Наш старый сайт

Конец иллюзий

Конец иллюзий

№23 (1216) от 08.06.202110.06.2021

Как Германия "Северным потоком-2" убивает единую Европу и что с этим делать украинцам

Кадровые перестановки — это метод разобраться с любыми проблемами. Не чужд он и украинцам. Народный депутат Верховной Рады восьмого созыва Светлана Залищук должна придумать, как сделать то, что не смогла сделать Елена Зеркаль, в частности, остановить российско-немецкий проект газопровода "Северный поток–2".

Перемена мест слагаемых

С. Залищук оперативно прокомментировала свое назначение: "За предыдущие несколько лет команда "Нафтогаза" добилась почти невозможного — значительной отсрочки достройки "Северного потока-2". Однако до победы еще далеко и битва Украины против российской геополитической трубы не завершена. Сегодня мы работаем над несколькими сценариями остановки "Северного потока-2". Необходима мобилизация всех ветвей украинской власти и четкая, последовательная координация с нашими международными партнерами, которые понимают опасность российской трубы для всей Европы".

В таком "дежурном" комментарии нет ничего нового. Неудивительно и то, что похожее заявление было и во время назначения Елены Зеркаль советником Андрея Коболева. В то время в компании подчеркивали, что она во время работы в МИД "была привлечена к работе украинской команды в переговорах о продлении транзита российского газа в Европу после 2019 г.". Также Е. Зеркаль участвовала в разъяснении рисков и противодействии строительству скандального газопровода "Северный поток-2".

С одной стороны, можно только посочувствовать прекрасным дамам, так как они на "расстрельном месте", и остановить СП2 каким-то "сценарием" — это, при всем уважении к ним и восхищении, далеко не их уровень. С другой стороны, как говорится, сами виноваты, поскольку своей риторикой и заявлениями они пытаются нас убедить, что это таки их уровень.

Возможно, для усиления позиций в капризном общественном мнении и правильно связывать себя со "сценариями противодействия" СП2, но складывается впечатление, что реальность уже очень сильно контрастирует с такими заявлениями. Для СП2 замена г-жи Зеркаль на г-жу Залищук в "Нафтогазе" — просто перемена мест слагаемых циркулярной украинской бюрократии.

Поток раздора

Для понимания ситуации непредвзятому наблюдателю стоит несколько дистанцироваться от того, как прекрасные дамы и крупнейшая украинская компания противодействуют СП2, и посмотреть на ситуацию как бы со стороны, дабы узреть не такие уж и сложные истины. СП2 — это игра между США, Германией и Россией в первую очередь, а "Нафтогаз", и даже первые лица Украины, в ней в лучшем случае на вторых ролях, в худшем — статисты, а вполне вероятно даже расходный материал.

Вся проблема в том, что игрок, даже если он игрок на вторых ролях, все равно пытается интегрировать свои интересы и внешнюю политику в политику большей страны или союза стран, а статист искренне не понимает, что происходит.

Противодействие СП2 — это американская политика. А у американской политики своя логика. Поэтому в реальную способность прекрасных дам противодействовать СП2 поверить может разве что человек, далеко унесенный в "мир европейских ценностей".

Откровенно говоря, подобная история происходит и с контрактом 2019 г., который в Украине приписывают себе все, кроме его главных организаторов — сенаторов США. Более того, российский нефтегазовый аналитик Михаил Крутихин считает, что даже роль немцев в этом контракте была, в лучшем случае, нейтральной. "Это мы уже слышали в конце 2019 г., когда (канцлер) Ангела Меркель заверила всех, что договорилась с Путиным о сохранении транзита через Украину. А в реальности транзит тогда спас только Конгресс США, а не Меркель и Путин (в декабре 2019 г., параллельно с переговорами по транзиту между Украиной и РФ, принимался закон о военном бюджете США, где был раздел, посвященный санкциям против тех, кто строит газопровод СП2, что стало основным фактором подписания транзитного контракта. — Ред.). После 2024 г., когда закончатся сроки транзитного договора, Украина серьезно пострадает. Насколько — пока сказать сложно", — резюмировал в одном из своих интервью М. Крутихин.

