Наш старый сайт

Переход в никуда

Переход в никуда

№39 (1232) от 28.09.202130.09.2021

Украинские законодатели могут лишить Украину газового транзита без помощи русских и немцев

Мучивший всю прогрессивную часть человечества вопрос, как лучше транспортировать газ через Nord stream–2 или через Украину, кажется, близок к разрешению. Зарегистрированный 9 сентября 2021 г. в Верховной Раде законопроект №6013 потенциально лишает Украину транзита газа не только в далекой перспективе, а и в самом ближайшем времени.

Неизвестен автор китайского проклятия "Чтоб ты жил в эпоху перемен!", но оно точно не применимо к Украине, где эпоха перемен стала перманентным состоянием, когда одна перемена — реформа плавно переходит в следующую, которая при этом обычно отрицает предыдущую.

Выработанный в результате стойкий иммунитет, лучше актуальных на сегодня прививок, позволяет заинтересованным сторонам спокойно воспринимать и трезво оценивать любые изменения, какими бы реформаторскими лозунгами они не прикрывались.

Не исключением стала очередная реформа — перемена, затеянная законопроектом №6013 "Про особенности регулирования предпринимательской деятельности отдельных видов юридических лиц и их объединений в переходный период".

При всей его видимой важности даже невооруженным глазом, положения законопроекта уместились всего в 23 статьи и небольшие переходные положения, по своему содержанию вполне простые и понятные.

Что предлагается. На протяжении 7-летнего переходного периода все существующие предприятия реорганизовываются в хозяйственные общества (общества з ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью, полные, коммандитные или акционерные). За пять лет такое отвратительное порождение, наверное, советского прошлого, как "квазивещные" права хозяйственного ведения и оперативного управления прекращаются, а прежде используемое на этих правах имущество вновь созданные хозяйственные общества будут использовать на основании права аренды или управления, а некоторые станут его собственниками.

Упоминание в Пояснительной записке к законопроекту Руководящих принципов Организации экономического развития и торговли по корпоративному управлению для предприятий с государственным участием, не оставляет сомнений в цели его принятия.

Ведь под высоко развевающимся флагом этой уважаемой межгосударственной организации экономически развитых стран у нас обычно реформируется вполне определенный сектор экономики — государственный, вместе с остатками государственных предприятий и объектами государственной собственности.

Обоснование принятия проекта вполне изящное и своей глубиной поражает воображение. Оказывается, противоречия между Хозяйственным и Гражданским кодексами достигли таких глубинных противоречий, что сформировавшаяся неоднозначная судебная практика, в частности, постановлением от 29 июня 2021 г. Большой Палаты Верховного Суда в деле № 916/2813/18 относительно спора о разделе супругами совместно нажитого частного предприятия, не исключают применения аналогичного подхода к государственным предприятиям.

И хотя государственные предприятия в силу единоличного пользования государственным имуществом в сожительстве или ведении совместного хозяйства с другими субъектами замечены не были, что исключает наличия с дальнейшим разделом нажитого имущества, Хозяйственный кодекс, определяющий принципы управления государственным сектором экономики и его материальную базу, следует отменить, урегулировав все имущественные отношения нормами Гражданского кодекса.

Может быть, кому-то и не нравится, что статья 22 Хозяйственного кодекса определяет, что государство осуществляет управление государственным сектором экономики в соответствии с основами внутренней и внешней политики. Или может быть кто-то считает несправедливым, что частные предприятия и примкнувшие к ним хозяйственные общества тратят свои кровно заработанные деньги на оплату аренды, а в это время государственные предприятия пользуются бесплатно государственным имуществом на правах хозяйственного ведения и оперативного управления, и лишить государство этого имущества никак не могут. Но почему такое положение вещей не нравится самому собственнику — государству, понять сложно, но нужно.

И поэтому стоит обратиться к истории вопроса. Действительно, право хозяйственного ведения и оперативного управления досталось Украине от ее советского прошлого.

Закон УССР "О предприятиях в Украинской ССР" от 23 марта 1991 г., определяя имущественную базу предприятий, предусматривал, что имущество может принадлежать на праве собственности или полного хозяйственного ведения.

Для государственных предприятий право хозяйственного ведения стало основным в силу прямого указания в законе.

