Наш старый сайт

Издержки перехода

Издержки перехода

№41 (1234) от 12.10.202118.10.2021

Как "зеленые" планы в энергетике влияют на благосостояние украинцев и как к ним эффективнее приспособиться

Продолжение. Начало см. в №40 "ЭнергоБизнеса" от 5.10.21 г.

Все чаще возникает вопрос: каковы же в реальности технические параметры "сокращения уровня жизни населения" (концепция degrowth) в рамках нынешней "зеленой" повестки ради т.н. "устойчивого развития".

Известно, что существует предел использования организмом человека собственной энергетической мощности, которая определяется "интенсивностью основного энергообмена" 0.3-0.5 МВт/год. Организм отдельного человека погибает от "тепловой смерти", если развивает подобную интенсивность клеточного метаболизма. Можно предположить, что и для человеческого общества существует некоторый предел использования глобальной первичной энергии, приходящейся на душу населения.

На протяжении многих столетий душевое потребление промышленной энергии в мире ежегодно прирастало примерно на 30 кВтч/год и к 1950 г. увеличилось с необходимых и достаточных 4 МВтч/год до 11 МВтч/год. На протяжении основного периода своей истории цивилизация жила в режиме скромного душевого энергопотребления, не слишком нагружая биосферу своим присутствием. Если бы в середине XX века человечество остановилось на этом уровне душевого энергопотребления, не наращивая производство глобальной энергии, то сегодня на Земле проживало бы не более 3.8 млрд человек.

После 1970 г. прирост удельного энергопотребления увеличился до 100 кВтч на человека в год. В 1970 г. энергопотребление в среднем в мире на человека составляло 18 МВтч/год. В 2020 г. значение подушевой энергообеспеченности цивилизации приблизилось к 24 МВтч/год. Если человечество не сменит парадигму энергетического роста, то к 2050 г. этот показатель достигнет величины 26 МВтч/год при численности населения 9.8 млрд человек.

Первыми на фактор перегруженности антропогенной энергией отреагировали биосфера и климатическая система Земли. Каждый 1 кВтч антропогенной энергии способствует усилению парникового эффекта в атмосфере и накоплению в климатической системе Земли 16 кВтч тепловой энергии.

Значит, чтобы избежать "смерти от перегрева", человечество в среднем должно снизить энергопотребление до уровня "золотого века" человечества в 1950-70 годах — 11-18 МВтч/год. Лучше бы, конечно, 11, но на худой конец сойдет и 18 МВтч/год на человека.

Что это конкретно означает для стран Первого мира и для Украины в частности? Разумеется, мы потребляем в разы больше энергии, чем средний мировой показатель. В среднем по ЕС этот показатель в 2020 г. был 25 МВтч/год, в Японии — 46 МВтч/год, в Украине — 60 МВтч/год, в США — 86 МВтч/год. Для сравнения: в Индии этот показатель 2 МВтч/год, в Афганистане — 0.26 МВтч/год. Кстати, Китай близок к планке "устойчивого развития" — 20 МВтч/год.

Получается, средний европеец теперь должен для возврата к щадящему режиму 1970 г. потреблять энергии в 1.5 раза меньше, чем сейчас (в жестком варианте 1950 г. — в 2 раза), украинец — в 3 (5) раз, американец — в 4 (7-8) раз. А как этого достичь, сказано уже много: почти полная отмена личного транспорта (через промежуточную фазу — электромобили), сокращение авиаперелетов, циркулярная экономика (вторично-третично-бесконечное использование материалов), принудительное (через налоги и пошлины) ограничение производства и потребления мяса, ускоренное и приоритетное развитие ВИЭ и так далее.

Какой реакции ждать

Западное общество уже в полной мере запугано перспективой изменения климата. Административная и медийная истерия по поводу "изменения климата" приводит к неожиданному эффекту: в развитых странах многие люди отказываются заводить детей по этой причине.

Об этом говорится в аналитической записке инвестиционного банка Morgan Stanley: "Общественное движение за то, чтобы не иметь детей из-за опасений по поводу изменения климата, растет и влияет на уровень рождаемости быстрее, чем любая предшествующая тенденция в области снижения рождаемости".

Есть уже и экспериментальные данные на этот счет. Исследователи Калифорнийского университета показали на длинном временном ряду, что число рождений в США снижается через девять месяцев после сильной жары. Например, для белых в штате Джорджия получается, что однодневное повышение температуры с 20 до 30 градусов снизит рождаемость через девять месяцев на 0.17%. А если таких жарких дней 60? Значит, рождаемость в таком регионе упадет на 10%.

В свою очередь, исследование 18 тыс пар в Китае в прошлом году показало, что загрязнение твердыми частицами (при преобладающей в Китае угольной генерации — и в жару выработка "угольной энергии" увеличивается) было связано с повышением вероятности бесплодия у пар на 20%.

Вторая часть проблемы — рост числа "климатических отказников", молодых людей, которые считают, что появление нового человека на свет еще больше усилит климатические изменения ("повысит углеродный след"). Это движение подогревают и политики, и медийные звезды. Так, в 2019 г. принц Гарри сказал, что он и его жена Меган планируют завести максимум двух детей, сославшись на экологические проблемы в мире. А член Конгресса США из левой части Демпартии Александрия Окасио-Кортес говорила: "Существует научный консенсус в отношении того, что жизнь детей (при изменении климата) будет очень сложной. И я думаю, что это приводит к тому, что у молодых людей возникает законный вопрос: нормально ли в такой ситуации иметь детей?"

