Наш старый сайт

Газовые соревнования

Газовые соревнования

№46 (1239) от 16.11.202122.11.2021

Почему крайним останется потребитель, который платит за все, а лишенный права выбора заплатит больше

Октябрь имеет поистине мистическое значение для страны. Октябрьский переворот 1917 г., названный позднее великой революцией, определил судьбу людей на много лет. Октябрь 2015 г. начал очередной этап реформ газового рынка вступлением в действие Закона "О рынке природного газа". Октябрь 2021 г., ознаменовавшийся принятием постановления Кабмина №1102 от 25 октября 2021 г., положил, скорее всего, реформу рынка газа на лопатки на несколько следующих лет. А уж ежегодное начало газового года с 1 октября точно заставляет поверить в наличие потусторонних сил, определяющих направление процессов в газовой сфере Украины. Должно же быть хоть какое-то объяснение, почему от социалистического соревнования мы движемся к конкуренции, а от нее по кругу назад к соревнованию.

Шаг вперед и два назад

Разобраться в этом вопросе и получить ответ без экскурса в историю, наверное, не получится.

Как говорил в давние времена один государственный деятель, воспетая буржуазными писателями конкуренция должна быть заменена настоящим соревнованием, организованным государством, под его учетом и контролем над количеством труда и распределением продуктов. С тяжелой руки этого мыслителя соревновательный дух поселился на шестой части суши, проникнув во все возможные сферы хозяйственной деятельности.

Ускорение и перестройка большой когда-то страны, обретение Украиной независимости повлекло за собой разворот к уже забытым конкурентным традициям. Но газовая сфера по-прежнему оставалась практически полностью закрытой для проникновения частной инициативы и предпринимательства в прямом их понимании.

Наиболее полным историческим описанием правил игры в том уже далеком прошлом может служить постановление Кабмина №1729 от 27 декабря 2001 г., где круг участников, их расстановка и участие в распределении продуктов, в данном случае газа, был описан наиболее подробно.

Потребители газа разделялись на следующие категории: промышленные предприятия, бюджетные организации и учреждения, религиозные организации, производители тепловой энергии и бытовые потребители (население).

Поставщики, в свою очередь, тоже делились на два лагеря: одни поставляли газ по нерегулируемому тарифу, и в их число входили отдельно указанные ДК "Газ Украины" и ДК "Газ-тепло" НАК "Нафтогаз Украины" поставщики; другие — поставляли газ по регулируемому тарифу, они же транспортировали газ по газораспределительным сетям (обл/горгазы).

Вполне по старой доброй соревновательной традиции, доставшейся по наследству от предыдущих поколений, всех потребителей газа разделили между определенными заранее поставщиками, т.е. всем сестрам по серьгам.

Потребители газа были расписаны по областям и городам за поставщиками по регулируемому тарифу, или по производственному принципу — за ДК "Газ Украины" и ДК "Газ-тепло" НАК "Нафтогаз Украины" и теми же обл/горгазами.

Некие ростки конкуренции государство допустило, позволив поставщикам побороться за промышленных потребителей, но дух соревнования в его первоначальном виде с учетом и контролем со стороны государства оставался доминирующим.

Конечно, конкуренция между поставщиками за промышленных потребителей имела изящную специфику.

Во-первых, НКРЭ, предшественница НКРЭКУ, устанавливала максимальные граничные цены. И побороться за потребителя поставщикам по нерегулируемому тарифу можно было, только понижая свои цены. При этом поставщики по регулируемому тарифу (обл/горгазы) к граничной цене добавляли свой тариф поставки, что позволяло продать газ потребителям подороже.

Во-вторых, поставщики по регулируемому тарифу (обл/горгазы) одновременно занимались распределением газа по газораспределительным системам, то есть имели физический доступ к газопроводам, чем производили на потребителей неизгладимое впечатление.

Ведь в случае отказа промышленного потребителя от покупки у них газа, обл/горгазы могли заглушку установить на входном газопроводе к такому инициативному товарищу. Конечно, монтажу заглушки можно было помешать установкой на крышку колодца трактора или своей охраной, но меры эти были временные, а обл/горгазы последовательно неугомонны.

Так бы, наверное, все и оставалось незыблемым, но приобщение к Энергетическому Сообществу Законом № 2787-VI от 15 декабря 2010 г. наложило на государство обязательства газовые соревнования отменить и окончательно повернуться лицом к порождению буржуазной экономики — конкуренции.

Принятый Закон "Об основах функционировании рынка природного газа" газовую сферу переименовал в газовый рынок и ввел с 2010 г. по 2015 г. предстартовую подготовку к тотальной конкуренции.

