Наш старый сайт

По щучьему велению

По щучьему велению

№25-26 (1218-1219) от 30.06.202101.07.2021

"Энергоатом" отправляют на IPO, забыв корпоратизировать

Желание госпредприятия НАЭК "Энергоатом" выйти на первичное публичное размещение акций (IPO), о поддержке которого уже заявил Президент Украины, пока выглядит преждевременным даже в качестве темы для обсуждения. Значительно более актуальным был бы вопрос о том, почему саботируются президентские указы о корпоратизации компании, которая должна была завершиться еще в 2020 г.

Антон ЛОСЕВ

Гарантированная корпоратизация

Владимир Зеленский положительно оценивает желание государственных компаний, в частности НАК "Нафтогаз Украины" и НАЭК "Энергоатом", выйти на IPO (первичное публичное предложение). Как сообщает официальное интернет-представительство Президента Украины, об этом глава государства, в частности, заявил в интервью украинским телеканалам в ходе Всеукраинского форума "Украина 30. Экономика без олигархов", проходившего 14-16 июня в Киеве.

Но если перспективы IPO "Нафтогаза" регулярно обсуждаются и комментируются руководством этой компании с привязкой к срокам, то про IPO оператора украинских АЭС — "Энергоатома" никто не вспоминал очень давно. Последний раз о возможном первичном размещении акций компании в 2014 г. говорил тогдашний министр энергетики Юрий Продан, да и то лишь в контексте того, что в ближайшее время его не следует ожидать.

Здесь стоит напомнить, что корпоратизация "Энергоатома" предусмотрена гарантийным соглашением, подписанным в 2013 г. между Украиной и Европейским банком реконструкции и развития по кредиту, предоставленному ЕБРР и "Евратомом" "Энергоатому" на реализацию Комплексной (сводной) программы повышения безопасности энергоблоков АЭС Украины. Соглашение было ратифицировано Верховной Радой в 2014 г.

В конце апреля 2017 г. компания Deloitte, которую ЕБРР избрал консультантом для "Энергоатома", представила начальный отчет о реализации проекта по корпоратизации компании. Согласно этому отчету, процесс корпоратизации будет проведен в три этапа: первый — изучение и оценка существующей законодательной базы, второй — разработка дорожной карты и третий — определение роли совета директоров, наблюдательного совета компании, построение системы финансового контроля. Через пять лет после появления документа не сделано главное — закона о корпоратизации "Энергоатома" до сих пор нет.

Хроника без событий

Что же такого случилось в последнее время, что главе государства сообщили о желании "Энергоатома" выйти на биржу и привлечь пару миллиардов долларов, к примеру, на достройку энергоблоков Хмельницкой АЭС. На самом деле абсолютно ничего, поскольку Кабмин так и не сделал каких-то конкретных шагов для ускорения корпоратизации "Энергоатома", невзирая на то, что в конце 2019 г. Указом Президента Украины №837 Правительство получило поручение провести корпоратизацию компании до конца 2020 г., чему должно было предшествовать представление на рассмотрение парламента соответствующего законопроекта. 22 сентября 2020 г. Президент государства Указом №406 вновь поручил КМУ "обеспечить совершенствование управления ГП "НАЭК "Энергоатом", в частности ускорить подготовку и проведение корпоратизации указанного предприятия".

Справедливости ради стоит упомянуть, что в октябре 2020 г. врио министра энергетики Ольга Буславец все же что-то пыталась делать в этом направлении, и даже собиралась объявить конкурс на должности независимых членов Наблюдательного совета "Энергоатома". Но тут уже сам НАЭК выразил категорическое несогласие. Врио президента компании Петр Котин заявил, что решение Министерства энергетики о конкурсном отборе кандидатов на должности членов набсовета "Энергоатома" является: "недопустимым, деструктивным и невозможным для реализации". Свою позицию П. Котин пояснил тем, что "Энергоатом" поддерживает создание Набсовета, но только после трансформации госпредприятия в акционерное общество.

В марте текущего года тогдашний вице-президент НАЭК "Энергоатом" Герман Галущенко, вскоре возглавивший Минэнерго, сообщил, что законопроект о корпоратизации наконец готов и компания ожидает его принятия в первом чтении в ближайшее время. Прошло три месяца, а законопроект в Раде так и не зарегистрирован, хотя чему удивляться — предыдущая версия проекта закона о корпоратизации "Энергоатома", поданная на рассмотрение Кабмина в 2018 г., несколько лет пролежала без движения, пока не устарела в связи с изменениями в законодательстве.

Однако сейчас сложилась уникальная ситуация — Герман Галущенко оказался по другую сторону баррикад, и мог бы продвигать необходимый "Энергоатому" законопроект уже как глава профильного ведомства, которому ранее подчинялся оператор АЭС. Но, к сожалению, именно по инициативе руководства "Энергоатома" в конце прошлого года компания добилась своего переподчинения от Минэнерго непосредственно Кабинету Министров. Выходит, что Герман Валерьевич сам ограничил свои возможности в продвижении интересов "Энергоатома". Хотя нельзя исключать, что уже готовится некое распоряжение о возврате НАЭК в подчинение родного министерства, ведь вся история с переподчинением была не чем иным, как попыткой нейтрализовать влияние Ольги Бусловец на атомную генерацию, с которой руководство "Энергоатома" почти весь 2020 г. вело информационную войну.

