Наш старый сайт

Сергей МАКОГОН: "Считаю неуместными спекуляции вокруг того, кто виноват в вопросе "Северного потока-2"

Сергей МАКОГОН: "Считаю неуместными спекуляции вокруг того, кто виноват в вопросе "Северного потока-2"

№22 (1215) от 01.06.202102.06.2021

Перспективы работы ГТС Украины после ввода в эксплуатацию "Северного потока-2"

На фоне публичных баталий о "Северном потоке-2", в которых противники и сторонники этого геополитического проекта занимают крайне противоположные позиции, но каждый действует согласно своим национальным интересам или политической целесообразности, "ЭнергоБизнес" подробно расспросил генерального директора Оператора ГТС Украины Сергея МАКОГОНА о том, как будет работать газотранспортная система Украины после ввода в эксплуатацию "Северного потока-2".

— Президент США Джо Байден 21 мая фактически ответил на "неправильный сигнал", который его просили не подавать РФ политические и общественные деятели, присоединившиеся 20 мая к призыву Украины. Прикладной вопрос — готова ли ГТС Украины к "нулевому" варианту российского транзита?

— Не нужно уже сбрасывать со счетов усилия Украины и ее геополитических союзников, направленные на убеждение прежде всего ЕС в пагубности последствий ввода в эксплуатацию "Северного потока-2" (СП2). Это вопрос не одной компании, ее менеджеров или одного политика, а энергетической безопасности всей Украины и даже крупного региона.

Считаю неуместными спекуляции на тему того, кто именно виноват или автор победы в вопросе СП2. Так могут говорить лишь те, кто ничего на самом деле не понимает или не хочет понять, а хочет манипулировать общественным мнением.

Факт — это то, что на сегодня проект СП2 не достроен и не запущен в срок, который планировался изначально его авторами. Еще факт — достроенные другие проекты и введенные в эксплуатацию (ГТС Украины, "Северный поток-1", "Турецкий поток". — Ред.). Еще не факт — как именно будет поступать газ в ЕС и сколько его будет потребляться в ближайшие годы. Были введены ряд санкций, которые тормозили проект СП2. Его имидж негативный везде, кроме Германии (и Австрии. — Ред.). И даже в Германии имидж этого проекта — так себе.

Вместе с тем, у ЕС нет претензий к нам. Да, они уклоняются от наших возмущенных аргументов, но мне не стыдно рассказывать им о нашей работе.

Моя работа, как руководителя ОГТСУ, сегодня — гарантировать надежность поставок газа украинским потребителям при любом сценарии развития событий. Вопросом подготовки к работе в отсутствии транзита мы занимаемся еще со времен, когда оператором ГТС был "Укртрансгаз". Более того, наша система уже физически работала в реверсном режиме в 2009 г., а также в январе 2020 г. Поэтому это не только теория, но и практика.

Действительно, наша ГТС не проектировалась для работы в таком режиме, но мы работаем и внедряем все необходимые инженерные решения, чтобы гарантировать бесперебойную поставку газа всем потребителям Украины вне зависимости от наличия транзита. В силу особенностей информации, я не могу их публично детально описывать.

— В чем состоит детальный план работы ГТС без некогда "большого" транзита?

— Приведу аналогию: была большая автомагистраль, по которой ежедневно ездили 1000 автомобилей, но по каким-то причинам количество автомобилей значительно сократилось. Значит ли это, что по магистрали нельзя ездить? Нет, не значит. Магистраль продолжит работать, но стоимость поддержки такой магистрали на единицу проехавшего транспорта увеличится. Что сделать, чтобы эта стоимость не увеличилась? Нужно снизить затраты на поддержку, а этого можно достичь за счет, скажем, закрытия избыточных полос движения на этой магистрали. Зачем постоянно ремонтировать восемь полос движения, если для нового количества транспорта достаточно двух? Поэтому логично закрыть шесть избыточных полос движения, но при этом движение по двум останется и будет безопасным.