Во время подготовительного периода предусматривалось отделение поставки от распределения газа, что закончилось созданием в 2015 г. новых поставщиков — дочерних компаний обл/горгазов, в основном именуемых коротко "сбытами". Одновременно потребители, набравшись опыта и знаний в новых реалиях, должны были стать квалифицированными, то есть такими, которые могут свободно выбирать поставщиков. Что-то вроде того — посмотрел потребитель, отягощенный полученными знаниями, в глаза поставщику и понял, что с этим не пропадешь. А поставщики, со своей стороны, должны были в конкурентном порыве встать в очередь к этим квалифицированным потребителям.

НКРЭ по этому поводу приняла постановление №305 от 29 марта 2012 г., где расписала сроки получения потребителями газа на протяжении 2012-2014 гг.

Выход на волю

Знаменательная дата 1 января 2015 г. имени освобожденного потребителя газа прошла незамеченной их широкими кругами: у каждой категории потребителей остались свои назначенные поставщики, кроме, конечно, промышленных потребителей.

В общем, все осталось, как было на протяжении многих лет, даже постановление Кабмина №1729 от 27 декабря 2001 г. продолжало действовать, противореча закону.

Но в апреле 2015 г. государство решило в очередной раз переписать правила, и на этот раз окончательно похоронить газовые соревнования, приняв Закон "О рынке природного газа", вступивший в силу с 1 октября 2015 г.

Вполне в духе принятого закона потребителям, финансируемым из бюджетов, в этот год разрешили свободно выбирать себе поставщиков с применением процедур Закона "О публичных закупках". Как гласит действующая редакция преамбулы этого Закона, его целью является обеспечение эффективного и прозрачного осуществления закупок, создание конкурентной среды в сфере публичных закупок, предотвращение проявления коррупции в этой сфере, развитие добросовестной конкуренции.

Цель не только благородная, но и вполне осуществимая. О чем достаточно красноречиво свидетельствуют опубликованные на уполномоченных площадках результаты открытых торгов по закупкам газа потребителями: с 7-8 участниками, обжалованием результатов в Антимонопольном комитете и многой другой информацией, вполне отображающей состояние и уровень конкуренции.

Чего греха таить, любая бочка меда не бывает без ложки дегтя, и существует достаточно примеров недобросовестной, но все-таки конкуренции в этом сегменте рынка - и аномально низкие цены, и подача безосновательных жалоб в Антимонопольный комитет, и давление на потребителей в случае их несогласия увеличивать договорные цены. Но все эти примеры, скорее, исключение из правил, чем правило. Как говорят, детская болезнь левизны, с которой, в первую очередь с помощью НКРКЭУ и других государственных органов, к настоящему времени почти справились.

Поэтому можно смело утверждать, что потребители, финансируемые из бюджетов, реально выбирали поставщиков, и за этих потребителей шла реальная конкурентная борьба между поставщиками.

В отличие от бюджетных и промышленных потребителей, в 2015 г. бытовые потребители (население), производители тепла и религиозные организации остались в соревновательном газовом поле в силу возложенных на избранных субъектов специальных обязанностей. При этом игроки остались те же, слегка косметически видоизменившись.

На арену с легкой руки Кабинета Министров вышли "сбыты", трудоустроившие к себе часть работников своих материнских компаний — обл/горгазов, охватив поставкой газа бытовых потребителей (население) и религиозные организации, и НАК "Нафтогаз Украины", ставшая поставщиком газа для производителей тепла.

Конечно, в этом сегменте эпизодически появлялись новые лица. К примеру, у ДП "Центргаз", имеющего отношения к ОАО "Кировоградгаз" и НАК "Нафтогаз Украины", дела при поставке газа для бытовых потребителей пошли как-то не так, даже лицензию на поставку газа пошли сдавать в НКРЭКУ. Но упавшее знамя быстро подхватило ООО "ГК Нафтогаз Украины", заменив выбывшего близкого по родству товарища в Кировоградской области.

В остальном же соревнования продолжались в том же составе участников в полном соответствии с руководящими наставлениями Кабмина.

О принятых обязательствах

До тех самых пор, пока в очередной раз партнеры из дальнего и ближнего зарубежья не напомнили об обязательствах по развитию конкуренции, в частности, в сегменте поставок газа для бытовых потребителей (населения). Что произошло далее, было вполне ожидаемо, о чем описано и рассказано более чем достаточно. Если уж очень коротко, то бытовых потребителей (население) наделили правом выбирать поставщиков, одновременно лишив их большую часть доступа к дешевому ресурсу газа АО "Укргаздобыча".

НАК "Нафтогаз Украины", управляющая государственным пакетом акций этой добывающей компании, ресурсом газа делиться не собиралась. Зачем делиться, если этот ресурс предназначался находящимся у нее на содержании двум "родственницам-внучкам": ООО "Нафтогаз Трейдинг" и ООО "ГК "Нафтогаз Украины".

Возникла интересная ситуация. У одних нет дешевого газа, но есть потребители. У других — есть дешевый газ, но потребителей нет. Такой вот неожиданный зигзаг конкуренции.

