Наш старый сайт

Михаил КРУТИХИН: "Генеральный мотив Москвы - притормозить переход Европы к «зеленой» энергетике»

Михаил КРУТИХИН: "Генеральный мотив Москвы - притормозить переход Европы к «зеленой» энергетике»

№08 (1252) от 22.02.202226.02.2022

Все, что сейчас делается в России по ВИЭ или водороду, - это курам на смех

Энергетическая политика России – это наступление поставщика “грязной” энергии на энергетическую трансформацию Европы. На это накладывается политическое противоречие между “суверенной демократией” и демократическими странами. Продвижение «Северного потока-2» - это мелочь, убежден аналитик Михаил Крутихин.

— В рамках визита президента РФ Владимира Путина в Китай "Газпром" подписал контракты с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPS) на поставку 10 млрд куб м. Как понять этот контракт, это такая газовая политика?

— Президент России уже несколько раз говорил , что в будущем будет соединена газовая инфраструктура на западе и востоке страны. После этого, как он заявлял, Россия получит возможность перебрасывать газовые потоки из Европы в  Азию, а из Азии - в  Европу, в зависимости от выгоды в цене. Он фактически признал, что целью является создание рычага для политического шантажа.

Европе он уже грозил применить газовые поставки в качестве политического инструмента. В 2006 г.  в телевизионном выступлении  Путин выступил за то, чтобы закрыть газовые задвижки и не пускать газ в разгар отопительного сезона в Европу, так как ему не нравился ход переговоров с украинской стороной. В 2009 и 2012 гг. уже были остановки поставок в Европу. В конце 2014 г.  и начале 2015 г. наполовину сократились поставки газа. Почему? Не потому, что “Газпрому” деньги не нужны и он не получил 6.5 млрд евро за эти 6 месяцев, а потому, что нужно было наказать европейцев за продажу газа Украине. Это месть, за которую расплачивался “Газпром”.

Теперь уже много лет китайцев уговаривают принять российские газопроводы. На один они согласились (“Сила Сибири-1”), а недавно согласились еще и на другой. 

— А почему так долго нужно уговаривать китайцев? 

— Представьте себе картину. Российский руководитель приходит к китайскому руководителю. Говорит ему: дорогой товарищ, а давайте построим еще один газопровод, назовем его “Сила Сибири-2”! Эта труба будет доставлять газ из тех районов, откуда мы газ в Европу отправляем, то есть с Ямало-Ненецкого АО, из главной “газовой житницы России”. И вот президент России предлагает лидеру Китая участвовать в схеме, где Россия будет решать - будет она поставлять газ Китаю или Европе, играть между ними.  И как прагматичный и мудрый лидер Китая должен действовать, согласиться с предложениями российского президента? 

Но мечта остается в Кремле. Китайцы с ней не соглашаются, для Кремля это и не важно, главное - построить новую трубу. 

Вот сейчас разрабатывается проект “Сила Сибири-2”. Труба, по задумке “Газпрома”, должна идти в Монголию, а оттуда в Китай. Монголия счастлива! Они дали согласие и все утвердили. А китайцы согласия не дают. На всех встречах  только говорится: на переговорах был затронут вопрос о “Силе Сибири-2”. И все. Китайцы много раз говорили, что транзитный газ через Монголию или Казахстан им не нужен. Хотите - напрямую стройте  газопровод.

— А как?

— Во время последнего визита Путина в Китай подписан контракт на  поставку 10 млрд куб м российского газа по дальневосточному маршруту -   газопроводу Сахалин-Хабаровск-Владивосток. Это уже построенный газопровод, его проектная мощность 33-35 млрд куб м в год. Вот китайцы на 10 млрд и согласились. Но там еще нужно поставить вместо одной компрессорной станции двенадцать. Поэтому в этом проекте  еще много работы. Это первое. 

Второе: на китайской стороне нужно проложить два отрезка трубы: от Владивостока через китайскую границу и от Дальнереченска через китайскую границу. Все остальное там уже сделано. 

Третье: а газа нет! У “Газпрома” на Сахалине газа нет. Там два консорциума: “Сахалин-1” и “Сахалин-2”. Каждый из них хочет продавать сжиженный газ. “Сахалин-1”, где  господствуют американская ExxonMobil и 20% “Роснефти”,  хотят построить завод мощностью 6.2 млн тонн в год на материке и оттуда отправлять сжиженный природный газ. Свой газ они “Газпрому” не отдадут. “Газпром” даже пробовал судиться.               

“Газпром”  входит в консорциум “Сахалин-2”. У них на юге острова есть завод, две технологические линии, примерно 10 млн тонн в год они отправляют на экспорт. Хотят строить третью линию, но газа у них не хватает. 

