Наш старый сайт

Виктор ДУДЗИЧ: "Потребность в газе и нефти будет расти"

Виктор ДУДЗИЧ: "Потребность в газе и нефти будет расти"

№28 (1221) от 13.07.202115.07.2021

Сегодняшняя цена газа на украинском рынке спекулятивная

За 10 лет частные компании в 2.5 раза увеличили добычу газа, адаптируясь к меняющимся правилам украинской газодобывающей отрасли. Эффективный собственник – вот важное условие успешности добывающего бизнеса в Украине и шанс на реализацию государственной стратегии по наращиванию добычи углеводородов, полагает Виктор ДУДЗИЧ, технический директор группы компаний Smart Energy.

— Как Вы оцениваете сегодняшние перспективы газодобычи Украины? Есть ли у нас действительно шанс отказаться от импорта газа и выполнить какую-то программу по газодобыче?

— Моя точка зрения строится на том, что государство не является эффективным собственником в сфере добычи. В Украине львиная доля добычи газа приходится на государственные или полугосударственные компании. Пока их производственная динамика не вселяет веру в успешную реализацию стратегии по наращиванию добычи углеводородов.

Если будем сравнивать производственные показатели частных компаний с показателями государственного сектора, то очевидно, что частный бизнес здесь успешней: за последние 10 лет он нарастил добычу газа в 2.5 раза (с 2 до 4.9 млрд куб м), в то время как доля компаний с государственным управлением постепенно уменьшалась в структуре общей добычи. В этом смысле, наверное, для наращивания добычи разумно было бы провести приватизацию государственного сектора нефтегазодобычи.

— А какие результаты Smart Energy за первое полугодие 2021 г.?

— Компании группы Smart Energy в первом полугодии нарастили добычу конденсата и фактически удержали на прошлогоднем уровне добычу газа — 17.8 тыс т и 199 млн куб м соответственно. Учитывая постепенное истощение месторождений, на которых мы ведем добычу, и прошлогоднее сокращение инвестиций — это хороший результат, плановый. Получить его нам помогли новые объекты. В частности, в прошлом году мы ввели в эксплуатацию скважину №54 на Свиридовском месторождении Полтавской области, которая дала позитивные результаты. Провели ряд успешных капитальных ремонтов скважин на Островерховском месторождении в Харьковской области. В этом году ввели в эксплуатацию новую скважину №25 на Свиридовском месторождении. Эти объекты дают запланированный дебит или даже немного превышают ожидания.

Мы продолжаем реализацию нашей производственной программы, которая предусматривает окончание бурения скважины №29 на Свиридовском месторождении уже в ближайшее время. Ввод в эксплуатацию ожидаем до конца года. Мы также начали работу по сооружению скважины №4 на нашем новом Свистунковско-Червонолуцком месторождении, оператором которого является «Аркона Газ-Энергия» (компания «Аркона Газ-Энергия» присоединилась к группе Smart Energy в марте прошлого года, когда ее приобрел британский актив группы — Enwell Energy. — Ред.). Сегодня мы возлагаем большие надежды на эту компанию.

Также мы планируем начать строительство новой скважины номер №29 на Островерховском месторождении.

— Какие перспективы на Свистунковско-Червонолуцком месторождении? Там добыча уже идет?

— Сейчас добыча не ведется. По сути она там не ведется с 2007 г. На месторождении есть пять скважин, но они не эксплуатируются.

Недавно по заказу нашей британской компании Enwell Energy, которая и является непосредственным собственником "Арконы", нефтяная консалтинговая компания DeGolyer and MacNaughton провела оценку запасов этого месторождения. D&M делает оценку согласно международной классификации запасов и ресурсов и с учетом планов бизнеса по разработке конкретного месторождения. По их оценке, Свистунковско-Червонолуцкое месторождение может добавить 490 млн куб м газа и 16 тыс т конденсата к добыче украинских углеводородов.

— Что для этого требуется? И что для этого делается сейчас?

— Требуются инвестиции, технологии, специалисты. У Smart Energy все это есть. И мы, собственно, работаем, чтобы эти запасы поднять. Уже начался проект строительства первой нашей скважины на месторождении, проводим изыскания, готовимся к 3D-сейсморазведочным работам и к строительству инфраструктуры. Теперь главное — чтобы не мешали.

— Какие у компании группы типичные проблемы в процессе "от инвестиции до добычи"?

— Если речь не о конкретном месторождении, а в целом, о классических сложностях, то, наверное, первой стоит назвать бюрократию. Чтобы начать бурить скважину, нужно потратить год на получение необходимых, согласно действующему законодательству, документов. Это долго.