Первым на непаханое доселе поле поставки газа бытовым потребителям, кроме традиционных "сбытов", вышло ООО "ГК "Нафтогаз Украины". Благо добытое в нелегком конкурсе звание поставщика "последней надежды" позволяло совершить резкий рывок и победить в нелегкой борьбе.

Тем более, что государственный арбитр в лице НКРЭКУ имел вполне своеобразное понимание беспрерывности поставки газа. Новеллы в регуляторные акты посыпались со скоростью болидов Формулы-1. Ввели принудительную автоматическую регистрацию бытовых потребителей за поставщиком "последней надежды", продлили срок его поставки свыше 60 дней, дали преференции в формировании финансового обеспечения для оператора газотранспортной системы, отдельное портфолио балансирования.

Бытовые потребители при всей их квалификации порой даже не знали, что их осчастливил поставкой газа поставщик "последней надежды". Пришлось для победы пойти на маленькие житейские хитрости. Вместе со счетом на оплату газа поставщик "последней надежды" стал высылать заявления-присоединения к договору с ООО "ГК "Нафтогаз Украины" как с обычным поставщиком.

Но бытовые потребители при всей зажигательности рекламной кампании не сильно горели желанием заключать договоры. Но тут подоспело постановление Кабинета Министров от 18 января 2021 г. с ценой 6.99 грн за 1 куб м газа, и жизнь началась налаживаться. Бытовые потребители увидели лицо победителя, прониклись пониманием процесса и поняли с кем нужно дружить, а не заниматься экспериментами в поисках поставщиков.

По идее, окончательно решить вопрос должен был годовой продукт, то есть добровольно-принудительная годовая цена газа, предложенная НКРЭКУ с мая 2021 г. Но о ней уже никто и не вспоминает, не пошло. Хотя, как возможный вариант в соревновательной борьбе за распределение газа в одну сторону, засчитывается.

Игры с государством

В мае 2021 г. как-то неожиданно закончились специальные обязанности по поставке газа для производителей тепла. В силу невозможности поднять тарифы на тепло и горячую воду, уж этих то потребителей в якобы рыночные условия со свободным ценообразованием выпускать может и не стоило бы.

Никто вообще-то и не собирался. Но маневр удался и желтую майку лидера в гонке с преследованием этих потребителей получило ООО "Нафтогаз Трейдинг" со своим договором, разделенным на два объема газа: для производства тепла для населения и для всех других потребителей, предоплатой и банковскими гарантиями. Вполне спортивный договор. С одной стороны, цена государством не регулируется, а с другой - установленная цена вполне рыночная и поставщиком, говорят, обоснованная, и ему же экономически выгодная.

Шум, поднятый производителями тепла, остудил некоторые горячие головы, но судьба конкуренции на рынке газа была предрешена. То, что случилось дальше, вполне вписывается в логику процесса: вернуть как можно больше потребителей газа в узкое лоно государственной компании, обеспечив постоянный денежный поток в понятном и прогнозируемом направлении.

Ценовой газовый шторм только ускорил этот процесс, приобщив дополнительно к нему потребителей газа, финансируемых из бюджетов.

Так появилось постановление Кабмина №1102 от 25 октября 2021 г., ставшее знаменательной итоговой вехой в реформировании рынка газа. Фиксированная цена двух частных поставщиков ООО "Нафтогаз Трейдинг" и ООО "ГПК "Нафтогаз Украины", причастных к ресурсу газа, добытого государственным АО "Укргаздобыча", определила приоритеты государства в развитии конкуренции.

Если вернуться немного назад, то не напоминает ли нынешняя ситуация упомянутое выше постановление №1729 от 27 декабря 2001 г. с его перечнем участвующих в распределении газа потребителям участников? Именно так, с небольшой разницей: бюджетные организации и учреждения, производители тепловой энергии и бытовые потребители (население), а на подходе религиозные организации, в руках двух родственных компаний: ООО "Нафтогаз Трейдинг" и ООО "ГПК "Нафтогаз Украины".

История движется по кругу? В ближайший отопительный сезон потребителям газа точно будет хорошо. Цена газа понятна, и после 30 000-40 000 грн за тыс куб м, даже очень приятная.

Только хотелось бы понять: это всерьез и надолго? А если так, то какие в дальнейшем цены на газ будут, если других поставщиков как класс изведут? И зачем тогда говорить о конкуренции? Ведь они, другие поставщики, надеявшиеся на равные правила для всех, усвоят урок, что верить государству в таких тонких вопросах как конкуренция, это как в футбол играть с бразильцами на их поле — итог известен заранее.

В результате, крайним всегда остается потребитель газа, который платит за все, а лишенный права выбора заплатит больше, даже если и в карман государственной компании или ее родственных частных обществ з ограниченной ответственностью.

Олег БАКУЛИН, юрист