу к ресурсам Центральной Азии.

Однако выходу центрально-азиатского газа на европейский рынок уже почти 30 лет довольно успешно противостоит Москва, которая не против новых газовых потоков в Китай или Индию, но пытается (с переменным успехом) заблокировать конкурентные коридоры в Европу.

Похоже, что в Анкаре (как и Берлине) понимают эту "стратегическую заинтересованность" Кремля и готовы играть на великодержавных сантиментах, чтобы выбить из руководства РФ максимальные преференции.

Империя грез и газопровод миражей

Идея построения газопровода из Туркменистана через Каспийское море в Европу уходит корнями еще в конец прошлого столетия. Первые разговоры о газопроводе начались еще в 1996 г. Хоть путь на европейский рынок через Каспий, Южный Кавказ и Турцию (или Черное море) самый оптимальный для туркменского газа, но газопровода в Европу как не было, так и нет.

Есть мнение, что ТКГ остается в качестве красивой, но вечно мертвой идеи. Его построение целенаправленно блокируется Москвой, которая делает все, чтобы туркменский газ не попал в Европу. Создается даже впечатление, что Кремлю лучше, чтобы в регионе вообще ничего не разрабатывали, но лишь бы не было конкурента на европейском рынке.

На эту сомнительную роль Москвы в разработке углеводородов Центральной Азии обратил внимание еще Збигнев Бжезинский в своей уже классической книге «Великая шахматная доска» (1997 г.). "До краха Советского Союза доступ к региону был монополизирован Москвой. Вся железная дорога, газовые и нефтяные трубопроводы и даже воздушные пути шли через центр. Российские геополитики хотели бы, чтобы все так и осталось, зная, что кто контролирует доступ в регион, тот и выиграет геополитический и экономический приз…Тогда Россия могла бы доминировать во внешних отношениях и определять распределение прибыли», — писал знаменитый американский политолог. При этом З. Бжезинский уже тогда отмечал, что Россия слишком слаба, чтобы полностью заблокировать регион.

В целом складывается впечатление, что это понимают и другие игроки. Поэтому слабость и "имперскую страсть" Москвы с разной долей успеха используют как в Анкаре, так и в Берлине. Но им вместе далеко до главного бенефициара российского блокирования Туркменистана — Пекина.

Тюрк обречен на Восток

Несмотря на все разговоры о постройке Транскаспийского газопровода в Европу, первым, кто смог построить газопровод из Туркменистана после краха СССР, оказался Китай.

В 2009 г. КНР построила газопровод Центральная Азия (Туркменистан) -Китай, который включает три параллельные линии (А, В и С), пролегающие по маршруту Туркменистан-Узбекистан-Казахстан-Китай.

Основной объем поставок газа в КНР — 35-40 млрд куб м в год обеспечивает Туркменистан (еще поставляют Узбекистан и Казахстан). Но на этом китайцы не остановились.

Сегодня строится линия D, которая будет идти из Туркменистана по территории Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана (минуя Казахстан). Она предназначена для подачи газа в южную и центральную часть Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая. Протяженность составляет около 1 тыс км, пропускная способность — 30 млрд куб м газа в год.

Четвертая ветка газопровода Туркменистан-Китай доведет объем газового экспорта из региона Центральной Азии в КНР до 80 млрд куб м. По сути, это будет самый объемный маршрут поставок сетевого газа в Китай.

Парадокс российской геополитической игры в "энергетическую сверхдержаву" в том, что попытки блокировать туркменский газ на пути в Европу помогли Пекину получить лучшие условия от Ашхабада. А теперь туркменские ветки помогают Пекину получить наилучшие условия уже в торговле с Россией по газопроводу "Сила Сибири". Ведь суть не только в доступе к ресурсам, а и в способности потребителя навязывать цену продавцу. Поэтому, читая заголовки новостей: "Россия продает Китаю газ по самой дешевой цене", нужно помнить, что именно Пекин такую ситуацию сконструировал, хотя и при активной поддержке Москвы.

Кроме Китая, в регион пытается зайти также Индия, но у нее это не так хорошо получается. Есть проект газопровода ТАПИ из Туркменистана в Афганистан, Пакистан и Индию. Проектная мощностью - 33 млрд куб м. Но так как трубопровод идет через Афганистан, то дело это сложное — строительство пока заморозили. Хотя, надо сказать, что Талибан очень заинтересован в сотрудничестве (транзитные доходы в $1 млрд в год) и готов создать спецподразделение из талибов для охраны газопровода. Правда, не совсем понятно от кого талибы будут защищать газопровод после того, как триумфально вошли в Кабул и вся власть в стране принадлежит именно им. Впрочем, это еще не все проблемы проекта.

Пакистан и Индия — не тот тандем, который гарантирует отсутствие политических форс-мажоров. Две ядерные державы имеют уйму претензий друг к другу, между ними уже были войны, а на грани большой войны они балансируют с завидным постоянством.

Однако, если суммировать, то желание Москвы заблокировать Туркменистан на пути в Европу объективно играет на руку всем игрокам в Азии: Китаю, Индии и Пакистану. Пекин уже получил доступ к ресурсам региона, Индия и Пакистан пытаются, тогда как почетная и обременительная военно-политическая роль охраны Центральной Азии возложена на "стратегического партнера" в Кремле, который должен беречь свое "подбрюшье".

Сделка века

Хотя разговоров о Транскаспийском газопроводе было много, но особо они не продвинулись. Возникает вопрос: почему? Для правильного ответа нужно реконструировать вопрос: почему много разговоров? Возникает впечатление, что во всех проектах ТКГ главное — именно разговоры о нем.