У них есть еще проект “Сахалин-3”. В нем есть большое Южно-Киринское месторождение (в 2015 г. США ввели санкции в отношении Южно-Киринского месторождения «Газпрома» в Охотском море. – Ред.). Его можно было бы использовать для экспорта сетевого газа и еще бы осталось что-то на сжижение. Но проблема в том, что там не только газ, но есть и нефть  на глубине более 152 метров. А раз так, то все попадает под санкции США. Шельф, нефть и глубина моря попадают под санкции. Был бы чистый газ - добывайте! Но ситуация там такая, что добывать можно только при помощи подводных добычных комплексов, которые блоками устанавливаются на дно. Платформу там не поставить, с берега горизонтальной скважиной не достать. А из-за санкций те фирмы, которые способны поставить такие технологии, не могут их поставлять. Газа нет. 

— Так где газ возьмет “Газпром” для прямых поставок Китаю? 

— Китайцам предлагают подвести к Хабаровску ветку от “Силы Сибири-1”, то есть от Амурской области, где через границу качает газ газоперерабатывающий завод. Он газ получает с  месторождения Чаянда в Якутии, а к концу этого года присоединится месторождение Кувыкта в Иркутской области. Однако, как выявили геологи “Газпрома”, этих двух месторождений для выполнения уже существующего китайского контракта - 30 лет качать 38 млрд куб м газа -  не хватит. Чтобы спасти выполнение этого контракта, будут использовать “Силу Сибири-2”, когда из Ямало-Ненецкого АО дотянут его до Иркутской области, а там через Иркутскую область или через Бурятию соединят с СС-1. Вот тогда газ туда пойдет. 

Вы представляете, какая стоимость этого проекта, чтобы дать китайцам 10 млрд куб м газа? Мы считали, там нужно больше $100 млрд. При этом китайцы покупают российский газ по смешным ценам, намного дешевле европейских цен. Поэтому соединять таким образом восток и запад, рассчитывая на китайцев, которые будут давать хорошую цену, - это безумная затея. 

Китайцы не дадут денег на такой газопровод, как они не дали ни копейки на “Силу Сибири-1”. Китайцы вкладывают в газо-химическое производство из газа, который идет в Амурскую область.  Все деньги за газопровод будет платить “Газпром”. А так как он наполовину принадлежит государству, то эти деньги фактически возьмут из карманов российских граждан. 

Это только для надувания щек, чтобы говорить: мы открыли новый маршрут экспорта газа в Азию. Вот только для этого потрачены колоссальные деньги. 

Словом, «СС-2» никогда не окупится, так же, как и «СС-1». Вот такая ситуация с затеей перебрасывания газовых потоков из Европы в Азию. И китайцы на это не очень соглашаются. 

— А какая примерно разница между газпромовскими продажами в Европу и Китай? 

— Китайская таможня сообщила, что в декабре 2021 г. российский газ шел в Китай по цене $200 за 1 тыс куб м. В Европе в это время цена доходила до $2 тыс. А до этого была цена $140-170 для китайцев, так что трубы не окупятся. 

— Что касается китайцев, они прекрасно строят трубы в Средней Азии, когда им это нужно. Какое у них вообще отношение к поставкам по трубам? 

— Китайцы мне говорили, что, мол, у нас три трубы из Туркменистана через Казахстан. Сейчас они возобновляют строительство четвертой трубы через Таджикистан. Это первое

Второе: они  развивают свою добычу газа и еще есть труба из Мьянмы. Там тоже все нормально. 

Третье: Относительно СПГ. Китайцы пытаются  привозить в страну газ, который им уже принадлежит в тех проектах, где китайские компании в качестве партнеров добывают газ, сжижают его, именно  в качестве партнеров, как, например, Ямал-СПГ в России, как многие контракты в Африке или Латинской Америке.

Российские поставки принимаются только из-за того, что газ очень дешевый и надо как-то российского президента по головке погладить, показать, что он великий мировой деятель. Вот они и приурочили подписание контракта к его визиту. Китайцы очень прагматичны.  

— Во время этого газового кризиса “Газпром” выполнял все свои контракты, но не зарабатывал на высоких ценах. И менеджеры “Газпрома” постоянно акцентирует внимание на длительных контрактах. Зачем это “Газпрому”, ведь у разных покупателей разные потребности? 

— Это миф газпромовской пропаганды, что вся Европа ополчилась на долгосрочные контракты и хочет работать через спот. Европа поняла, что монополия - это плохо. В “Газпроме” и в руководстве России считают, что монополия - это хорошо.  «Газпром» - монополист газового экспорта. 