Вторая проблема связана с госорганами и человеческим фактором: это вопрос отведения земли под объекты. Если есть частный собственник — это одна история, государственный — другая, и достаточно сложная. Регуляции под потребности недропользователя у государства нет.

Третья проблема — слабая поддержка на государственном уровне. Я не говорю просто о банальной поддержке добычи. Мы, например, работаем на больших глубинах - это трудноизвлекаемый газ. Вот это направление требует дополнительных стимулов.

Одновременно хотелось бы отметить позитивные сдвиги в работе Государственной службы геологии и недр Украины. Чувствуется, что там ведется большая работа по приведению к современным требованиям нормативно-правовой базы, привлечению инвесторов, прозрачности в отрасли.

— Вы упомянули трудноизвлекаемый газ. Это глубина 5 км плюс?

— Да, это новые проекты Smart Energy по бурению глубиной более 5 км. Это технологически сложные и рискованные объекты бурения. И не всегда ожидания по пробуренной скважине соответствуют полученному результату. То есть это очень затратные инвестпроекты, в результате реализации которых собственник или акционер может ничего не получить. Какого-то механизма страхования рисков на такой случай в Украине нет.

— На что группа обращает внимание при выборе месторождения для потенциальной разработки, кроме запасов?

— В первую очередь смотрим на потенциальный ресурс, что можем здесь получить. Но не только. Есть еще фактор расположения: желательно, чтобы новые объекты были поближе к нашим действующим мощностям. Но по большому счету, мы можем работать в любой точке Украины, включая и море. У нас есть проект — это первая и единственная на сегодняшний день частная скважина, пробуренная на морском шельфе Украины. Правда, в силу очевидных обстоятельств этот проект заморожен.

— В целом, какие новые технологии используете?

— Предприятия группы Smart Energy используют весь возможный спектр доступных современных инструментов и технологий для разработки и эксплуатации своих месторождений. Но каждый раз команда оценивает возможность и целесообразность применения той или иной технологии к конкретной задаче, определенному объекту, как с точки зрения технологической целесообразности, так и экономической эффективности. Из нового, но то, что у нас стало уже стандартной практикой, это усовершенствованный подход к первичному вскрытию и изоляции продуктивной толщи на наших скважинах. Общепринятая технология изоляции и крепления скважин, а также разобщения горизонтов — это цементирование эксплуатационных колонн. Мы ее усовершенствовали. Так как мы используем при вскрытии продуктивных интервалов инвертно-эмульсионные системы на углеводородной основе, цементаж на водных цементных растворах проводить нецелесообразно. Мы ушли от стандартной системы изоляции, то есть цементирования, и используем технологию изоляции при помощи набухающих пакеров. Эту технологию американцы используют для проведения гидравлических разрывов пластов в горизонтальных скважинах, а мы ее впервые в Украине применили для разобщения продуктивных горизонтов.

— И как?

— И она показала свою эффективность. Кольматация продуктивных коллекторов после проведения всех операций при бурении и креплении у нас отсутствует или на очень незначительном уровне.

— Вы объявили в начале года о проведении реконструкции ВЗСУ (временная замерная сепарационная установка) — чье оборудование ставите? Что надеетесь получить в результате проекта?

— Мы проводим подготовку к масштабной модернизации нашей замерной сепарационной установки. Это будет первая масштабная реконструкция с 2013 г. — момента ввода в эксплуатацию установки стабилизации конденсата (производства Propak System, Канада). Проведение реконструкции позволит нам уменьшить потери природного газа, увеличить объем производства пропан-бутана и повысить качество подготовки продукции.

В процессе реконструкции будет использовано оборудование украинских производителей, за исключением компрессорного агрегата аргентинского производства и печи подогрева производства Италии.

Реализация проекта модернизации позволит увеличить выработку пропан-бутана на 60-80%.

— Как на группу компаний Smart Energy повлияли пандемия и прошлогодние низкие цены на энергоносители?

— Мы смогли очень качественно и оперативно поменять наш формат работы, таким образом минимизировав влияние пандемии на производство, а вот минимизировать влияние падения стоимости ресурса в прошлом году на бизнес мы, конечно, не могли. Тогда мы серьезно пересмотрели свою инвестиционную программу.

— А нынешние высокие цены ситуацию поменяли?