Аналогично и с ГТС. Мы должны решить две проблемы: гарантировать бесперебойную транспортировку газа нашим потребителям, а также снизить общие затраты на поддержание ГТС с целью недопущения значительного роста стоимости транспортировки газа для украинского потребителя, либо найти новые способы использования ГТС для новых клиентов, видов газов или производственных целей. А этого можно достичь исключительно за счет оптимизации избыточной инфраструктуры, а также за счет поиска новых видов заработка для Оператора ГТС.

Если говорить об оптимизации ГТС, то наш план — привести ГТС в соответствие с реальными потребностями, что означает оптимизировать и модернизировать трубопроводную систему.

Напомню, что украинская ГТС в свое время была единственным маршрутом поставки газа из СССР, а потом из РФ в Европу. Транзитная мощность ГТС составляет 146 млрд куб м в год. Но в девяностых годах "Газпром" начал реализовывать планы по строительству обходных газопроводов. Сначала был газопровод "Ямал" через Польшу и Беларусь, потом "Северный поток -1" через Балтийское море, потом Турецкие потоки, сейчас заканчивается строительство "Северного потока-2". Соответственно, падал и объем транзита по нашей ГТС. В прошлом году он составил только 56 млрд куб м, а в этом году, согласно контракту, ожидается на уровне 40 млрд куб м.

Поэтому у нас в ГТС есть избыточные мощности, которые нет экономического смысла далее поддерживать, если они не будут использоваться. Мы сделали очень глубокий сценарный и гидравлический анализ и определили те объекты, которые нам будут нужны для работы, и те, которые можно вывести из эксплуатации (законсервировать/ликвидировать/перепрофилировать). Наш анализ был перепроверен очень авторитетной европейской инжиниринговой компанией и сейчас мы уже готовим ТЭО для объектов, которые подлежат выводу из эксплуатации. Результаты этих ТЭО представим правительству, так как только за ним окончательное решение, потому что ГТС — это государственная собственность.

Много информации об этом содержится в публично доступном десятилетнем плане развития ГТС.

— В чем его основные моменты, которые необходимо знать и понимать нам всем? Вы же не будете кричать: "Караул! Все пропало!"

— Основной момент в том, что у нас есть четкое понимание, как мы будем развивать инфраструктуру ГТС в ближайшие 10 лет и сколько нужно для этого средств.

Большинство объектов ГТС были построены в 70-80 годы прошлого века. Избыточную инфраструктуру мы планируем выводить из эксплуатации, а необходимую будем модернизировать, чтобы гарантировать безопасную и надежную работу ГТС на ближайшие десятилетия.

И работа по модернизации уже идет активными темпами. Недавно с коллегами посетили компрессорную станцию Бар, реконструкция которой вышла на финишную прямую — планируем запустить до октября. Это первая из 10 ключевых компрессорных станций, которые мы планируем модернизировать в следующие 5 лет. Эти станции будут использоваться и в случае отсутствия транзита после 2024 г. Полностью "с нуля" построены два новых автоматизированных (по последнему слову техники) газоперекачивающих агрегата. Это оборудование, которое отвечает всем европейским стандартам, — компьютеризированное, экологичное, эффективное. Кроме того, начинаются строительные работы на КС "Яготин". Ее надеемся закончить в 2022 г. Кроме того, заканчиваем разработку проектов на 8 других станциях, которые планируем закончить до начала 2025 г. — срока окончания транзитного контракта.

Своевременное проведение модернизации ГТС гарантирует надежную и бесперебойную транспортировку газа украинским потребителям в последующие 20-30 лет. Кроме того, мы готовимся и к новому будущему ГТС в "зеленом" декарбонизированом мире, где ГТС будет транспортировать смеси водорода, биометан и синтетический метан. Будущее начинается сегодня! Украинская ГТС была и остается самым мощным и надежным транзитером для Европы.

— В чем состоит "оптимизация" работы ГТС?

— Это закрытие излишних объектов ГТС, повышение эффективности работы и сокращение издержек.

— Проведена ли инвентаризация инфраструктуры, определено ли, какое оборудование ГТС еще может пригодиться, а какое однозначно подлежит утилизации?

