Наш старый сайт

"Зеленый" курс и угольная энергетика: безусловный конфликт или синергия?

"Зеленый" курс и угольная энергетика: безусловный конфликт или синергия?

№48-49(1241-1242) от 07.12.202113.12.2021

В гонке за трендовыми лозунгами отказа от ископаемого топлива для климатической нейтральности не всегда придается значение всему спектру проблем и возможностей. Вне должного внимания остается необходимость "отражения различных национальных обстоятельств" в "реагировании на угрозу изменения климата в контексте устойчивого развития и усилий по искоренению бедности", как установлено Парижским соглашением

МНЕНИЕ

В планетарном масштабе сжигание угля является наибольшим очагом загрязнения воздуха с угрозой здоровью людей и чрезвычайно опасно для изменения климата с усилением катаклизмов, рисков болезней и голода. Казалось бы, все тривиально и логично — отказаться от грязного топлива, и как можно скорее!

Должен ли отказ от "черного золота" быть безоговорочной аксиомой для Украины и других регионов со значительным потенциалом угля? Попробуем разобраться.

Украинская угольная энергетика является одним из крупнейших источников загрязнения в Европе, на национальном уровне составляет около 27% выработки электроэнергии (э/э) и 65.85% балансирующих мощностей, а также имеет беспрецедентный в текущий момент дефицит угля с угрозой энергетического блэкаута.

Параллельно Украина, стремясь к вступлению в ЕС с обязательством уменьшить до 2029 г. угольными ТЭС и ТЭЦ вредные выбросы почти в 40 раз согласно Нацплану сокращения выбросов от крупных сжигательных установок (НПСВ), установила амбициозный Национально определенный вклад (НВВ2) для смягчения глобальных изменений климата, активизирует равноправное присоединение к флагманскому Европейскому зеленому курсу и должна обеспечить для всех доступ к недорогим, надежным, устойчивым и современным источникам энергии, как того требуют Цели устойчивого развития ООН.

Между тем Украина не может остаться в стороне от противоречий мирового уровня между трендом климатической нейтральности, который требует колоссальных финансовых вложений с их дефицитом для "зеленой" трансформации, и глубоким энергетическим кризисом с неопределенностью его продолжительности. В этом контексте не случайно Климатический пакт Глазго COP26, поддержанный почти 200-ми странами мира, зафиксировал необходимость "ускорить усилия по постепенному прекращению использования угольной энергетики" (каждое слово важно!), а Председатель Европейского бюро The Globe and Mail Ерик Регули отметил: "Человечество должно более трезво оценивать время, необходимое к отказу от ископаемого топлива и переходу на "зеленую" экономику".

С целью принятия Украиной взвешенных решений об использовании или бойкотировании отечественных залежей угля и угольной генерации, а также трансформации угольных регионов целесообразно учесть выводы авторитетного Международного Энергетического Агентства (опубликованы накануне COP26): "Не существует единой схемы отказа от угля, многое зависит от местных обстоятельств и приоритетов… В странах с развитой экономикой рост спроса на э/э медленный, что позволяет небольшому увеличению источников с низким уровнем выбросов заменить уголь… Из 21 страны, решивших поэтапно отказаться от угля, — почти все с развитой экономикой в Европе, что составляет 5% угольной генерации от мировой и только 7% из них имеют отечественную добычу угля для выработки э/э… В развивающихся странах, где сосредоточена основная часть угольных активов, обстоятельства совсем иные… и существуют незначительные возможности для замены утраченных в угольном секторе рабочих мест, несмотря на их рост в чистой энергетике".

Кроме того, Украина, как сторона Договора об учреждении Энергетического Сообщества, поддержала на законодательной основе положения о важности для безопасности энергоснабжения создание стабильного инвестклимата, чтобы местные источники энергии (в том числе уголь) можно было эксплуатировать. Этому противоречит пренебрежение Министерством энергетики выполнения его обязанностей относительно координации имплементации НПСВ 2018-2033 гг., который "является базовым документом для международных финансовых институций и потенциальных инвесторов".

Подготовленное Минэнерго распоряжение Кабмина №1512-р от 24.11.21 г. с очередной отсрочкой мер экомодернизации угольной энергетики исключает возможность объективного, согласно графику, сокращения выбросов, а, наоборот, может привести к их росту вследствие "зелено"-угольного парадокса с необходимостью увеличения выработки э/э на угольных ТЭС при стремительном росте ВИЭ, кроме того, обуславливает сведение на нет реконструкции на базе лучших доступных технологий, а также улавливания, утилизации и хранения углерода или совместного сжигания угля с низкоуглеродным топливом. Результатом станет несоответствие угольных блоков требованиям Директивы 2010/75/ЕС и неизбежность их закрытия уже в 2029 г. или санкций со стороны ЕС.

Таким образом, не реанимируя и готовя ликвидацию угольной энергетики, Украина будет находиться в глубоком и постоянном энергокризисе с негативными социальными и политическими последствиями нацбезопасности.

Оксана МОРОЗ,
кандидат физико-математических наук,
в 2003-2020 гг. сотрудник Министерства энергетики