Наш старый сайт

Операция дискриминации

Операция дискриминации

№34-35 (1227-1228) от 31.08.202106.09.2021

Почему, опираясь только на юристов и бухгалтеров, сложно рассчитывать на успехи в энергетике

МНЕНИЕ

"Уважай себя, если хочешь, чтобы тебя уважали"
Бальтасар Грасиан (1601-1658).

В условиях современного научно-технического прогресса и конкуренции требуется постоянное обновление оборудования, аппаратуры, программного обеспечения, усовершенствование технологий и, конечно, перманентный приток инвестиций.

Инвестиции могут обеспечиваться не только за счет внутренних, но и за счет внешних источников, в частности, с международных финансовых рынков. Обязательным условием для инвестиций на внешних финансовых рынках является подтверждение успешности нового бизнеса.

Для успешного развития экономики Украины озвучиваемые требуемые суммы инвестиций, которые, к примеру, получают наши соседи, равные нашей экономики, составляют десятки миллиардов долларов/евро в год. Часто повторяется в СМИ, что важным фактором получения долгосрочных заимствований для эффективных инвестиций является успешная работа с МВФ, регулярность кредитования от которого и ставка кредитования являются индикаторами для привлечения внешних заимствований на приемлемых условиях.

Авторитетные международные кредитные организации и институции, МВФ, МФО, ЕБРР и др. настаивают и на определенных дополнительных условиях обеспечивающего характера, гарантирующих сохранность и целевое использование средств, и просят указывать основные источники, виды деятельности, ведущие компании, которые смогут своей успешной работой вернуть средства кредиторам.

Предыдущая власть в желании регулярно получать транши уважаемых международных организаций и, по-видимому, по их настоятельной просьбе приняла поправки в Закон "Об управлении объектами государственной собственности" (далее Закон. — Ред.), которым не только поставила под контроль, но и передала управление государственными компаниями и предприятиями независимым членам наблюдательных советов. Согласно Закону, их должно быть большинство в наблюдательных советах государственных компаний/предприятий. При этом наблюдательные советы являются фактически высшим органом управления с широчайшими полномочиями, часть которых перебрана у центральных органов исполнительной власти (министерств и ведомств), КМУ.

При этом статьей 11-3 Закона об управлении объектами государственной собственности предусматривается, что независимыми членами наблюдательных советов государственных компаний/предприятий не могут быть лица, которые:

  • работали руководителями на этих предприятиях, в их отделениях и филиалах менее пяти лет назад;
  • менее трех лет назад были сотрудниками предприятия;
  • были чиновниками;
  • проводили аудит предприятия за последние три года;
  • состояли в гражданско-правовых отношениях с предприятием/компанией последний год;
  • получали от такого предприятия любые доходы, кроме выплат, как члену наблюдательного совета (причем без указания срока получения таких выплат в этом году, в предыдущем, 3-5-10-20 лет назад, и надо понимать, что заработная плата может быть признана доходом от этого предприятия).

Т.е. успешным в отрасли менеджерам, авторитетным специалистам и профессионалам, гражданам хоть как-то разбирающимся в работе таких крупных отраслевых компаний, как "Нафтогаз Украины", "Укрзализныця", "Укрэнерго", "Центрэнерго", ОСР, где пакет акций государства составляет свыше 50%, "Энергоатом", "Электротяжмаш", ВостГОК, "Турбоатом" и других государственных компаний, запрещено быть независимыми членами наблюдательных советов.

Независимыми членами могут быть люди из числа журналистов, юристов, бухгалтеров и других уважаемых представителей других областей деятельности. В общем, образно говоря, люди "не из нашего района", а вот свет менеджмента, авторитеты технической и профессиональной элиты госкомпаний и отраслей не могут, они ущемлены в правах.

Далекие от работы госпредприятия граждане могут быть во главе управления, иностранцы могут принимать судьбоносные решения и чертить фарватер движения предприятию, а свои профи, знающие суть дела, из чего и как создается продукт, его количество, формируется добавленная стоимость и прибыль, никак не могут.

Явная дискриминация, ущемление в правах своих лучших для отрасли граждан.