Ничего плохого в долгосрочных контрактах нет. Когда есть долгий контракт, можно построить трубу, терминал по сжижению газа, как, например, под долгосрочные контракты с Катаром построили в Польше терминалы СПГ, и все замечательно работает. 

Но и в споте нет ничего плохого. До сентября-октября 2021 г. “Газпром” очень активно продавал газ и по краткосрочным контрактам, и по спотовым, потому что  это было выгодно. Где-то 30% газа “Газпром” продавал по краткосрочным контрактам, и это была хорошая “приварка” для “Газпрома”. А вот теперь они заявляют, что не будут заключать короткие контракты, лишая себя 30% дохода. Они, что называется, сами себе в ногу стреляют. Это не коммерческое поведение, а чисто политические фокусы Кремля. 

Еще одно. Какая разница, по каким контрактам продавать газ? Вот “Газпром” подписал соглашение с Венгрией. Если раньше была привязка к нефтепродуктам в корзине цены, то сейчас контракт заключается на смешных условиях. Берут взвешенную цену на хабе в Европе плюс небольшая комиссия.  И все. Нет политических условий. Вот такой контракт с Венгрией, такие контракты заключались и раньше. Но и тут “Газпром” себе подгадил. 

— Как? 

— В российских СМИ говорят, что теперь у нас «прямая линия» с Венгрией, а раньше надо было через Украину прокачивать. Да, раньше газ шел по старым и проверенным схемам через Украину прямо в Венгрию. Теперь газ пойдет с Ямальского полуострова к югу России, а там через Черное море в Турцию, а потом в Болгарию и Сербию, которая не член Евросоюза, и  только потом в Венгрию. Транспортные издержки “прямой линии” возросли в 4.5 раз, если сравнивать с украинским маршрутом. Кто за это заплатит, венгры? Нет, конечно, у них контракт, цена определяется рынком! За транзит платит “Газпром”. Он себе создал дорогую доставку. Это политические задачи, которые решаются за счет “Газпрома”. 

— Можно ли сказать, что теперь “Газпром” будет все меньше и меньше продавать газа в Европу при профиците мощностей по доставке? 

— Сейчас трудно сказать. “Газпром” выбирает мощности на прокачку газа через Украину, Беларусь и Польшу в суточном режиме. Послезавтра могут сказать: не будем ничего прокачивать. Предсказать продажи “Газпрома” в Европе мы не можем. 

— Не проще ли “Газпрому” после пуска «Северного потока-2» отказаться от прокачки через Украину, Беларусь и Польшу?  

— С Беларусью и Польшей - не факт, но то что «СП-2» призван снять прокачку с украинского маршрута - совершенно определенно. Возможно, останется прокачка через Украину в Молдову и Италию (около 20 млрд куб м.  - Ред.). Это если Италия не найдет альтернативу. 

Но когда в России говорят, что по «СП-2» будет прокачан дополнительный газ, то о каком газе идет речь? Украинская инфраструктура может прокачать все, что Россия поставляет в Европу. Поэтому да, они снимут газ с Украины.

— Есть такое мнение, что “Газпром” не прокачивает газ в Европу потому, что его просто нет. Вот нет газа и все! 

— Да, есть такие аналитики. Они все время говорят, что газа в России может не хватить, так как приостановили освоение одного месторождения на Ямале, потому что нам надо было закачивать в российские ПХГ. 

 Во-первых, по цифрам все это не проходит. Во-вторых, президент России говорит, что газ есть, может пустить, но через «СП-2». 

Мы считали, газа хватает. Хотя из-за уменьшения отправки вынуждены были приостановить освоение новых месторождений и прижать работу старых промыслов. 

— В Евросоюзе больше 40% импортного газа - это “Газпром”. Как это сочетается с документами Евросоюза о диверсификации? 

— Эта история началась в 2009 г., когда Европе показали, что могут сделать с украинским транзитом. Началось активное принятие документов в Еврокомиссии. Сначала в 2011 г. приняли рекомендацию, что делать Европе, чтобы обеспечить энергетическую безопасность. Окончательный документ созрел к лету 2011 г. и содержал: 

Первое: это диверсификация поставщиков. При этом прямо говорилось, что нужно из Каспия, Восточного Средиземноморья, а может быть и из Северной Африки качать газ в Европу. 

Второе: активно развивать СПГ-терминалы. 

Третье: ускорить строительство интерконнекторов через границы, чтобы перебрасывать газ из одной страны в другую. И еще была такая рекомендация, как принятие плана чрезвычайных мер, чтобы можно было внутри Евросоюза помогать друг другу газом. 