И стоит отметить, что не было ни слова о роли украинских чиновников в контракте 2019 г. Хотя поверить в то, что они активно участвовали в технической и даже созерцательной части всего процесса подписания контракта, мы еще как-то можем.

Но стоит украинской дипломатии столкнуться с американской политикой в виде частичной отмены санкций против немцев, то есть такой, которую невозможно записать в свой "политический актив", и сразу же наш глава МИДа Дмитрий Кулеба называет СП2 "поражением американской дипломатии", а г-жа Зеркаль величает Курта Волкера лоббистом СП2. Конечно, если переходить на личности и говорить глупости — это и есть "наш сценарий", то он, конечно, у нас имеется.

Построить, нельзя остановить

Вопрос о достройке СП2, как это не прискорбно, был решен давно. Когда Германия решила его строить. Именно об этом на брифинге сообщила спикер Белого Дома Джейн Псаки, отвечая на вопрос, почему США не используют все возможности для остановки укладки газопровода.

"Каким образом мы сможем остановить проект в другой стране, который был построен на 95%?" — ответила Д. Псаки журналисту вопросом на вопрос. Безусловно, американцы могут его остановить, но если сильно захотят и пойдут на сильное обострение своих отношений с Германией. Но они этого не хотят делать. Поэтому СП2 будет построен.

И проблема тут не столько в имперских амбициях России, сколько в специфике американско-немецких отношений. Немецкая экономика отличается от украинской не только качеством, но и количеством. Поэтому, мягко говоря, Украине невыгодно ставить перед США вопрос ребром — Германия или Украина. Ответа на него, скорее всего, не будет, поскольку есть вещи, которые не говорят вслух.

Похожая ситуация и с Германией. Вопрос: "Украина или Россия?" — контрпродуктивен и заведомо проигрышный. Ответ на этот вопрос немецкая дипломатия не даст, но все могут сравнить торговлю Германии с Украиной (41 место по экспорту, 44 по импорту в Германию) и Россией (15 место по экспорту и 14 по импорту в Германию), чтобы понять ответ.

Акцент на формальностях тоже выглядит наивным и бесперспективным. Российско-немецкая сторона очень легко обойдет и формально выполнит требования ЕС по сертификации, разделению между трубопроводом и поставщиком (то есть "Газпром" не сможет владеть этой трубой), решит вопрос допуска третьих сторон к использованию трубы и вопрос ограничения в 50% максимума для одного поставщика. СП-1 как-то работает? Как-то работает и польская часть газопровода "Ямал-Европа", которыми частично владеет "Газпром".

Что делать?

Вопрос как быть в сложившейся ситуации и что собственно предпринять, отнюдь не банален для украинского политического класса. И если не впадать в истерику, то стоило бы, в первую очередь, посмотреть на себя. На ресурсы и возможности, которыми обладает страна и ее крупнейшая компания. Вопрос не о "стратегиях" прекрасных дам по борьбе с СП2, а об украинском обществе, включая автора. Складывается впечатление, что давно нужно избавляться от всех "измов", включая главный — "еврооптимизм".

И вот здесь стоило бы напомнить, что верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель в разговоре с Владимиром Зеленским заявил, что ЕС — не банкомат и не благотворительная организация. Это жесткие слова, но это правда.

Начнем с того, что Украина подписала ассоциацию с ЕС, но после референдума в Голландии европейские лидеры, чтобы спасти саму ассоциацию, пообещали своим избирателям несколько вещей, включая невозможность выделения средств структурных фондов ЕС для Украины. То есть даже ограниченная евроинтеграция и переход на стандарты ЕС должны проходить за счет украинских налогоплательщиков.