Закон УССР "О собственности" от 7 февраля 1991 г. описывал право хозяйственного ведения как право государственного предприятия владеть, пользоваться и распоряжаться государственным имуществом, совершая относительно него любые действия, которые не противоречат закону и целям деятельности предприятия.

Хотя возможность такого предприятия распоряжаться переданным ему государственным имуществом и была предусмотрена, в памяти такие случаи не всплывают.

В отличие от права хозяйственного ведения на праве оперативного управления, государственное имущество закреплялось за государственными учреждениями (организациями), которые финансировались из государственного бюджета, и полностью исключало его отчуждение в третьи руки.

На протяжении многих лет в упомянутые Законы вносились изменения, но на суть возникших имущественных взаимоотношений государства с собственными предприятиями и учреждениями они не влияли: бесплатность пользования и неотчуждаемость имущества.

Принятый в 2003 г. Хозяйственный кодекс сохранил и право хозяйственного ведения, и право оперативного управления. Для государственных предприятий они остались основными вещными правами, на которых они пользовались вверенным имуществом, что логично получило продолжение в Законе "Об управлении объектами государственной собственности" от 21 сентября 2006 г.

На сегодня право хозяйственного ведения используется государственными коммерческими предприятиями, а право оперативного управления — казенными и некоммерческими, и неким важным субъектом на рынке газа, который транспортирует газ в Европу, о чем немного ниже.

Так что-же произойдет в этот самый переходный период и чем обернется.

На протяжении семи лет со дня вступления в силу закона все государственные предприятия должны реорганизоваться в хозяйственные общества или ликвидироваться.

Казалось бы, ничего страшного. Но есть нюансы. Если за государственным предприятием было закреплено имущество на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, такие права прекращаются.

Далее законопроект предлагает несколько вариантов развития событий.

Первый — при реорганизации государственного предприятия в хозяйственное общество государственное имущество передаётся ему по договору управления. Такой договор может предусматривать плату государства такому обществу. То есть самому себе из бюджета. Можно, конечно, управлять и бесплатно, но тогда полученное в процессе управления имущество станет собственностью такого управителя.

Второй — передача в аренду. В этом случае хозяйственное общество платит государству арендную плату.

И третий, самый щедрый —.передача имущества в уставный капитал, после чего государственное имущество становится собственностью такого общества. И вроде не приватизация, а имущество стало негосударственным, а принадлежащее этому самому хозяйственному обществу со всеми вытекающими из этого права последствиями.

Ну, наверное, хочется государству избавиться от своего имущества. Так оно же собственник, ему и карты в руки. И граждане переживут, они же вроде не собственники.

Казалось бы, причем здесь транзит газа. На газовом рынке государственных предприятий нет, реорганизовывать некого.

Оператор газотранспортной системы, оператор газовых хранилищ, операторы газораспределительных систем к государственным предприятиям не относятся. Они уже хозяйственные общества: с ограниченной ответственностью и акционерные со своими собственниками.

ООО "Оператор газотранспортной системы Украины" (ООО "ОГТСУ") на 100% частное, поскольку доля в его уставном капитале принадлежит АО "Магистральные газопроводы Украины", а не государству.

АО "Укртрансгаз" ошибочно считается собственностью АО "НАК "Нафтогаз Украины", хотя его акции принадлежат государству и переданы только в управление. Операторы ГРС, в привычном обиходе "облгазы", тоже частные, за исключением АО "Кировоградгаз", где государству принадлежит 51% акций, но АО "НАК "Нафтогаз Украины" считает его своим.

Все перечисленные субъекты рынка газа, не взирая на кажущиеся сложности с определением собственника корпоративных прав, при всем своем разнообразии имеют общую черту — все они пользуются государственными активами. Что же будет с ними?

И тут ждет сюрприз. Как практически всегда бывает, самые интересные моменты находятся не в самом законопроекте, а в переходных положениях к нему. В духе борьбы с наследием прошлого, изменениями в Закон "О рынке природного газа" право на хозяйственное ведение отменяется. На некоторых, конечно, такая отмена вообще никак не повлияет.

Например, Оператор газовых хранилищ — АО "Укртрансгаз" имеет право заключить договор хозяйственного ведения в перспективе, но государственное имущество еще с 1999 г. использует по договору пользования и не сильно горит желанием его менять. После превращения законопроекта в закон переоформят газовые хранилища на праве аренды, и включат арендную плату в тариф. Тариф АО "Укртрангаз" оплачивают заказчики услуг хранения. А то, что эти затраты будут включены в конечную цену газа для потребителей, мало кто сразу поймёт.