— Начали ли частные компании существенно увеличивать инвестирование в добычу? Я бы так не сказал. В нефтегазе все проекты имеют длительную историю реализации. У нас нет реактивных решений и результатов. Модели строятся на 10-15 и более лет по любому объекту. Я думаю, компании останутся в рамках тех планов, которые вписываются в их долгосрочную стратегию. Тем более, что рост цены сегодня не гарантирует ее стабильно высокого уровня в будущем. На мой взгляд, сегодняшняя цена на украинском рынке газа спекулятивная и, соответственно, она снизится.

— Как государство может поддерживать добычу, какие способы практикуют в мире?

— Вариантов поддержки существует много. Можем взять пример Канады, где новые инвестиции не облагаются налогом на прибыль, нет такого понятия как лицензия. В целом, там гораздо меньше бюрократии, что, в свою очередь, ведет к намного более высокой скорости принятия решений. Другой пример — Норвегия. Один из крупнейших поставщиков газа в Европу в прошлом году смягчил требования к своим газодобывающим компаниям в области списания части расходов, понесенных на приобретение оборотных активов для осуществления нефтегазодобывающей деятельности.

Если Украина не готова к подобным шагам, то декларируя курс на наращивание добычи, государство как минимум должно обеспечить стабильность существующих правил. Газодобыча — инвестоемкий бизнес, а делать крупные инвестиции без понимания того, что будет завтра, нерационально. То есть нам необходима прогнозируемая и благоприятная среда, а все остальное газодобывающие компании сделают сами.

— И напоследок — декарбонизация. Как вы работаете и что, на Ваш взгляд, будет в мире с ресурсами?

— Мы полностью поддерживаем курс на снижение выбросов CO2, и к своему производству ставим высокие требования в области экологичности изначально. В состав Smart Energy входит публичная британская компания, производственные активы которой должны работать по высоким международным стандартам, — это дополнительно мотивирует контролировать влияние на окружающую среду. Мы регулярно проводим модернизацию нашего оборудования, которая направлена на повышение эффективности производства и снижение выбросов в окружающую среду. Собственно, реконструкция ВЗСУ также предусматривает дальнейшее повышение экологичности нашего производства сжиженного пропан-бутана.

В целом, думаю, что потребность в газе и нефти будет расти. Нефть — это еще и нефтехимия, а не только нефтепродукты. Газ — один из наиболее экологичных энергоресурсов. В Европе будут заменять тепловые ТЭС? А чем? Не только ВИЭ, но и газом (он будет помогать балансировать нестабильное производство ВИЭ. — Ред.). Потребление будет расти, производство будет расти, альтернативные источники тоже будут расти. И те же газовики будут заниматься, в том числе, и альтернативными источниками энергии. Smart Energy уже интересуется альтернативной энергетикой, в том числе и водородом. Сегодня пока потребления нет, инфраструктуры нет, но вопросом надо заниматься сейчас, чтобы потом не запрыгивать в последний вагон уходящего поезда.

Досье "ЭнергоБизнеса"

Виктор ДУДЗИЧ, технический директор группы компаний Smart Energy

Образование: 1999 г. — окончил Национальный технический университет нефти и газа (ИФНТУНГ), специальность "Бурение нефтяных и газовых скважин", магистр.
Прошел ряд международных специализированных тренингов, в частности, в 2013 г. — Germany, Weatherford "Drilling Technology and Equipment", USA, Schlumberger "Drilling Technology and Equipment", в 2017 г. — Thunderbird Executive Education masterclass "Oil & Gas Industry", в 2018 г. — Varel Europe "The essentials of PDC Bit Design and Manufacturing".

Карьера: в 1999-2005 гг. работал в НАК "Нафтогаз Украины". В 2005-2011 гг. занимал руководящие должности в ООО "Регион", сервисной компании, оказывающей комплекс услуг для нефтегазодобывающих предприятий. За время работы успешно реализовал различные проекты в сфере нефтегазодобычи в Украине, России и Казахстане. С 2011 г. — технический директор группы компаний Smart Energy.

СПРАВКА "ЭНЕРГОБИЗНЕСА"

Группа компаний Smart Energy входит в состав Смарт-Холдинга, осуществляет реализацию проектов в сфере разведки и промышленной разработки месторождений углеводородов и относится к пятерке крупнейших частных газодобытчиков Украины. Нефтегазовое направление Smart Energy представлено газодобывающей компанией "Укргазвыдобуток" (Харьковская область) и публичной британской компанией Enwell Energy с активами в Полтавской области (Представительство "Регал Петролеум Корпорейшн Лимитед" и ООО "Аркона Газ-Энергия") и Харьковской области (компания "Пром-Энерго Продукт").