Иными словами, Украина не может быть "как Польша", которая, согласно данным Канцелярии Президента РП, в течение 2021-2027 гг. получит EUR125 млрд от ЕС (из которых EUR57 млрд — это Фонд Восстановления, гранты которого пойдут на развитие "зеленой" энергетики, цифровизации и здравоохранения).

Украина не может быть "как Литва", которая получит EUR14.5 млрд (EUR2.5 млрд — Фонд Восстановления). Украинская евроинтеграция — забота самих украинцев.

Разрушить миф о том, чтобы "быть как Польша или Литва", и ролевую модель Польши и Литвы для Украины — главное усилие, которое над собой должен сделать каждый "еврооптимист". Да, Украине нужно дорожить хорошими отношениями с Польшей и Литвой, но их путь "возвращения в Европу", увы, не наша реальность. Это нужно осознать для более адекватного и инструментального восприятия Евросоюза, поиска общих форм существования, а не вечного зависания в проеме политики "открытых дверей" или тупика "восточного партнерства".

Словом, первым шагом является трезвость в отношении Евросоюза и "безальтернативности" евроинтеграции Украины. На этом пути у Украины другой "ценник", а выдающиеся специалисты, эксперты во всех отраслях человеческого знания и искренние обыватели, пытающиеся сделать из Украины вторую Польшу или Литву, делают стране медвежью услугу.

Вторым шагом, все-таки, стоит отделить Германию и Европу - это далеко не одно и то же. Поэтому вопрос Берлину должен быть сформулирован приблизительно так: "Россия или Европа"?

Еще в далеком 1950 г. канцлер Конрад Аденауэр назвал "план Шумана", то есть объединение металлургии, углепрома и железорудной промышленности, "нашим переломом". Имелось в виду, что в форме "многонациональной" структуры постнацистской Германии было легче выходить на международную арену, легче продвигать свои интересы, преодолевая предвзятость и страх партнеров.

Немцы, нужно отдать им должное, за возможность пользоваться "брендом Европы" щедро платили. По мнению британско-американского историка Тони Джадта, единая сельскохозяйственная политика ЕС (известные дотации агропроизводителям) была ценой, которую немцы платили за выгодное им объединение торговли Западной Европы. Однако, как и в вопросе Фонда Восстановления, все эти преференции — это, как ни прискорбно, не украинская история.

При всем этом в украинском обществе сильны проевропейские настроения (особенно в части желания жить как в Европе), которые автоматически переносятся на позитивное восприятие Германии и рейтинг канцлера Ангелы Меркель. Кстати говоря, она опередила даже Александра Лукашенко, рейтинг которого за последние годы начал сильно проседать среди иностранных политиков.

Как ни прискорбно, приходится констатировать, что Украина попала в "капкан", когда немцы могут подыгрывать России и прикрываться "Европой", проводя политику, которая скорее разделяет интересы европейских государства.

Наше (украинское) позитивное отношение к "Европе" экстраполируется на немецкую политику, а наша дипломатия не способна развернуть критику именно немцев с позиций интересов "Европы", большого углеродного следа российского газа и коррупционной составляющей таких проектов. Но если мы не можем сказать немцам "кривого слова", почему американцы должны немцам что-то делать?

Деньги — тоже ценность

Причина "слепости" Украины во многом является результатом доминирующего нарратива про Европу, которая является возрождением утопической веры в "построение коммунизма". И украинские политики, и гуманитарная интеллигенция, и европейские фонды, работающие многие годы в Украине, поддерживают евроинтеграцию и часто выдвигают на первый план дискурс о ценностях. Дескать, ценности "можно намазать на хлеб". Но, складывается впечатление, что все-таки на "хлеб" и "европейские" ценности стоит смотреть по отдельности.