"Деактивированные" активы

Все вышесказанное демонстрирует непоследовательность и отсутствие координации в действиях участников процесса. При этом без ответа остается важнейший вопрос корпоратизации "Энергоатома". Дело в том, что основной актив компании, а именно, ядерные материалы и ядерные установки, вообще не подлежат отчуждению из государственной собственности согласно действующему законодательству. Таким образом, остается неясным, из чего же будет состоять уставный капитал (УК) акционерного общества, в которое трансформируется унитарное госпредприятие "Энергоатом" в процессе корпоратизации. Если в УК не будет включена стоимость ядерных установок и ядерных материалов, проще говоря, энергоблоков АЭС и ядерного топлива, которые составляют около 97% стоимости активов "Энергоатома", инвестиционная привлекательность компании будет определяться ее киевскими офисами, большинство из которых арендованные.

Урегулировать эту проблему можно было бы тем самым Законом "О корпоратизации ГП НАЭК "Энергоатом". Как уже отмечалось выше, соответствующий законопроект был подан "Энергоатомом" на рассмотрение Кабмина еще в 2018 г. Документ предусматривал установление для акционерного общества "Энергоатом" особого правового режима пользования имуществом, приватизация которого запрещена.

Тут важно также отметить, что в прошлом году в Минэнерго заявляли, что категорически против приватизации, полного или частичного частного владения НАЭК "Энергоатом" и атомными электростанциями. Министерство, возглавляемое тогда О. Буславец, настаивало на проведении корпоратизации "Энергоатома" в условиях сохранения за государством 100% акций компании. В Минэнерго отмечали, что корпоратизация "Энергоатома" возможна только при условии жесткого ограничения в отношении отчуждения имущества, относящегося к ядерным установкам, и ядерных материалов. Ссылаясь на результаты исследования консалтинговой компании Deloitte, которая проанализировала все возможные варианты корпоратизации "Энергоатома", в Минэнерго отметили, что был выбран вариант, который ни в коем случае не предусматривает приватизацию компании. Но что такое IPO, как не частичная или полная приватизация компании. После заявления Владимира Зеленского можно предположить, что позиция Минэнерго в отношении возможной приватизации "Энергоатома" изменилась.

Возможно, ответ на этот вопрос даст новый законопроект о корпоратизации "Энергоатома", о котором упоминал Г. Галущенко, однако до сих пор текст этого документа не обнародован. Сам же "Энергоатом", весьма бодро реагирующий на любые высказывания главы государства, касающиеся атомной генерации, после заявления про IPO решил воздержаться от комментариев.

Очередной фальстарт

В итоге вся ситуация с первичным размещением акций "Энергоатома" очень напоминает историю вокруг достройки третьего и четвертого энергоблоков ХАЭС. (Несмотря на строительную готовность 3-го блока на 75% и 4-го — на 28%, в 1990 г. из-за "постчернобыльского" моратория на строительство новых АЭС проект приостановили). Вот уже полгода, как о возобновлении строительства Х-3, Х-4 не слышно ничего нового, зато осенью прошлого года из сообщений "Энергоатома" и личных выступлений Владимира Зеленского создавалось впечатление, что 2021 г. станет годом "большого атомного строительства".

В ноябре 2020 г. врио президента "Энергоатома" Петр Котин заявлял: "Подготовительный этап достройки энергоблоков №3 и №4 ХАЭС завершен, на очереди развертывание строительных работ. Ожидаем, что до конца ноября Министерство экологии утвердит Отчет по оценке воздействия на окружающую среду строительства энергоблоков №№ 3,4 ХАЭС. Надеюсь, что после этого проект закона Украины "О размещении, проектировании и строительстве энергоблоков №№3,4 ХАЭС" будет быстро рассмотрен Кабмином и направлен в Верховную Раду, которая примет его до конца года".

Минэкологии так ничего и не утвердило, закона о достройке ХАЭС, как и закона о корпоратизации, нет. В то же время Президенту доносят планы компании, которые он с радостью поддерживает, не углубляясь в детали. Вот еще один пример. В конце мая этого года Владимир Зеленский заявил о том, что перед "Энергоатомом" стоит задача закончить 2021 г. с прибылью в $500 млн, а в следующем году обеспечить государству прибыль в $1 млрд. Хотя Президент и не уточнил, имеет ли он ввиду чистую прибыль, но из контекста его заявления следовало именно это. Каким образом компания планирует достичь такого показателя, получив за I кв. 2021 г. чистую прибыль всего в 1 млрд грн, опять-таки не ясно.

Очень похоже, что в докладах Владимиру Зеленскому на энергетическую тематику беззастенчиво используют приемы пиарщиков, а не реальные экспертные оценки. Вместо обоснованных цифр и сроков, там множество слов-триггеров с положительными коннотациями, такие как "IPO большой государственной компании", "новые рабочие места на строительстве атомных энергоблоков" или "прибыль в $1 млрд". Одни и те же люди в "Энергоатоме", Министерстве энергетики и Офисе Президента "подают" главе государства яркие образы развития и успеха, выбивают под это соответствующие президентские указы, а затем успешно саботируют их выполнение. Остается ждать, когда Президенту, наконец, надоест этот увлекательный процесс и он поинтересуется результатом.