Наш старый сайт

Ядерное искушение

Ядерное искушение

№14 (1207) от 06.04.202106.04.2021

Дешевая энергия в больших объемах нужна Европе, а обеспечить ее без АЭС не получится

19 марта главы семи европейских стран — Франции, Польши, Венгрии, Чехии, Румынии, Словакии и Словении — отправили в Европейскую комиссию совместное письмо, в котором предупредили, что политика ЕС в области изменения климата может помешать роли ядерной энергетики в сокращении выбросов CO2. По сути же они просто выступили в защиту атомной энергетики, хотя и через заявление о том, что атомная энергетика должна стоять на одном уровне с другими низкоуглеродными технологиями в климатической политике, включая правила устойчивого финансирования.

Заявление семи

Причина обострения споров вокруг судьбы европейских АЭС в том, что как раз сейчас Брюссель завершает разработку знакового закона о "зеленом" финансировании, задача которого обеспечить поступление денежных средств в проекты "низкоуглеродной" энергетики. При этом Комиссия еще не решила, будут ли правила ЕС относить ядерную энергию к устойчивым инвестициям — дело в том, что против этого выступают, прежде всего, Германия и Австрия, а также многочисленные противники атомной энергетики в других странах Европы.

В письме Комиссии перечисленные страны заявили, что ЕС должен делать больше для того, чтобы поставить ядерную энергетику в один ряд с другими низкоуглеродными технологиями в климатической политике, включая правила устойчивого финансирования.

"Мы очень обеспокоены тем, что право государства-члена выбирать между различными источниками энергии и право определять общую структуру энергоснабжения в настоящее время сильно ограничено политикой ЕС, что исключает ядерную энергетику из все большего числа политик", — заявили в письме защитники АЭС.

Интригующий момент: в Еврокомиссии агентству Reuters заявили, что не могут подтвердить получение письма. В свою очередь, глава ЕС по климатической политике Франс Тиммерманс на онлайн-мероприятии, организованном в марте Питтсбургским университетом, высказался относительно ядерной энергетики таким образом: "Мы, как Европейская комиссия, занимаем нейтральную позицию по этому вопросу. Государства ЕС должны сравнивать затраты и выгоды ядерной энергетики с затратами на использование возобновляемых источников при рассмотрении вопроса о новых реакторах".

В переводе с бюрократического на человеческий язык это означает примерно следующее: "Вы, ребята, сами договаривайтесь с Германией и Австрией, а мы, европейские бюрократы, брать на себя решение таких вопросов просто не хотим".

Напомним, что лидеры ЕС в декабре 2020 г. согласились сократить свои чистые выбросы парниковых газов как минимум на 55% от уровня 1990 г. к 2030 г. — эта цель, по данным Еврокомиссии, потребует дополнительных инвестиций в энергетический сектор в размере EUR 350 млрд в год только в нынешнем десятилетии.

Кому выгоден евроатом

Большинство стран-подписантов письма активно используют атомную энергетику. Ее используют 13 государств, в которых АЭС вырабатывают примерно четверть потребляемой электроэнергии. Сторонники "мирного атома" продвигают его как технологию, которая обеспечивает низкие выбросы CO2, в то время как противники выражают озабоченность по поводу опасных отходов, а также растущих затрат на новые проекты.

Франция вырабатывает около 70% своей электроэнергии на атомных станциях. Среди других стран, подписавших письмо, атомная генерация составляет примерно 56% электроэнергии, производимой в Словакии, 48% в Венгрии, 36% в Словении, 35% в Чехии. В Польше АЭС нет, но она хочет построить собственные реакторы, чтобы уменьшить свою зависимость от угля.