Операторы газораспределительных систем договоры хозяйственного ведения государственными объектами когда-то имели, но давно переоформили в договоры эксплуатации.

С ними, то есть с "облгазами", вообще просто. Идея с арендой государственных газораспределительных сетей давняя. Как утверждают ее апологеты, нечего жировать на государственном добре. Поэтому тарифная методика НКРЭКУ уже предусматривает включение таких затрат в тарифы. Придет время, включат и с потребителей газа соберут. А на арендных платежах можно новый бизнес построить. В свое время предлагали их перечислять не прямо в государственный бюджет, а некоему профессиональному арендодателю с дальнейшим расщеплением денежного потока: 30% остается у этого профессионала, а 70% — в государственный бюджет. Не верится? Сказка? Так в предыдущей каденции в Парламенте даже законопроект по этому поводу был. С законопроектом №6013 эта сказка станет былью.

Пытливый читатель, скорее всего, уже задался вопросом, а где же про транзит газа. А вот!

Есть у нас красивый, по-своему благородный, с претензией на принадлежность к европейской цивилизации, оператор газотранспортной системы. Отпочковавшись от НАК "Нафтогаз Украины", этот поистине бриллиант газовой отрасли в 2019 г. получил государственные объекты именно на праве хозяйственного ведения в соответствии с постановлением Кабмина №942 от 15 ноября 2019 г.

Такое знаменательное событие стало возможным исключительно с принятием Закона №264-IX от 31 октября 2019 г. "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины в связи з отделением деятельности по транспортировке газа", просто пронизанного трепетной любовью к праву хозяйственного ведения, которое позволяло выполнить международные обязательства по Договору о присоединении к Энергетическому Сообществу.

И титанический труд не пропал даром. Вновь созданный, по-модному независимый оператор благополучно прошел окончательную сертификацию Постановлением НКРЭКУ №3010 от 24 декабря 2019 г., благословленную выводом Секретариата Энергетического Сообщества.

А вместе с сертификацией наивысшее освящение получило и заклейменное ныне позором право хозяйственного ведения.

Если его отменить и заключить договор аренды, то, скорее всего, обманутые в своих убеждениях об этом праве, как единственной возможности обеспечить отделение транспортировки газа от его поставки, европейские партнеры мягко говоря не поймут. И сертификацию умножат на ноль.

Что будет с транзитом? Садится за стол переговоров оператор, а потенциальный заказчик ему: "Мы, конечно, можем понять и простить, что оператор сам транспортировать газ в таможенном режиме "транзит" не может, поэтому потребовался организатор такого действа, что не предусматривает законодательство Украины. Но оказывается оператор пользуется газотранспортной системой на каком-то птичьем "квази"-праве. Как там говорил один известный спортивный комментатор: "Нет, такой хоккей нам не нужен!" И транзит закончился.

Но, с другой стороны, нет худа без добра. Может и не нужен никакой транзит газа. Передать газотранспортную систему как предлагается в аренду. Чтобы оператор не мучился с добыванием денег на ее оплату каким-то побочным бизнесом, вроде балансировки, включить затраты на аренду в тариф. Тариф через поставщиков тихонько традиционно возложить на потребителей. Они же все равно заплатят, альтернативы газу нет, ведь в этом году дефицит дров кое-где образовался, а кизяки рачительные хозяева давно сами на газ пустили.

В итоге получается, что государству мешают не только его предприятия и его же имущество, но и транзитные возможности вместе с потребителями газа.

Так может не стоит торопиться переходить в никуда?

P.S. Все описанные трансформации по мотивам законопроекта №6013 относительно государственных предприятий касаются и коммунального сектора экономики. Поэтому не нужно удивляться, если старорежимная районная поликлиника рядом с домом, именуемая сегодня коммунальным предприятием, после принятия предлагаемых законопроектом изменений, превратится в ООО "Ромашка" в арендованном помещении, с возложением на пациентов дополнительных затрат на арендную плату, и независимым наблюдательным советом из лучших представителей отставных импортных докторов, официально именуемых нерезидентами Украины.

Олег БАКУЛИН, юрист