Если это связано с подозрением на коррупционные деяния и недоверием, то с таким перечнем запретов получается, что всякий, кто как-то разбирается в деле госкомпании, объявлен "коррумпантом", причем без суда и следствия. Думать так о своих соотечественниках, работниках государственных компаний, при этом инициируя и поддерживая закон от КМУ и принимая его в ВРУ — это не уважать своих профессионалов, не уважать собственных граждан и/или, как говорят в народе, возможно "судить о других по себе".

Интересно в какой-нибудь другой стране мира есть подобного рода дискриминационные нормы по отношению к своим гражданам, которых уважают коллеги за профессионализм и знание дела?

Неудивительно, что наиболее вероятным исходом такого подхода может быть стагнация и деградация государственных компаний, ключевых отраслей для экономики, таких как энергетика, транспорт, крупное машиностроение, гражданское авиастроение, космос.

Что в принципе и продемонстрировали подавляющее большинство государственных компаний с наблюдательными советами за последние три года и особенно ярко за последний год, стабильно снижая показатели деятельности, увеличивая тарифы и цены на монопольных рынках и затраты на закупках, делая предложение, не отвечающее платежеспособному спросу бизнеса, промышленности, бюджета, населения, ликвидной, а порой безальтернативной продукции. При этом наращиваются объемы просроченных долгов, которые согласно требованиям международных правил финансовой отчетности подлежат отнесению к сомнительной задолженности, т.е. на уменьшение реальных доходов, формируются десятки миллиардов убытков государственных компаний/предприятий, управляемых независимыми членами наблюдательных советов ("Нафтогаз", "Укрзализныця", "Укрэнерго" и другие).

И как теперь отдавать взятые займы, в том числе уважаемым кредитным международным организациям?

С другой стороны, независимые члены наблюдательных советов получили записи в свои трудовые книжки и теперь формально могут претендовать на более высокие посты в государстве, в исполнительной власти (к частному бизнесу навряд ли их подпустят). Отрицательная селекция продолжится на госслужбе, риски относительно принятия неверных, но еще более судьбоносных решений для отраслей будут расти.

Законом не определен порядок подбора независимых членов, решение отдано на волю Кабинета Министров. Правительство, как правило, действует по схеме — назначает только ему известным способом "номинационную" комиссию, которая подбирает по формально установленным процедуре, правилам, критериям кандидатуры, проводит собеседования и вроде вполне честно выбирает двух из них на каждую позицию из тех, кто полностью соответствует статье 11-3 Закона. Т.е. из тех, кто очень далек от реальной жизни и практики предприятия, на которое его подбирают, тем самым в корне отрицая карьерную лестницу, карьерную историю, сложившуюся в профильных министерствах и на предприятиях школу кадрового резерва, продвижение по службе специалистов и успешных руководителей.

Злые языки, как правило, оппозиционных партий, часто говорят, что в номинанты попадают иностранцы, кандидатуры которых подобраны/согласованы с уважаемыми кредитными международными организациями. А иначе как "без подсказки" выбрать за 2-3-6 месяцев номинантов, подходящих по возрасту и не противоречащих прямым нормам Закона? Даже если прописать еще сотню дополнительных правил, то можно сократить поиск подходящих по возрасту и соответствующих требованиям норм Закона из 3.5 млрд жителей на планете Земля до сотен тысяч, меньше вряд ли получится. Косвенным подтверждением наличия серьезных "наставников" у независимых членов является беспомощность премьер-министров перед НС и независимыми членами трех последних премьеров в ситуациях с НГУ и очень часто в ситуациях получения очередного транша, т.е. по сути это перманентная ситуация.

Если так, то получается либо уважаемые международные организации не сильно тяготят выданные кредиты, либо им не важен прогресс в Украине, либо у тех, кто за ними стоит, несколько иные интересы.