И вот тут, кстати, появляется тот самый "атомный аргумент", которым оперируют подписанты письма: поддержка и развитие АЭС позволяет сохранить баланс — сократить выбросы СО2 и одновременно обеспечить потребителей относительно недорогой энергией. Та же Польша с ее растущей промышленностью и обилием угольных электростанций (3/4 в структуре производства первичной энергии) — настоящий кошмар для европейских "зеленых". Скорее всего, им тоже окажется выгоднее, чтобы Польша построила АЭС и перестала "коптить", чем уговаривать очень непослушную Брюсселю Варшаву затеять долгий "зеленый переход" с туманным финалом.

Поэтому страны-подписанты в своем письме особо обращают внимание на то, что акцент на развитие "зеленых" технологий, которые неизвестно, когда будут коммерчески успешными, ставит под угрозу более краткосрочные проекты, которые нужны для поддержания конкурентоспособности европейских стран на фоне всей мировой экономики.

Показательный момент: письмо в Брюссель направили те страны, которым обилие недорогой электроэнергии принципиально важно по той причине, что они развивают достаточно энергоемкие отрасли промышленности, в основном — машиностроение. А вот страны, которые делают в экономике упор на туризм, сельское хозяйство, торговлю и сферу услуг (Испания, Италия, Греция, Хорватия, Португалия, Нидерланды, Болгария) — куда менее озабочены проблемами европейской атомной генерации. Для их экономик стоимость электричества менее критична.

Есть в Европе страны, которые полностью отказались от атомной энергетики — это Португалия, Ирландия, Дания и Италия.

Немецкоязычная проблема

Германия и Австрия имеют развитую промышленность с высоким потреблением энергии, однако выступают против того, чтобы за счет ЕС обеспечить поступление денежных средств в атомные проекты, а не в другие направления развития "низкоуглеродной" энергетики.

Почему так? Можно, конечно, поиграть в конспирологов и предположить, что немцы, уже более-менее обеспечившие себе замещение атомной генерации, просто хотят "уйти в отрыв" и лишить своих европейских конкурентов дешевой атомной энергии, что позволит им сохранить промышленное лидерство в Старом Свете.

Однако, скорее всего, дело в простой прагматичности и способности мыслить на отдаленную перспективу. В 2017 г. четыре оператора немецких АЭС, частные компании Eon, RWE, EnBW и Vattenfall, внесли EUR24 млрд в специальный государственный фонд, перед менеджерами которого поставлена задача к 2100 г. увеличить этот капитал примерно до EUR169 млрд. Именно столько, согласно прогнозам, придется заплатить в общей сложности за временное хранение и окончательное захоронение тех радиоактивных отходов, которые накопятся в Германии к моменту отказа от ядерной энергетики к концу 2022 г.

Подобные расходы, которые во Франции или в России берет на себя государство, а иными словами — полностью оплачивают налогоплательщики, обычно не учитывают при подсчете стоимости электроэнергии, вырабатываемой атомными электростанциями.

Отношение немцев к атомной энергии было изначально сложным, однако в 1986 г., после того как страну накрыло радиоактивное облако от Чернобыльской станции, в Германии стали все активнее выступать за отказ от ядерной энергетики. В 2000 г. коалиционное правительство Германии приняло закон, установивший план поэтапной остановки АЭС и отказа от атомной энергетики. В 2010 г. план был скорректирован в сторону продления сроков эксплуатации АЭС.

После аварии на АЭС в Фукусиме антиядерное лобби усилилось как никогда, и на улицах немецких городов прошли многотысячные демонстрации за отказ от этого вида энергии. Вскоре правительство откликнулось на призывы немецких граждан вывести из эксплуатации все атомные реакторы. Аналогичные процессы отказа от атомной энергетики начались после Фукусимы и во многих других странах, однако глобальные последствия такого отказа мало кем просчитывались на научном уровне.

Сейчас на территории Германии находятся 17 ядерных реакторов. Самые старые — 7 объектов, построенных до 1980 г., — были отключены сразу после катастрофы на японской АЭС "Фукусима-1": они уже окончательно выведены из эксплуатации. К 2021 г. были отключены еще шесть реакторов. Оставшиеся планируется вывести из эксплуатации до 2022 г.