— Утилизация — в данном случае "неправильное" слово. Мы говорим — вывод из эксплуатации. Это может быть и ликвидация, и консервация, и перепрофилирование, скажем, под газовые электростанции. На уровне специалистов проведен анализ и определены объекты, сейчас ведется регуляторная работа по оформлению юридических разрешений собственника ГТС.

— Рассматривается ли использование газоперекачивающих агрегатов (ГПА) на КС для производства электроэнергии в периоды пикового спроса?

— Мы активно сотрудничаем с НЭК "Укрэнерго", чтобы понять, где ОЭС может принять дополнительную электрическую энергию. У нас есть 34 площадки компрессорных станций, которые потенциально можно рассматривать для переоборудования под газовые электростанции.

— О каком потенциальном объеме производства электроэнергии идет речь?

— Все зависит от оборудования, которое будет использоваться.

— Электроэнергию будете производить из газа? А как же директива 2003/87/ЕС Европарламента и Совета ЕС — Green Deal?

— Оператору ГТС запрещено законом заниматься продажей электрической энергии. Однако ОГТСУ и менеджмент, как рациональный управитель этих объектов, обязаны подумать о возможной диверсификации использования объектов системы. Может быть партнерство с заинтересованными компаниями.

Самое главное — мы не хотим, чтобы государственное имущество было просто ликвидировано. Мы хотим, чтобы оно продолжало приносить пользу стране. Сейчас важно найти рабочую бизнес-модель для газовых электростанций, чтобы это был прибыльный бизнес. Лично я верю в газовую генерацию, как доступную генерацию, которая может использоваться для балансирования "зеленой" генерации. Вся Европа прошла путь закрытия угольной генерации, в том числе в пользу более чистой газовой. Но это государственное решение, которое должно приниматься комплексно в рамках курса на декарбонизацию экономики. Например, Польша в ближайшие годы планирует увеличить потребление газа на 50% именно в рамках программы закрытия угольной генерации.

— 13 мая Вы заявили: "Моя ключевая задача — это подготовка ГТС ко всем возможным современным вызовам и сценариям и обеспечение ее надежной работы. Поэтому в компании началась масштабная программа модернизации. Запланированный объем инвестиций только на этот год — 10 млрд грн". В I кв. 2021 г. в модернизацию ГТС уже инвестировано 2 млрд грн. Зачем такой "рекорд"?

— Оператор ГТС — государственная естественная монополия, одной из целей которой является инфраструктурный сервис рынка газа страны и транспортировка газа через Украину для потребителей других стран. Мы находимся под жестким контролем Регулятора — НКРЭКУ и Министерства финансов как собственника.

Наш тариф — целевой, то есть в нем четко определены объемы средств, которые мы должны использовать на операционные расходы — что потратить на ремонты, диагностику, заработную плату и т.д. Объем капитальных инвестиций тоже устанавливается и контролируется НКРЭКУ. Мы можем инвестировать в капитальное строительство только столько, сколько нам разрешил Регулятор, а Регулятор очень детально изучает и проверяет каждую строчку нашей инвестиционной программы. Поэтому выражение "освоить инвестиции" в данной ситуации вообще неприемлемо. Выполнение плана ремонтов или объектов капитального строительства/модернизации в полном объеме предполагает определенные закупки услуг и оборудования, о которых мы отчитываемся. Эти действия имеют прямое влияние на наш тариф в будущем. И 10 млрд грн — это суммарный объем финансирования, который предусмотрен в нашем финансовом плане на 2021 г. на ремонты, диагностику и капитальное строительство.

Обращаю внимание — мы инвестируем в модернизацию только тех объектов, которые будут использоваться и в случае отсутствия транзита, другие пока поддерживаем в рабочем состоянии.

Рекорд - потому что прежний оператор (АО "Укртрансгаз". — Ред.) по ряду не зависящих от него причин не мог в полном объеме выполнять запланированные работы. В основном это было вызвано колоссальной задолженностью участников рынка газа (облгазов и ТКЭ). Сейчас же мы вынуждены нагонять упущенное.

— Достаточно ли средств у ОГТСУ для модернизации, не потребует ли продолжение этой программы увеличения тарифов на вход/выход в ГТС и на транспортировку газа по Украине?