Скажем, тот же Фонд Восстановления ЕС размером больше EUR750 млрд. Где эти деньги возьмут? Еврокомиссия намерена следующие 5 лет размещать на рынке капитала облигации и ценные бумаги. Такое решение, конечно, стало революционным для Германии, которая ранее принадлежала к "лагерю бережливых", так как в значительной мере именно они обеспечивают хорошую "кредитную историю" ЕС. Во многом именно немцы профинансируют восстановление государств, наиболее пострадавших от коронавируса.

И вот эта же Германия, которая одной рукой помогает следующим поколениям европейцев выстраивать "зеленую" энергетику и систему здравоохранения, а именно, на это пойдет значительна часть грантов и кредитов, другой рукой отбирает у следующих поколений украинцев ежегодно от $2 до $3 млрд за транзит газа (или $87 млрд, если допустить, что до 2050 г. газ заменить будет нечем).

То есть увеличивает налоговую нагрузку на украинцев, которые должны будут тоже выстраивать "зеленую" энергетику и пытаться спасти украинскую систему здравоохранения. Сложная задача, даже если отставить в сторону затяжной военно-политический конфликт Украины с ядерной державой. И как это понять в пределах аксиологического подхода? А никак, ценности — это ценности, а деньги — это... тоже ценности.

Поэтому, складывается впечатление, что Украина все-таки должна играть роль второго плана в вопросе остановки СП2, а не просто быть статистом, думающим о "сценариях остановки СП2". И начать стоит с того, что не молчать о роли Германии.

Тем более, что протест украинской стороны очень хорошо медиатизируется в Германии, где пресса скорее на стороне Украины, чем немецкого бизнеса. Более активная позиция Украины хорошо сочетается с критикой СП2 в США, которая идет от двух партий, теперь даже более яростно от республиканцев, чем от демократов. Но не очень нормально, когда американские сенаторы и чиновники разворачивают критику, которую или не понимают, или не поддерживают в Украине.

Тут, правда, возникает вопрос и к украинскому правительству. Зачем правительству на самом высоком уровне ездить в Германию и участвовать в "водородных обсуждениях", созданных немцами для того, чтобы показать американцам, что они не "кинули" Украину, а предложили "альтернативу". Если уже ездить на такой высокий уровень, то хотя бы подписать с немцами конкретные инвестиционные контракты по модернизации инфраструктуры Украины под водород. Говорить про водород и развивать его — это несколько разные вещи. Вместо этого родное украинское правительство и Германия предлагают поверить в очередной меморандум — теперь это Меморандум об энергетическом партнерстве Украины и Германии. Не многовато ли меморандумов для одной страны?

Показать невидимый пакт

И напоследок. Стоит отметить, что Украине выгодно было бы акцентировать внимание на роли немцев в СП2, его политических и экологических аспектах. Пора уже нивелировать немецкую риторику прикрытия "только экономического проекта" в другой повестке, без отрицания немецких аргументов, а через их игнорирование и выдвижение своих, где СП2 — плохая политика для Европы, плохая экологическая политика для мира.
Потому что, во-первых, это политический проект.

Во-вторых, именно о немцах нужно говорить, так как от русских никто ничего хорошего давно уже не ждет, да они сами никому про борьбу с коррупцией и экологию не говорят, "европейских" ценностей не поддерживают и не уверяют всех в "выученных" уроках ХХ столетия.

В-третьих, нужно настаивать, что чем слабее экономика Украины, тем сложнее и взрывоопаснее будет политическая ситуация, а это значит расширение возможностей агрессии для Кремля.

В-четвертых, путинские успехи в Украине будут означать неимоверный аргумент в пользу авторитарного режима, а не демократии. А это важно для будущего Украины, Беларуси и России, а также стабильности всей Центральной Европы. И спонсором рекламы авторитаризма в Восточной Европе и нестабильности Центральной Европы будут именно немцы.

Если не хватает сил остановить "Северный поток-2", давайте хоть не обманывать себя, живя в плену европейских иллюзий Украины, и не придумывать стратегии, где "пораженья от победы ты сам не должен отличать"!