Ученые из Университета Карнеги-Меллона и Калифорнийского университета в Беркли (США) подсчитали экономические и социальные последствия закрытия половины атомных станций в Германии после 2011 г. Использовав технологии машинного обучения, экономисты обработали статистические данные, собранные в 2011-2017 гг., и пришли к выводу, что выработка энергии АЭС Германии почти полностью замещалась сжиганием угля, что привело к выбросам в атмосферу дополнительно 36 млн т углекислого газа, или увеличению их на 5%.

Что более удручающе — увеличение сжигания угля привело к большему загрязнению атмосферы частицами и диоксидом серы, что привело дополнительно к 1100 смертям в год от респираторных и сердечно-сосудистых заболеваний. Ученые подсчитали, что увеличившиеся выбросы в атмосферу и вызванная этим преждевременная гибель людей стоили немецкому обществу $12 млрд ежегодно.

Кроме того, отключение атомных станций привело к удорожанию электроэнергии, что сыграло на руку ее производителям, однако рядовые потребители были вынуждены платить больше.

Но именно в тот же самый период Германия на порядки увеличила объемы государственных и частных инвестиций в технологии и объекты "зеленой" энергетики. То есть поставила перед собой задачу полностью обеспечивать себя экологически чистой энергией.

С точки зрения Германии, это будет довольно-таки несправедливо: немцы напрягаются, стараясь сделать энергетику полностью чистой, а их соседи-конкуренты не только продолжают вовсю эксплуатировать АЭС, но и хотят получать от Евросоюза деньги на дальнейшее развитие своей атомной генерации.

Украина выжидает

Наша страна в споре европейских сторонников и противников атомной энергетики пока заняла выжидательную позицию. Потому что на данный момент у нее есть предостаточно доводов для того, чтобы поддержать как одну, так и другую сторону, а в такой ситуации всегда лучше сохранять нейтралитет, а потом уже договариваться с победителем.

С одной стороны, в долгий период "зеленого" перехода странам ЕС наверняка придется покрывать нехватку электроэнергии за счет импорта, и тут Украине как раз очень пригодится ее атомная генерация — она сможет работать на экспорт в ЕС. Не зря же строят энергопереход через Бурштынский остров, в конце концов.

Да, сейчас Украина больше выступает в роли импортера электроэнергии, но все мы надеемся на лучшее, новые энергомощности строятся, энергопотребление, наоборот, снижается, так что при позитивном сальдо производства и внутреннего потребления лучше уж продавать электричество европейцам, чем выводить в резерв блоки-миллионники на Запорожской и Ривненской АЭС, как это было в прошлом году.

Добавим сюда и принятый буквально на днях "план Байдена" по инвестированию $2.3 трлн в американскую инфраструктуру и "зеленые" энерготехнологии. Похоже на то, что Америка делает ставку на "зеленую" энергетику. Это значит, что, например, занимающаяся атомными проектами компания Westinghouse в перспективе будет терять американскую "кормовую базу" и активнее инвестировать в атомные проекты за пределами США, в том числе в Украине.

С другой стороны, Украине очень хочется получать от ЕС инвестиции под проекты "зеленой" энергетики. А они уже сейчас запускаются самые разнообразные — от солнечных и биогазовых электростанций до производства электробусов или двигателей для водородных автомобилей (мы сейчас упомянули только уже реально существующие проекты).

У сторонников "зеленого перехода" в Украине свои резоны. Дескать, если бы Украина "вписалась" в европейскую стратегию тотального "зеленого перехода", пусть и в несколько более отдаленной перспективе, то она вполне могла бы долгое время получать щедрое финансирование под свои проекты экологически чистой энергогенерации. А попутно — под проекты вывода из эксплуатации АЭС. Потому что той же Европе совсем не хочется иметь у себя прямо под боком старые, еще советские и потенциально небезопасные атомные станции. Впрочем, пока деньги приходится собирать с украинского потребителя.