— На данный момент у нас достаточно средств в тарифе на всю подготовку и капительные инвестиции. Главное, чтобы облгазы платили по счетам. Их долг уже составляет 10 млрд грн. И это самый большой риск для нас, который может не позволить реализовать намеченные планы. Фактически сейчас у нас эти частные компании вымывают ликвидность, которую мы должны были направить на инвестиции или дивиденды в бюджет.

— Другого способа, кроме введения спецсчетов, предусмотренного законопроектом №3800, не видите?

— Нет. Они обязаны рассчитываться! Напомню, в тарифе каждого облгаза на распределение газа, который оплачивает потребитель газа в Украине, около 50% средств предусмотрено именно на расчеты за газ. И население 100% оплачивает услуги облгазу, а это примерно 1 млрд грн в месяц! Вопрос: куда далее облгазы тратят эти средства, если Оператор ГТС их не получает? Это не их деньги, это деньги населения, которые облгазы должны использовать по целевому назначению — для расчетов с Оператором ГТС. Они по сути отбирают деньги, которые мы должны инвестировать в ГТС. Пора прекратить эту порочную практику.

— Но вы же ведете судебно-исковую работу для этого.

— Ведем, но суды – это на годы, вы же знаете нашу судебную систему. Это же не новая проблема. У предыдущего оператора с 2015 по 2019 гг. осталось долгов на десятки миллиардов гривен, и они до сих пор их еще не собрали через суды. Мы же должны поменять подход к решению этой проблемы, если видим, что прежний подход не работает, верно? И распределительные счета — это правильное решение, которое уже показало свою эффективность на других энергетических рынках.

— Затяжные процессы — особенность не только наших недореформированных судов. Но и против ОГТСУ есть иски, и не в вашу пользу.

— Если Вы про позитивные небалансы января 2020 г., то Верховный суд уже в двух исках против ОГТСУ принял наши аргументы и отправил их на повторные рассмотрения. Так что тут мы продолжаем борьбу.

— Это еще не значит, что при новом рассмотрении суды будут на вашей стороне. Вы уверены в своей юридической позиции?

— Мы считаем, что суды первой инстанции не полностью разобрались в специфике регулирования и расчетов небалансов и определения цен на них. Аргументация решения ВСУ должна бы помочь. Это действительно сложное поле для судей.

— Парламент на вашей стороне по лоббируемому ОГТСУ законопроекту №3800?

— Законопроект №3800 прошел слушание в комитете ВРУ по энергетике и жилищно-коммунальным услугам, кстати, с довольно большой поддержкой. Ждем вынесения в зал. Там посмотрим. Мы открыто встречаемся с народными депутатами и объясняем проблему и наши предложения по ее решению. Многие из них прошли кардинальную эволюцию понимания вопроса.

— Вы рассматривали возможность передачи ГРС в эксплуатацию операторам газораспределительных систем — облгазам? На каких условиях это возможно, что и кому это даст?

— Да, есть подобный подход в некоторых странах. Мы бы с удовольствием передали газораспределительные станции (ГРС) облгазам. Это бы сняло много проблем и работы у нас. У нас только операторов ГРС 2800 человек, и это без ремонтного персонала. Но это сложный организационный процесс, поэтому нужно просчитать экономический эффект от такой передачи.

Кроме того, объекты ГРС сейчас считаются объектами ГТС и государственной собственностью, поэтому законом запрещена их передача в частные руки, а облгазы — частные компании.

— Действующий контракт с "Газпромом" приносит ОГТСУ $1.5 млрд в год. На чем будет зарабатывать Оператор ГТС после 2024 г.?

— Во-первых, мы еще поборемся за транзит после 2024 г. Во-вторых, ГТС будет продолжать работать и транспортировать газ потребителям Украины и без транзита. У нас внутреннее потребление — 30 млрд куб м в год: 20 млрд добываем сами и 10 млрд импортируем. Мы продолжим выполнять эту работу.
Кроме этого, мы активно развиваем новые услуги для иностранных клиентов. В прошлом году мы задействовали услугу short-haul и через нее трейдеры на хранение в Украину привезли 10 млрд куб м газа. Мы заработали на транспортировке этого объема. Все мои коллеги из ЕС сейчас тоже ищут новые ниши. Есть идеи по транспортировке водородных смесей, биометана, синтетического метана и т.д.