Готовность людей изменить образ жизни для воздействия изменения климата, связанные с образованием

Готовность людей изменить образ жизни для воздействия изменения климата, связанные с образованием

На диаграмме — результаты исследования, которые показывают: в большинстве случаев люди с более высоким уровнем образования с большей вероятностью, чем люди с меньшим уровнем образования, говорят, что они готовы изменить свой образ жизни в ответ на воздействие изменения климата. Но даже у людей с невысоким образованием уровень поддержки "зеленой" повестки очень высок, в среднем 65-80%.

Это говорит о том, что Первый мир, особенно Европа, уже не свернет с этого магистрального пути. Будут впятером в одной комнате обогреваться от солнечной панели, ездить на велосипеде и откажутся от мяса — но продолжат "бороться за климат".

Еще нужно понимать, что активисты "зеленых" в Европе имеют радикально левые корни. То есть это глубоко идейные люди. Старый актив — выходцы из среды троцкистов, маоистов, среди шведских и датских левых были даже поклонники Пол Пота, которые ездили к нему в Камбоджу и восторгались масштабом "изменений". Можно биографию того же Йошки Фишера почитать, бывшего главы МИД Германии: в 1970-е он был троцкистом и мастерил взрывчатку.

Сегодня реальное влияние "зеленых" на политику в развитой части мира намного больше, чем можно было бы судить по чистой численности их партий. Причина проста: продвигаемой ими повестке симпатизируют очень многие члены других партий. А лидеры этих партий просто не могут не учитывать такие симпатии.

Что можно сделать

Несмотря на все колоссальные усилия по проведению в жизнь политики перехода на ВИЭ, они пока не в состоянии составить реальную конкуренцию традиционной энергетике. Вот показательный пример: в Австралии по-настоящему историческим событием стало то, что там "зеленая" энергетика впервые опередила "незеленую" генерацию.

Правда, объемы производства "зеленой" энергетики преобладали над традиционной генерацией в течение всего нескольких минут — они достигли 57% от общего объема производства. По словам ученого из Колледжа климата и энергетики Мельбурнского университета Дилана Макконнелла, такому достижению способствовала погода, поскольку не было холодно, чтобы включать отопление, а также не было слишком жарко, чтобы пользоваться кондиционерами. Однако ученый отметил, что Австралия все еще находится далеко от максимума выработки возобновляемой энергии.

А главное, высокие "зеленые" технологии в энергетике пока остаются дотационными на Западе. В Украине тоже — мы видим это по свистопляске вокруг "зеленого" тарифа. Но сегодня уже понятно, что у традиционной энергогенерации в ближайшем будущем будет много проблем. Угольная генерация окажется под жестким прессом, она обречена — сперва на замену газовой генерацией, а потом и на полное исчезновение. У мазута — та же судьба. Возможно, мы увидим на десятилетие-другое ренессанс атомной энергетики, но в перспективе и она уйдет в небытие под напором ВИЭ.

Однако такой сценарий позволяет понять, что возможности "зеленой" энергетики куда шире, чем уже набившие всем оскомину ветряки, солнечные панели или привычные большие ГЭС, питающие целые города. У Украины, как и у большинства стран мира, есть огромный потенциал по бездотационным ВИЭ, которые дают дешевую энергию.

Первое направление — мини-ГЭС. Ничего нового в них нет, все было опробовано в СССР еще в первой половине ХХ века. Просто из-за советской гигантомании и стремления к централизации подобные проекты не получили развития. А ведь стандартная гидроэнергетическая установка на малой реке равномерно в течение года обеспечивает электричеством 15 домов со стандартной площадью 70 кв м (или 10 домов по 100 кв м), включая и использование электричества в хозяйстве. Потенциально такая система могла бы обеспечивать энергией множество домохозяйств и сельскохозяйственных предприятий, причем в самых дальних уголках, куда сложно и дорого тянуть сети. Себестоимость 1 кВтч на таких малых ГЭС — 0.15-0.25 грн.

В общем, поставил рядом с деревней пару мини-ГЭС — и вот тебе дешевая энергия, и никаких отношений с местным облэнерго. Причем турбины сейчас делают проточные, не надо никаких водных накопителей, бетонированных сливов и тому подобной инженерной переделки русла реки.

Плюс — это солидная загрузка машиностроительной отрасли Украины.

А в целом мини-ГЭС сейчас — это хит ВИЭ. В Китае некоторые внутренние территории уже почти треть энергии получают именно от них. Норвегия и Швеция, опять же, развивают систему мини-ГЭС ускоренными темпами.

Второе направление — пеллеты. Это гранулы из древесных отходов, которыми топят как дома, так и мини-котельные. Можно смеяться, конечно, над отоплением дровами в XXI веке, но мировой рынок пеллет растет огромными темпами. В 2020 г. их произвели во всем мире 43 млн т, тогда как в 2010 г. было 15 млн т. Прогноз на 2030 г. — 92-94 млн т. Европа производит 16 млн т, Северная Америка — 11-12 млн т, Россия — всего 1.5 млн т (в 10 раз меньше, чем в Европе). При этом экспортировать пеллеты можно по $100-110 за т. А потенциал производства пеллет в Украине — не менее 5 млн т в год. Плюс рынок мини-котельных, да и обычных котельных, которые зачастую до сих пор топят углем (а можно переводить на пеллеты ради улучшения экологии).

Сюда еще стоит добавить рынок биогаза с ферм и предприятий по переработке сельхозпродукции. Проще говоря, утилизация навоза, птичьего помета и органических отходов пищевого производства, которые часто у нас просто сбрасывают в реки и овраги. Здесь потенциал — 8 млрд куб м газа в год. Как минимум сами фермы работали бы на электричестве и тепле от такого биогаза. В Дании именно так обслуживаются фермы собственным биогазом, и еще хватает отдавать электричество в общую сеть, плюс на выходе получается отличное органическое удобрение.

Читайте также: 

- Не тот поворот