Дело в том, что разговоры о таком проекте магически действуют на Москву, готовую послать витязей "Газпрома" с "контрпредложениями".

Так уже было. Как только заговорили о Транскаспии в 1990-х, главным двигателем которого была Турция, тут же Россия сделала предложение Анкаре, от которого та не смогла отказаться — проект "Голубой поток" (16 млрд куб м) через Черное море в азиатскую часть страны. И он был реализован, а Транскаспий отложен.

Отложен, но не похоронен, так как трюк работает. В начала 2000-х начали говорить и создавать проект "Набукко", который должен был соединить Германию с энергоресурсами Азербайджана, Туркменистана и Ирана через территорию Турции и Балкан.

У проекта было ряд проблем. Во-первых, в связи с конфликтом вокруг иранской ядерной программы 2006 г., Европа переориентировалась на Азербайджан и Туркменистан с возможностью подключения Узбекистана и иракского Курдистана. Во-вторых, война России с Грузией 2008 г. (транзитер) тоже заставила многих задуматься. В-третьих, проблемой были и споры о статусе Каспийского моря, которые затягивались до бессмысленности (тут свою деструктивную роль в процесс внес еще и Иран). И наконец, в-четвертых, остановка процесса европейской интеграции Турции и немецко-турецкие вербальные обострения.

Первоначально строительство "Набукко" планировалось начать в 2011 г., а завершить к 2014 г. И тут возникает предложение построить "Северный поток", а также предлагается проект "Южного потока" через Черное море в страны ЕС. Какое совпадение!

Москва приложила все усилия, чтобы "Северный поток" и "Южный поток" стали проектами, "убившими" "Набукко". Уже тогда в Украине начали говорить о том, что эти проекты делают под Украину, чтобы лишить ее доходов от транзита. Доля правды в этом есть, но только доля. Главная задача была не Украина, а убрать из "Набукко" Германию и Турцию, чтобы не допустить соединения европейских рынков и ресурсов Центральной Азии в обход России.

Загадкой остается лишь одно, почему Россия не пошла по пути "Ямал-Европа-2", что вполне могло быть поддержано Варшавой (и сейчас среди польских националистов проскакивает мысль: жаль, что Польша не договорилась!).

Ответа может быть два. Во-первых, Польши не было в "Набукко". Во-вторых, у российской элиты было, есть и, вероятнее всего, будет (во всяком случае в среднесрочной перспективе) предвзятое отношение не только к Украине, но и к Польше, тоже не так давно, находившейся под политическим протекторатом Москвы.

"Южный поток", конечно, не состоялся, но при этом появилась его меньшая копия. Из-за жесткой оппозиции Еврокомиссии по соблюдению требований законодательства ЕС в отношении газопроводов, Россия вынуждена была закрыть ЮП.

Казалось бы, открылось новое окно возможностей для газа из Центральной Азии и проекта Транскаспия. И тут в 2015 г. опять появляется Россия с предложением "Турецкого потока". Его маршрут практически был тем же самым, что и "Южного потока", с той разницей, что проходил он небольшим участком через территорию европейской части Турции. И Анкара, которая не входит в ЕС, дает согласие!

В том же 2015 г. было анонсировано и строительство "Северного потока-2". В принципе, Берлин понять можно, он не мог позволить туркам стать транзитером газа в Европу, а то что от этого пострадает Украина — это ни Берлин, ни Анкару особо не волнует. Поэтому у Евросоюза хватило сил остановить "Южный поток", но не хватает сил остановить "Северный поток-2".

Да, азербайджанский газ попал на юг Италии, в Грецию и Албанию, но их рынки не такие и большие. Поэтому проектные мощности Трансадриатического газопровода - 10 млрд куб м, хотя и с возможностью увеличения пропускной способности до 20 млрд куб м. Словом, "Северные потоки" и "Турецкие потоки" реализованы, а "Транскаспия" как не было, так и нет. Впрочем, "Северный поток-2" еще ожидает сертификации, а в случае большой войны в Восточной Европе, его и вовсе могут похоронить. И учитывая рост цен на газ и новые возможности по поставкам LNG из США в Европу, американцы вполне могут реализовать газовые кошмары менеджеров "Газпрома" и заменить русский трубопроводный газ сжиженным американским.

И напоследок

Для кого-то российская блокировка ресурсов Центральной Азии на пути в Европу может показаться успешной политикой. Действительно, Кремль отсек от Европы Туркменистан, хоть и не смог полностью блокировать Азербайджан. Но, можно посмотреть и с другой точки зрения, в частности, трудно отделаться от впечатления, что Анкара, Пекин и Берлин научились дергать Москву за правильные "геополитические струны".

Поэтому визит Эрдогана в Турменистан призван опять реанимировать в Кремле призрак Транскаспия. Не исключено, что Анкара будет пытаться добиться новых преференций от всегда готовой к геополитическому возбуждению Москвы.

Турции, Германии и, конечно же, Китаю нужно отдать должное. Они наглядно нам демонстрирует, что ХХI век принадлежит потребителям, а если еще понимать, как использовать геополитические игры, то вполне возможно заставить партнера приносить "дары" в виде инвестиций в инфраструктуру и дешевых (сравнительно) энергоносителей.

При этом трудно отделаться от впечатления, что Москва обладает удивительной способностью усложнять жизнь и своим, и чужим обывателям. Это, конечно, если серьезно воспринимать тезис о том, что богатства любой страны принадлежат всем гражданам, а не только ближайшим друзьям президентов. Впрочем, это касается стран, где есть граждане, а не подданные.