— Согласно договору SPA, большая часть прибыли ОГТСУ фактически должна "Магистральными газопроводами Украины" через "Укртрансгаз" ежегодно перечисляться "Нафтогазу". Платеж за 2020 г. ОГТСУ уже сделан? На какую сумму?

— ОГТСУ не является стороной этого контракта. Я не могу его комментировать. Вам лучше обратиться с этим вопросом к МГУ.

— "Газпром", по Вашим же словам, сократил экспорт в ЕС и предлагает некую сделку европейцам: не будете противостоять "Северному потоку-2" — получите газ и для формирования запасов в ПХГ, и в период повышенного спроса. Что могут этому противопоставить в экономическом смысле ОГТС и Украина?

— Мы уже все сделали. Мы полностью внедрили европейское энергетическое законодательство, отделили Оператора ГТС и т.д. Сейчас любая компания может прийти и забронировать транзитные мощности через Украину на прозрачном аукционе.

Проблема в том, что со стороны РФ все сечение трубы контролирует "Газпром" и только он решает сколько бронировать. Поэтому сейчас Европа должна дать оценку такому поведению "Газпрома". Я лично тут вижу признаки злоупотребления монопольным положением, на которые должно обратить внимание европейское антимонопольное ведомство.

— Что вы делаете для привлечения других контрагентов, кроме "Газпрома"? Кто это может быть и при каких условиях?

— У нас уже более 800 клиентов. Если вы говорите про границу с РФ, то там у "Газпрома" государственная монополия на экспорт газа через газопроводы. Мы доносим европейцам, что для энергетической безопасности ЕС нужно бороться за отмену этой монополии "Газпрома" и за допуск других поставщиков, в том числе и среднеазиатских, к газопроводной системе РФ и Украины.

— Что сделано для работы газотранспортного коридора "Север-Юг" и будет ли практически задействована в этом украинская ГТС?

— Украинская ГТС полностью готова к работе в рамках этой инициативы. У нас два трубопровода на Польшу и мощные газопроводы на юг Европы. К сожалению, с польской стороны еще не закончены работы, и они не могут физически подать газ от СПГ-терминала до украинско-польской границы. Мы ведем активные переговоры.

— Возможна и актуальна ли поставка газа в Украину из/через Турцию по магистралям трансбалканского направления? При каких условиях?

— Все возможно и уже оттестировано. Пока нет интереса трейдеров.

— Вы рассчитываете на заключение нового транзитного контракта с "Газпромом" после 2024 г.? На какой объем и каких условиях?

— Минский меморандум между делегациями РФ и Украины предусматривает возможность продления контракта на 10 лет на аналогичных действующим условиях.

Досье "ЭнергоБизнеса"

Сергей МАКОГОН, генеральный директор ООО "Оператор газотранспортной системы Украины" с мая 2019 г.

Родился в Киеве 1 декабря 1976 г.

Образование: Национальный технический университет Украины «КПИ» (1999 г.), инженер, специализация (направление) — прикладная математика.
В 2005 г. California State Polytechnic University (США) — магистр бизнес- администрирования.
В 2019 г. Ukrainian Corporate Governance Academy — сертификат по корпоративному управлению.

Карьера: 2005 г. — Morgan Stanley (Нью-Йорк), с сентября 2005 г. — Deloitte (Киев);
2007 - 2014 гг. — Microsoft Ukraine; с мая 2014 г. - НАК «Нафтогаз Украины»;
2015-2019 гг. — АО «Укртрансгаз» (Группа «Нафтогаз»); в 2019 г. возглавил ООО «Оператор ГТС Украины».

Семья: женат, двое сыновей.

Хобби: экстремальный туризм, горные лыжи.

Награды: орден "За заслуги" ІІІ степени (24 августа 2020 г.).