Так или иначе — это плохой выход следования нормам статьи 11-3 и само наличие статьи 11-3 в действующей редакции Закона. Поскольку это прямая дискриминация наиболее подготовленных профессионалов, специалистов, руководителей, пользующихся авторитетом в своих коллективах и своих отраслях, либо это отрицание наличия таковых в государственных компаниях/предприятиях, отраслях, министерствах, признание ущербности своих граждан, своей нации, либо комплекс неполноценности. Поскольку это ведет к разрушению государственного сектора экономики и косвенно порождает риски принятия ошибочных решений, разрушения государственного управления в стране, а также ведет к финансовым убыткам и невозможности вернуть средства уважаемым кредиторам, ведет к снижению рейтингов кредитоспособности, а затем и к потере возможностей привлечения заемных средств в развитие, эффективных инвестиций в энергетический, транспортный, промышленный секторы экономики страны. И тем самым выталкивает нас из общемирового тренда развития, отдаляя от использования результатов научно-технического прогресса и добросовестной конкуренции, оставляя "пасти крайних". Конечно, желательны быстрые реформы и прежде всего одна реформа из 150 реформ прежней власти (коих вроде мало не было, по мнению предыдущего главы государства) — реформы управления объектами государственной собственности, которая сделала бы правила доступа на позиции независимых членов наблюдательных советов с точки зрения Закона Украины равными для всех граждан внутри страны и в странах наших партнеров, без дискриминации по отношению к месту работы в Украине. Чтобы основными критериями были другие показатели, к примеру, такие как общепризнанная история успеха номинанта как руководителя такого предприятия/компании, подобных компаний, успешного реализатора сложных проектов, направлений деятельности компании; такого, за которым могут пойти люди и его идеи будут поддерживаться, на деле подтверждая выгоды для предприятия, страны (акционеров компании), коллективов; такого, которому доверяют и акционеры, и коллективы, и коллеги.

Право на независимую позицию в пользу конечных акционеров (государства, народа), а не кредиторов и прочих стейкхолдеров, дает именно успешная предыдущая деятельность номинанта, его имя здесь у нас, в отрасли, в аналогичных, в смежных компаниях и даже на том же предприятии и признание коллег здесь у нас. А "если кое-кто у нас порой…", то на это есть компетентные органы.

Даже если и они через одного "у нас порой…", тем не менее, должна быть предоставлена нашим авторитетным руководителям, специалистам возможность баллотироваться в независимые члены НС, и таки есть у нас те, кто сегодня не будет выполнять волю крупных бизнесменов, а дорожит своим именем и честью, которые могли бы стать и примером для нового поколения руководителей. Почему мы не должны верить в это, не должны верить в своих людей, в себя, как во вполне достойную нацию, без комплекса вины?

И состав номинационного комитета, и процедуры могут быть уточнены, чтобы снизить риски попадания тех, у кого запятнана история "славными бизнес-делами". К примеру, номинационный комитет может базироваться на общественных организациях, в которых состоят членами уважаемые люди в отрасли. Таких уважаемых отраслевых организаций и уважаемых специалистов достаточно много в стране. Компетентные органы, СМИ, журналисты могут давать аргументированные, подтвержденные фактами, материалы в эти номинационные комитеты, которые можно признать возможными к публикации, поскольку все- таки речь идет о номинациях на публичные должности государственных корпораций. Опять-таки у нас не одна "бизнес-группа", а несколько достойных групп в отраслях, которые подбросят материалы на протеже своих конкурентов.

И никто не против профессионалов и из стран партнеров, пусть будут, но тоже с историей успеха в отрасли и по возможности в Украине тоже.

Хотя полезнее поступать на основе лучших практик, мирового опыта, таких стран Европы, США и других, где независимые от правления члены советов директоров (административных, наблюдательных советов) выбираются от акционеров — обладателей соответствующих долей компании. Почему бы не продать по 3-5% активов НГУ, УЗ и УЭ авторитетным в этих бизнесах компаниям и ввести от них независимых членов соразмерно доле в капитале или одного-двух обязательных, если негосударственная доля не более 3-5%? Лучше глазастых, языкастых и зубастых, которые молчать не станут и донесут реальное положение вещей своим акционерам, и предадут его гласности в интересах дела.

Мы живем бесспорно в очень непростое время, но и в интересное время, в смысле все же интересно: сегодняшние депутаты-законодатели могут вернуться к Закону об управлении объектами государственной собственности и пересмотреть статью 11-3, не лишая авторитетных успешных иностранных граждан прав на участие в управлении государственными компаниями/предприятиями в качестве независимых членов наблюдательных советов, а уровняв наших граждан, не менее успешных, уважаемых руководителей, признанных профессионалов, людей с государственным мышлением, в правах на управление государственными компаниями в той же должности?

Или возможно новые депутаты-законодатели и не такие уж новые в смысле ментальности, и так же думают, как и прежние о людях, о своих соотечественниках, меряя всех… по себе?

Это покажет время, хотелось бы, чтобы не было слишком поздно.

 

Олег РОГОЖНИКОВ, энергетик