Очень медленно выполняются все пункты, медленно строятся интерконнекторы, а вот терминалы строят быстрее: в Латвии, Польше, Хорватии, Греции (второй будет строить). Много терминалов появилось, но плана так и нет. 

Вот в начале февраля комиссар по энергетике Еврокомиссии уже сказала, что есть чрезвычайное указание членам ЕС принять нацпланы на случай потери поставок из РФ. Кое-что  они уже обязаны чуть ли не в законодательном порядке сделать. Трудно сказать, во что это выльется, но лихорадочные меры уже принимают на самом высоком уровне. 

— Такой еще вопрос. Когда немцы или турки хотят построить газопровод из Каспия, то Россия делает всегда интересные контрпредложения. Нет ли, на Ваш взгляд, у европейцев слишком хорошего понимания “геополитического зуда” у руководства России, чтобы на этом “разводить” Москву на ресурсы?

— Я не исключаю различных игр. Когда Меркель уходила с поста, то она сказал, что через 7-8 лет, возможно, нам и не нужен будет российский газ.

Что касается Москвы, на мой взгляд, там другой генеральный мотив. Газопроводов уже понастроили и решили прибегнуть к нажиму. Говорят, что через «СП-2», но это не так. Говорят, что для лишения транзита через Украину - это не совсем так. Думаю, есть более высокая цель - притормозить переход Европы к «зеленой» энергетике, чтобы она по-прежнему зависела от российского газа и вообще ископаемого топлива.

 В России часто говорят: вы торопитесь, вы спешите, газ и нефть еще долго будут нужны, надо дружить с Россией. Это такое наступление поставщика “грязной” энергии на энергетическую трансформацию Европы. Думаю, что это главное. 

На это накладывается политическое противоречие между “суверенной демократией” и странами, где есть демократия и гражданские свободы. «СП-2» - это мелкая цель. Наказать Украину - это цель побольше, но тоже небольшая. Большая цель - борьба поставщика ископаемого топлива с более чистыми видами энергии в Европе.  
 
— В Германии говорят о водороде в контексте “зеленого” перехода. В то же время разбалансировка электроэнергетики из-за нестабильности генерации ВЭС и СЭС ведет к тому, что именно газ нужен для балансировки. Вот Вы верите в водород, как в это верят немецкие “зеленые”? 

— Я верю в то, что водород будет играть все большую и большую роль в энергетике. Но я не могу поверить, что он будет коммерчески выгоден для экспорта и транспортировки. Его дешевле производить на месте там, где будут использовать. Водородные автомобили - это возможно.

— А если говорить не про чистый водород, а про метано-водородные смеси? 

— С целью транспортировки такую смесь тоже нет смысла делать. Сделать, прогнать, а потом его выделять? Дорого! Если для использования, то максимум это 27%-ная доля водорода (остальное - метан). Иначе падает теплотворная способность этой смеси ниже европейского стандарта. Его подмешивают для того, чтобы было меньше воздействия на окружающую среду, меньший выход СО2. Вот причина его подмешивания, другого  смысла нет. 

Водородная энергетика будет развиваться. Это прекрасно, но не для экспорта. Без транспортировки водород вполне оправданная коммерческая вещь, но как только подключается транспортировка - это на сегодня финансово провальное занятие.

— Не кажется ли Вам, что все постсоветские страны проспали этот “зеленый” переход и модернизацию энергетики вообще? 

— Не все. В Казахстане и Узбекистане гораздо активней работают в этом направлении, а в России пропустили. Все, что сейчас делается в России по ВИЭ и водороду -  это курам на смех, или дележка денег для демонстрации активности, или бюрократы мешают друг другу. Ситуация с развитием ВИЭ в России достаточно плохая. 

Досье "ЭнергоБизнеса"

Михаил КРУТИХИН — российский экономический аналитик, специалист по нефтегазовому рынку, историк-иранист, переводчик, журналист, востоковед (арабист).

Родился в 1946 г. в Москве.

Образование: в 1970 г. окончил Институт восточных языков при Московском университете по специальности «Персидский язык и литература», кандидат исторических наук (1985 г.).

Карьера: в 1970-1972 гг. — военный переводчик в Иране. В течение 20 лет работал в ТАСС — в отделе Ближнего Востока и в корпунктах (Каир, Дамаск, Тегеран, Бейрут), заведовал отделениями в Ливане и Египте.

Окончил аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС. С 1993 г. занимается аналитикой нефтегазовых инвестиций в бывших советских республиках. Заместитель генерального директора PR-агентства Alter Ego (с 1992 г.), редактор, затем главный редактор журнала Russian Petroleum Investor (с 1993 г.). С 2002 г. партнер информационно-консалтингового агентства RusEnergy.